Новости

31.05.2018 00:00
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Прочитанному верить

Что унести с книжного фестиваля "Красная площадь"?
На фестивале "Красная площадь" более 400 издательств со всей страны представят свои книги. Чтобы не потеряться в этом многообразии, мы составили путеводитель по главным новинкам, которые предлагает фестиваль. В нем представлены художественная литература, книги нон-фикшн и книги для детей.

Про трусы Джузеппе Меаццы

Георгий Черданцев. "Истории чемпионатов мира".

Без статистики и излишнего углубления в историю известный футбольный комментатор Георгий Черданцев написал увлекательный том к предстоящему чемпионату мира. Содержанием каждой главы стали байки, легенды, человеческие истории, которых вокруг каждого ЧМ во все времена было великое множество. Например, про трусы Джузеппе Меаццы; Пеле и Гарринчи, Эдуарда Стрельцова, Льва Яшина, об уникальных голах, драматических матчах, необыкновенных судьбах.

О несыгранных ролях народного барда

Владимир Высоцкий и его "кино". Владимир Высоцкий: еще не всё.

Оказывается, Высоцкий мог бы сняться в гораздо большем числе фильмов. Почему этого не произошло, рассказывает этот двухтомник. Значительная часть материалов публикуется впервые. Первая часть посвящена перипетиям, возникавшим на съемках известных кинофильмов, и судьбам написанных для них песен. Вторая часть рассказывает о нереализованных работах Высоцкого в кино. А еще к книге приложен подарочный диск с песнями памяти Владимира Высоцкого.

Неизданное из Тургенева

Иван Тургенев. "Последний колдун".

В конце 1840-х годов Тургенев жил в основном во Франции, но тамошних правителей недолюбливал. Об этом и написал пьесу "Последний колдун", которая не вошла ни в одно российское собрание сочинений писателя. Ее политический подтекст очевиден: семья Виардо и Тургенев были настроены оппозиционно к режиму императора Наполеона III. А главный герой - злой колдун, лишившийся своих чар, не кто иной, как французский правитель. По пьесе поставили оперетту, которая шла на вилле Тургенева в Баден-Бадене. Постановкой руководила Полина Виардо. Она же и автор музыки. Пьеса изначально была написана на французском. Оригинал ее отыскался совсем недавно.

Как влияет морская служба на писателя?

Евгений Гришковец. "Театр отчаяния. Отчаянный театр".

Человек-театр Евгений Гришковец до такого совершенства довел свою "новую искренность", что сам про себя рассказывает анекдоты: "Позвонил Гришковец заказать пиццу и наговорил по телефону новую пьесу". Эту книгу наговорить по телефону, пожалуй, было бы затруднительно даже ему. В романе 900 страниц. Зато почти полная биография Гришковца: с чего начинал - первая полулюбительская труппа, чем продолжил - трехлетняя военно-морская служба, давшая запас впечатлений и отчаяния на много лет вперед. И главное, как пришел к собственному уникальному театру - "театру, равному одному человеку".

Греческие мифы в переложении камердинера Дживса

Пересказать греческие мифы взялся актер и писатель Стивен Фрай. Издатели пообещали: борец за права меньшинств сделает это как-то "по-взрослому". Но не обольщайтесь; игривостей в романе не больше, чем в любом изложении любого древнего мифа, от библейского до индийского, где все герои без конца друг от друга "зачинают", невзирая на родство и пол. А чем отличается книга Фрая, так это фирменной авторской иронией и такой же фирменной, хотя и не так бросающейся в глаза, глубиной.

Новый перевод "Алисы"

Перевод из-за быстрых изменений языка устаревает каждые десять лет, а то и раньше. Так что не переживайте, если ваши дети не поймут ту "Алису в Стране чудес", которую вы читали в детстве. Специально для них вышел новый перевод мегапопулярной во все времена сказки. Евгений Клюев - писатель, сказочник, поэт, давно живущий в Дании, постарался воссоздать многосложные кэрролловские каламбуры, не выходя при этом за рамки классического русского языка. Что-то получилось очень остроумно и неожиданно ("Шляпный уборщик" вместо привычного "Болванщика" или "все страннеее и страннеее!"), что-то не очень. Но знакомую книгу вы точно прочитаете по-новому.

Для родителей, которые хотят оторвать чадо от компьютера

Раиса Аснина, Академик Поленовский. "Мальчик в Сети".

Как объяснить ребенку, что компьютер - еще не весь мир? С помощью книги "Мальчик в Сети". Десятилетний мальчишка, геймер и юный компьютерный сноб, попадает внутрь интернета, где операционные системы предстают перед бойким Ваней городами с названиями вроде "Малая Винмашина" и "Яблоков-Великий", а файлы и целые программы - обитатели этих городов. Авторы живо и без занудства объясняют, как устроен мир интернета и какие опасности нас всех поджидают за красивыми иконками.

О легендарном казаке и политике

Виктор Черномырдин. "Время выбрало нас".

Фразы, которые произносил Виктор Черномырдин, уходили в народ моментально. "Хотел как лучше, получилось как всегда" - тоже из него. А еще были: "Русский язык - основа безопасности государства", "Мы всегда можем уметь", "Надо думать, что понимать". К 80-летию со дня рождения легендарного политика Оренбургское книжное издательство им. Г.П. Донковцева выпустило трехтомник о своем земляке. Центральное место в нем занимают мемуары Черномырдина "Время выбрало нас". Как уверяют авторы, только сейчас можно по-настоящему оценить масштаб фигур, стоявших у власти в "лихие" 90-е. И вышедший том борется с мифами и предрассудками.

Псой Короленко перевел Боба Дилана

Боб Дилан. "100 песен и портретов".

Когда Боб Дилан получил Нобелевскую премию по литературе, у всех произошел культурный шок. Кто-то недоумевал: какое отношение его творчество имеет к литературе? Другие торжествовали - наконец-то самая престижная в мире премия спустилась с недосягаемых небес на землю. Что бы ни говорили, от Дилана не убудет. В книге сто песен. С комментариями, в оригинале и по-русски: среди переводчиков Максим Кучеренко и Владимир Ткаченко из группы "Ундервуд", Вася Васин из "Кирпичей", Александр Красовицкий из Animal ДжаZ, Псой Короленко. Сотня отличных фотографий. А для продвинутых даже есть ноты.

Особый взгляд

Павел Басинский, писатель:

Павел Басинский, писатель.

- "Писателя Романа Сенчина по всем законам литературного развития не должно было быть. Но он тем не менее есть. И он сегодня один из первых. Безусловный лидер".

Это мои слова о Романе Сенчине, которые издательство АСТ вынесло на обложку нового романа писателя из поколения сорокалетних. Я писал это сравнительно давно, но и сегодня от этих слов не откажусь. И я согласен с мнением критика Льва Данилкина на обложке: "У Сенчина фантастический слух на всякого рода пошлость - языковую, политическую, бытовую; собственно приключения его героя - это приключения мухи, застрявшей в янтаре..."

"Дождь в Париже" при всех вроде бытовых и "низменных" деталях этого романа - необыкновенно изящная вещь. И при всем довольно остром социально-политическом содержании ее - вещь философская. И еще - утонченная литературная игра, где иронически обыгрывается тема "русского человека в Париже", важная в русской литературе.

Этот роман можно перечитывать, открывая там новые грани и подтексты. А можно просто прочитать с грустной улыбкой: еще один русский был в Париже и не увидел ничего, думая только о своей родине. А почему? А потому что в Париже был, разумеется, дождь.

Культура Литература Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Книжный фестиваль "Красная площадь" Лучшие фестивали лета