Новости

03.06.2018 20:13
Рубрика: Экономика

Потенциал большого партнерства

Интересы стран ШОС сопрягаются с инициативой "Один пояс и один путь"
В начале июня текущего года в китайском городе Циндао (восточная провинция Шаньдун) пройдет очередной саммит Совета глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), где впервые в качестве ее полноправных членов примут участие Индия и Пакистан.

Их вступление в ШОС превращает организацию в мощнейшую трансрегиональную структуру (Индия, Казахстан, Китай, Киргизстан, Пакистан, Россия, Таджикистан, Узбекистан), объединяющую более 44% населения планеты на пространстве от Арктики до Индийского океана - с Севера на Юг и от Лияньюньгана до Калининграда с Востока на Запад. На входящие сегодня в ШОС страны приходится 60% сухопутной территории Евразии и свыше 20% мировой экономики.

По заявлению министра иностранных дел КНР Ван И, главными целями предстоящего саммита являются сплочение государств - членов Шанхайской организации сотрудничества и укрепление "шанхайского духа", повышение эффективности и влиятельности ШОС. Как подчеркнул при этом Ван И, "прагматичное, эффективное и взаимовыгодное сотрудничество является источником импульса для развития организации. Мы будем работать с государствами-членами над принятием проекта Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств - членов ШОС на последующие пять лет. Кроме того, будет подписан и ратифицирован ряд документов о сотрудничестве, касающихся вопросов безопасности, экономики, торговли, охраны окружающей среды и гуманитарных наук, оказания содействия государствам-членам в строительстве "Одного пояса, одного пути" и всестороннего развития государств - членов ШОС".

С уверенностью можно сказать, что на встрече в Циндао тема "Один пояс и один путь", а главное, более активное участие членов организации в реализации этой инициативы станет одной из ключевых, учитывая ее принципиальную важность для руководства Китая. Впервые КНР, устами ее Председателя Си Цзиньпина, озвучила стратегическую инициативу "Один пояс и один путь" осенью 2013 года. В ее основе лежат два мегапроекта: "Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь XXI века", реализуя которые Китай намерен связать между собой экономически развитые страны Восточной Азии и Европы по двум древним маршрутам Шелкового пути и создать таким образом самую протяженную, обладающую серьезными резервами и возможностями платформу экономического сотрудничества между Азией и Европой. И время провозглашения этой инициативы было выбрано руководством КНР неслучайно.

В мире возникли новые реалии, отнюдь не благоприятные для Китая и его экономики. По решению ряда западных стран и прежде всего США произошло заметное сокращение доступа на их рынки продукции китайского экспорта, введены протекционистские меры, увеличены таможенные пошлины и т.п., что вынудило Китай заняться поиском новых подходов к ведению своей внешнеэкономической деятельности. Среди них - поиск новых рынков сбыта, ресурсов и каналов поставок, что в конечном итоге могло бы привести к заметному снижению себестоимости китайской продукции и повышению ее конкурентоспособности. Это и нашло свое отражение в концепциях "Экономического пояса Шелкового пути" и "Морского Шелкового пути XXI века", получивших общее название "Один пояс и один путь".

Этот проект направлен прежде всего на ускорение социально-экономического развития Китая в условиях новых вызовов на мировой арене, обусловленных в том числе и снижением мировых темпов экономического развития, а также попытками США ослабить политические и экономические позиции КНР путем создания в том числе таких новых международных структур, как Трансатлантическое и Тихоокеанское партнерства.

Шанхайская организация сотрудничества является постоянно действующей межправительственной международной организацией, о создании которой было объявлено 15 июня 2001 года в Шанхае (КНР) Республикой Казахстан, Китайской Народной Республикой, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан, Республикой Узбекистан. Ей предшествовал механизм "Шанхайской пятерки"

Для достижения поставленной цели руководство КНР инициировало создание двух мощных финансово-экономических структур: Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и "Фонд Шелкового пути", главными акционерами которого являются собственно сам Китай, Россия и Индия.

Новые реалии в мировой политике и экономике оказались неблагоприятными и для России, побудив ее руководство внести коррективы в расстановку стратегических приоритетов. Как результат, внешнеполитическая стратегия России за последние годы сфокусировалась на восточном направлении. Руководство нашей страны выступило с инициативой создания даже большого Евразийского партнерства, и платформами для него предлагаются Евразийский экономический союз, ШОС и инициатива Китая "Один пояс, один путь".

В 2015 году президент РФ Владимир Путин объявил о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в который помимо России вошли Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан и Армения. На начальном этапе его существования даже рассматривался вопрос о создании зоны свободной торговли ЕАЭС с Китаем, однако в мае 2015 года появилось совместное заявление России и Китая о сотрудничестве по сопряжению строительства "Экономического пояса Шелкового пути" (ЭПШП) и ЕАЭС, заметная роль в котором отводилась ШОС. Идею создать большое Евразийское партнерство президент РФ Владимир Путин высказал на Петербургском международном экономическом форуме в 2016 году. В мае 2017 года на форуме "Один пояс и один путь" в Китае он заявил, что все проекты следует рассматривать именно в контексте большого партнерства. Ключевой задачей этого образования является создание нового уклада на территории Азии в соответствии с принципами международного права и при сохранении индивидуальной стратегии развития каждой страны, уважении национальных суверенитетов.

Сопряжение ЕАЭС и ЭПШП, по оценкам некоторых авторитетных российских экспертов, с одной стороны, даст возможность России и другим участникам ЕАЭС создать огромную транзитную зону для грузопотоков из Европы в Азии, расширить рынки сбыта их продукции на территории Китая и других азиатских стран. С другой стороны, Китай получит больше возможностей для расширения и своих рынков сбыта, а также получения доступа к сырьевым источникам. С учетом того, что три страны - члена ЕАЭС - Россия, Казахстан и Кыргызстан - являются и участниками ШОС, то сопряжение двух названных выше проектов позволит в значительной степени расширить торгово-экономическое сотрудничество и между странами Шанхайской организации сотрудничества, придать положительный импульс не только развитию российско-китайских экономических отношений, но и обеспечить рост таковых между странами ШОС. По северному маршруту ЭПШП проходит по территории трех основных стран ШОС - Китая, Казахстана и России. По мере развития проекта "Один пояс, один путь" центральный и южный маршруты будут проходить из Китая через Центральную и Западную Азию до Персидского залива и Средиземного моря, что даст возможность вовлечь в орбиту ЭПШП наряду с другими участниками ШОС - Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном - и группу стран Центральной и Западной Азии с хорошими экономическими перспективами от процесса сотрудничества.

В марте 2015 года Госкомитет КНР по развитию и реформе, МИД и Министерство коммерции КНР опубликовали "Концепцию и план действий по продвижению совместного создания "Экономического пояса Шелкового пути" и "Морского Шелкового пути XXI века". В этом документе официально излагается, что выдвинутая китайским руководством концепция ЭПШП является свидетельством серьезного обновления региональной и глобальной политики КНР. Несмотря на потенциальные вызовы, попытка сближения ЕАЭС, ШОС и ЭПШП может свидетельствовать о перспективе формирования долгосрочной интеграционной политики ШОС.

При этом просматривается сценарий создания структуры взаимодействия, в которой ШОС играла бы связующую роль между ЭПШП и ЕАЭС. Подобный подход позволяет значительно снизить возможности экономического доминирования Китая и сохранить традиционные позиции России в Центральной Азии без ущерба для евразийской интеграции как таковой. На встрече с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в апреле этого года в Пекине Председатель КНР Си Цзиньпин предложил осуществлять сопряженное развитие проектов ЕАЭС и китайской инициативы "Один пояс, один путь". "Мы достигли, - отметил глава Китая, - важных договоренностей, в соответствии с которыми нам необходимо содействовать сопряжению "Один пояс и один путь" и ЕАЭС. Необходимо оказывать друг другу поддержку на международной арене при решении насущных вопросов. Для этого Китай и Россия должны постоянно наращивать взаимодействие на таких площадках, как Шанхайская организация сотрудничества, БРИКС, G 20".

Концепция "Один пояс и один путь" охватывает значительную часть евразийского континента и включает в себя планы строительства транспортных коммуникаций, в том числе с достаточно серьезной долей риска на отдельных участках. И это не только слабо развитая транспортная инфраструктура в некоторых странах. Куда более серьезную опасность представляет проблема международного терроризма. Целый ряд территорий в Афганистане, Пакистане, Ираке, Сирии и других странах находится под контролем различных экстремистских исламских группировок, что может серьезно нарушить осуществление транспортных потоков, особенно при создании центрального и южного коридоров. Не случайно на саммите ШОС в Циндао, по имеющейся информации, будет одобрена новая Программа действий по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2019-2021 годы. Намечено активизировать и деятельность Региональной антитеррористической структуры ШОС.

Реализация проекта "Морского Шелкового пути XXI века" может также натолкнуться на неблагоприятную внутриполитическую обстановку в странах Персидского залива, а также на противодействие в какой-то форме США росту влияния Китая в мировой торговле и финансах в этом регионе, которое с учетом их выхода из атомной сделки с Ираном еще более может обостриться. В определенной степени фактором безопасности при реализации ЭПШП и "Морского Шелкового пути XXI века" могут стать государства - члены ШОС, расположенные вдоль предполагаемых транспортных маршрутов или иных альтернативных вариантов. Несомненный интерес, например, представляет более активное использование Северного морского пути в российской Арктике. Воссоздание нашей страной необходимой там прибрежной инфраструктуры, что включает строительство портов, коммуникаций, судов ледокольного флота, может стать вполне приемлемой альтернативой проводки торговых судов различного назначения через арктические моря вместо Суэцкого канала и опасных вод Малаккского пролива и тем самым минимизировать политические, финансовые и иные риски поставщиков продукции из Китая.

"Геополитическое и геоэкономическое расположение стран ШОС, - подчеркивает Генеральный секретарь этой организации Рустам Алимов, - является стратегически важным для успешного строительства "Экономического пояса Шелкового пути". Во-первых, ШОС выступает гарантом мира и стабильности в зоне своей ответственности, без чего невозможно обеспечить устойчивое развитие стран региона. Во-вторых, ШОС уже внесла существенный вклад в строительство ЭПШП. В сентябре 2014 года на саммите Шанхайской организации сотрудничества было подписано Соглашение между правительствами стран-участниц о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок, вступившее в силу 20 января 2017 года. Мы ожидаем таким образом, что современные торговые пути будут осуществляться практически на большей части сухопутных дорог Евразийского континента".

Решение проблем сопряжения ЭПШП и ЕАЭС при посредничестве ШОС во многом зависит и от того, насколько будет укрепляться стратегическое партнерство России и Китая. Говоря об этом, посол КНР в Российской Федерации Ли Хуэй прежде всего обращает внимание на высокую периодичность личных встреч и уровень доверия лидеров наших стран Владимира Путина и Си Цзиньпина. "По итогам ХIХ съезда КПК, - подчеркивает он, - были четко обозначены направления и планы дальнейшего развития Китая. В свою очередь, президент РФ Владимир Путин 7 мая также подписал Указ о национальных целях и стратегических задачах развития России на период до 2024 года. Стоя на новой исторической отправной точке, Китай и Россия готовы ускорить процесс интеграционной стратегии развития и соразвития государств. Стоит отметить, что были достигнуты первые результаты в сотрудничестве по сопряжению реализации "Одного пояса и одного пути" с Евразийским экономическим союзом. В будущем перед нашими странами откроется огромный потенциал для сотрудничества". Ли Хуэй особо обращает внимание на то, что "увеличение объема китайско-российской торговли в первом квартале 2018 года превысило 30%. Есть основания верить, что благодаря стимулирующему воздействию множества благоприятных условий и опираясь на сотрудничество в стыковке строительства "Одного пояса и одного пути" с ЕАЭС, в будущем две страны добьются дальнейшего развития сотрудничества в областях энергоресурсов, торговли сельхозпродуктами, освоения Северного полюса, цифровой экономики, в сфере инвестиций и финансов".

По оценкам ряда авторитетных российских экспертов, одна из особенностей сопряжения ЭПШП и ЕАЭС при активном участии ШОС связана с началом переформатирования межгосударственных экономических и интеграционных связей, формированием "евразийского мира" без вмешательства США и их ближайших союзников. В условиях действия западных санкций против России и попыток изоляции ее от остального мира сближение ЭПШП, ЕАЭС и расширенной ШОС объективно разрушает американскую антироссийскую стратегию. В контексте сопряжения просматривается, как они считают, и перспектива формирования долгосрочной евразийской политики ШОС, в которой эта организация играла бы важную связующую роль между ЭПШП и ЕАЭС.

Саммит ШОС в Циндао китайская сторона рассматривает прежде всего как одно из самых важных и даже исторических международных событий 2018 года. Вступление Индии и Пакистана в Шанхайскую организацию сотрудничества не только увеличивает ее потенциал по площади и населению, но и повышает мощь и международное влияние ШОС.

Во-вторых, выбор китайской стороной, как страной-председателем, Циндао в качестве места проведения саммита глав государств ШОС символизирует стремление к дальнейшему углублению стратегической стыковки инициативы "Один пояс и один путь" и стратегий развития всех стран - членов ШОС, продвижению многостороннего, глубокого и многомерного сотрудничества между ними в различных областях.

И, наконец, основой и душой ШОС является "шанхайский дух", к основным принципам которого относятся создание нового международного политического и экономического порядка, справедливого и разумного, стимулирование мировой многополярности и демократизация международных отношений. Эти цели были предусмотрены еще в начале создания организации, когда ее основатели - "шанхайская пятерка" - создали механизм консультаций для урегулирования пограничных споров и конфликтов. И следует признать, в нынешней чрезвычайно насыщенной опасными военными конфликтами обстановке "шанхайский дух" более чем актуален.

"КНР и Россия, - отметил в преддверии саммита ШОС заместитель директора Департамента Центральной Азии и Восточной Европы МИД Китая Лю Бинь, - являются главными участниками ШОС. Наши страны поддерживали тесные контакты в ходе создания и эволюции организации, внесли важный вклад в ее развитие. Обе страны едины в том, что сейчас ШОС переживает решающий момент своего развития. Международная и региональная ситуация диктует нам играть более важную роль в Шанхайской организации сотрудничества".

Инфографика "РГ"
Экономика ВЭД Международные организации ШОС
Добавьте RG.RU 
в избранные источники