Новости

03.06.2018 20:14
Рубрика: Экономика

Евразийское измерение внешней политики России и Китая

Глобальный поворот на Восток - так можно охарактеризовать смещение акцентов в мировых политических и экономических процессах
Текст: Валерия Горбачева (советник российского Национального комитета по исследованию БРИКС)
Мы являемся свидетелями исторического периода, исключительно богатого на события, способные перекроить геополитические догмы прошлых лет.

В 2014 году Россию "попросили" из "Большой восьмерки" крупнейших развитых стран мира, после чего интерес мирового сообщества к данной "группировке" закономерно иссяк, а само объединение потеряло не только количественно, но и качественно. Сегодня Россия, а вместе с ней и две другие евразийские державы - Китай и Индия - входят в состав так называемой Большой евразийской восьмерки (Шанхайская организация сотрудничества - ШОС) и "пятерки" новых центров силы - БРИКС. Совокупное политическое и экономическое влияние этих двух объединений вполне может претендовать на то, чтобы диктовать собственные условия в процессе становления нового мирового порядка.

Глобальный поворот на Восток - так можно охарактеризовать смещение акцентов в мировых политических и экономических процессах. Сегодня внимание мирового сообщества приковано к событиям, разворачивающимся далеко от привычных глазу Женевы и Вашингтона. Главной сценой геополитических и геоэкономических баталий XXI века становится экзотичная в своем многообразии, такая близкая и одновременно далекая Евразия.

Крупнейший в мире материк Евразия занимает 53,4 млн кв. км, то есть 36% всей пощади суши. Его население - более 4,5 млрд человек. Здесь - на стыке Европы и Азии - зародились древнейшие цивилизации и самые влиятельные империи, когда-либо существовавшие в истории человечества. История самого человечества и есть история Евразии. Сегодня здесь - в колыбели цивилизаций принимаются важные политические решения, реализуются масштабные экономические проекты, осваивается богатейший ресурсный потенциал, обсуждается модель будущего мирового политического и экономического развития. Евразия предстает в качестве ареала интенсивного политического и экономического межгосударственного взаимодействия, играющего важную роль в формировании будущей картины мира.

Однако идея единого геостратегического евразийского пространства отнюдь не нова. Сто лет назад на Западе о Евразии как структурной части мирового устройства рассуждали новоиспеченные геополитики со своей концепцией "Хартленда". В то же время в России последователи евразийства (идеологическое течение) пытались обосновать создание евразийского стратегического блока как противовес глобалистским тенденциям и главный геополитический приоритет России в новом тысячелетии. Но распад СССР внес существенные коррективы в расклад сил на "евразийском пространстве", снизив тем самым геоэкономическое влияние России как основной евразийской державы. С тех пор Россия вынуждена искать пути восстановления прежних позиций, создавая новые геополитические и геоэкономические проекты или принимая участие в интеграционных проектах своих ближайших партнеров.

Китай, будучи евразийской страной, на протяжении своей тысячелетней истории не рассматривал Евразию в качестве единого геостратегического пространства для реализации своих внешнеполитических амбиций. Однако высокие темпы экономического роста и стремительное возвышение Китая, увеличение его влияния в регионе способствовали повышению интереса к Евразии не только ведущих мировых держав, но и самого Китая. Сегодня геоэкономическое присутствие Китая в Евразии активно расширяется благодаря новым инициативам развития многостороннего экономического сотрудничества.

Но не только Китай и Россия рассматривают Евразию в качестве региона приложения своих внешнеполитических интересов. Другие ведущие мировые державы в разное время предлагали свое наполнение концепции "евразийского пространства" включая США и их "Новый Шелковый путь". Однако ответственность за формирование единого пространства политического и экономического взаимодействия и обеспечение устойчивого развития всего Евразийского региона должны возложить на себя именно евразийские державы. В авангарде этой исторической миссии предстоит встать Китаю и России, к которым присоединятся их евразийские партнеры.

Вместе с тем обе страны уже начали реализацию ряда важных для региона интеграционных проектов. Так, 29 мая 2014 года главы России, Казахстана и Беларуси подписали Договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). 1 января 2015 года Евразийский экономический союз - международное интеграционное экономическое объединение, участниками которого являются Россия, Беларусь, Казахстан, Армения и Киргизия, начал свою работу. Основой для этого масштабного проекта послужил Таможенный союз и Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. Согласно Договору о Евразийском экономическом союзе, целями объединения являются экономическое развитие стран-участниц, модернизация и повышение конкурентоспособности этих государств на мировом рынке. Сегодня Евразийский экономический союз занимает территорию более 20 млн кв. км с населением 183,4 млн человек. В 2017 году совокупный валовой внутренний продукт стран-членов Союза составил более 1,3 трлн долл.

С момента создания Союза важной частью его развития считалось сопряжение с китайской инициативой "Один пояс и один путь", так как обустройство Евразии без участия Китая невозможно.

7 сентября 2013 года Председатель КНР Си Цзиньпин представил миру инициативу Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП). Основой данной инициативы стала предложенная Китаем инновационная модель взаимодействия, которая позволяет укрепить экономические связи, углубить сотрудничество и расширить пространство для развития. Си Цзиньпин призвал применять на пространстве Евразии новые модели сотрудничества, общими усилиями формировать ЭПШП и предложил пять необходимых для этого мер: политическая координация, взаимосвязь инфраструктуры, либерализация торговли, свободное передвижение капитала и укрепление взаимопонимания между народами. Позднее, в ходе своего визита в страны Юго-Восточной Азии Си Цзиньпин предложил членам АСЕАН идею совместного строительства Морского Шелкового пути 21-го века (МШП). Обе инициативы - ЭПШП и МШП - Китай объединил в общую стратегическую идею "Один пояс - один путь", которая на сегодняшний день представляет одно из основных направлений внешнеэкономического и внешнеполитического курса Поднебесной. Для финансирования многочисленных проектов в рамках инициативы "Один пояс - один путь" в 2014 году в Китае были созданы Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и Фонд Шелкового пути.

28 марта 2015 года Государственный комитет по реформам и развитию КНР, Министерство иностранных дел КНР и Министерство коммерции КНР опубликовали "Концепцию и план действий по содействию совместному строительству Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути 21-го века", в котором отмечается, что совместная реализация идеи "Один пояс - один путь" отвечает многополярности мира, глобализации экономики, культурному многообразию, информатизации общества, поддерживает дух регионального сотрудничества открытого типа, способствует сохранению системы свободной торговли и открытости мировой экономики.

8 мая 2015 года президент России В.В. Путин и председатель КНР Си Цзиньпин подписали совместную декларацию по сопряжению Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. При этом в документе было отмечено, что основной площадкой для обсуждения вопросов сопряжения станет Шанхайская организация сотрудничества. 20 мая 2015 года В.В. Путин по итогам саммита Россия-АСЕАН выдвинул предложение о сопряжении ЕАЭС, АСЕАН и ШОС. 17 июня 2016 года В.В. Путин на полях Петербургского международного экономического форума озвучил инициативу формирования "большого евразийского партнерства", в которое могли бы войти ЕАЭС, Китай, Индия, Пакистан, Иран и партнеры России по СНГ, а также анонсировал начало переговоров по созданию партнерства между ЕАЭС и Китаем и заключению соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве. 25 июня 2016 года Евразийская экономическая комиссия и Министерство коммерции КНР объявили о запуске переговорного процесса по данному соглашению. Впоследствии лидеры России и Китая не раз подчеркивали необходимость развития сотрудничества по сопряжению ЕАЭС и ЭПШП в целях создания всеобъемлющего евразийского партнерства, основой которого должны стать открытость, транспарентность и учет взаимных интересов. Тем временем реальный процесс сопряжения шагает куда быстрее. Руководство Китая уже достигло соглашения по сопряжению ЭПШП с инфраструктурными проектами других стран. В 2014 году одобрение получил проект модернизации трансмонгольской железной дороги Китай-Россия "Степной путь", способный полностью обновить структуру транспортных потоков между Китаем, Монголией и Россией.

После развала СССР Евразия долгое время находилась в состоянии раскола и нуждалась в восстановлении порядка. Российский "поворот на Восток" и китайский "поворот на Запад" могли привести к прямому столкновению стратегических интересов двух держав на просторах "евразийского пространства". Однако их интересы отнюдь не противоречат друг другу, а скорее дополняют общую картину нового евразийского порядка. Общие экономические и политические интересы России и Китая способны связать континент воедино. Но для этого еще предстоит подобрать оптимальный способ сопряжения китайской инициативы ЭПШП и российского "Евразийского проекта", по сути представляющего собой кооперацию регионов. 2017 год ознаменовался "эпохальными" для Китайской Народной Республики событиями с точки зрения их значимости во внешнеполитическом курсе Поднебесной. Лейтмотивом Международного форума "Один пояс - один путь" и XIX съезда Компартии Китая стало формирование Сообщества общей судьбы с Китаем, то есть стран, вовлеченных в китайское политическое, экономическое и культурное влияние. И Евразия в этом контексте мыслится как пространство "общей судьбы". Россия же скорее идет по пути формирования макрорегиона "Большая Евразия", основанного на принципах сопряжения (не интеграции), который бы включал все аспекты сотрудничества - от безопасности до экономики и социального развития. Такой проект не противоречит концепции Китая, но он в первую очередь нацелен на конкретные инфраструктурные проекты. При этом коренных разночтений в российском и китайском подходе к "освоению" Евразии нет, но странам есть над чем работать.

Поиску точек соприкосновения и взаимопонимания двух евразийских держав как нельзя лучше способствует взаимодействие в рамках Шанхайской организации сотрудничества и межстранового объединения БРИКС. Сравнение двух похожих, но все-таки разных форматов взаимодействия не лишено смысла. Небольшой анализ покажет, каким образом сопряжение сотрудничества в рамках ШОС и БРИКС может способствовать обустройству "Новой Евразии".

В отличие от ШОС - организации с жестким каркасом, где институализация принесла свои плоды в части развития объединения, в БРИКС при принятии решений действует принцип консенсуса, который и является отличительной чертой этого формата. Потребность в создании ШОС и БРИКС была обусловлена поиском ответа на вызовы, которые генерировала трансформация мирового порядка. ШОС предложил структурировать трансграничное сотрудничество в регионе в первую очередь в целях противодействия терроризму, сепаратизму и религиозному экстремизму. Отсутствие интеграционного проекта в Евразии после распада СССР обусловило потребность в развитии ШОС до полноценной структуры сотрудничества стран евразийского региона в различных областях. Сегодня Китай, Россия, Индия, Казахстан, Киргизия, Пакистан, Таджикистан и Узбекистан развивают сотрудничество, неуклонно придерживаясь "шанхайского духа", основанного на взаимном доверии, взаимной выгоде, равенстве, проведении консультаций, уважении к культурному многообразию и стремлении к совместному развитию.

БРИКС же наоборот, развивался от общего к частному. Основной целью объединения пяти стран - Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки - послужила острая необходимость реформирования сначала мировой финансово-экономической архитектуры, а затем и структуры глобального управления на основе равенства и справедливости в ответ на однополярный диктат Запада. После чего развилась обширная сеть сотрудничества по всем направлениям, включая политику и безопасность, экономику и финансы, торговлю и инвестиции, науку, образование, инновации, сельское хозяйство, здравоохранение и многое другое.

На сегодняшний день ШОС объединяет 3,4 млрд человек - половину населения планеты, а территория стран, входящих в состав организации, составляет 34 млн кв. км - это 60% Евразии. БРИКС объединяет страны, которые включают в себя 43% мирового населения и занимают 26% суши. Доля стран БРИКС в мировом ВВП составляет 30%. На страны ШОС приходится одна треть общемирового показателя. В рамках ШОС действует Деловой совет, создано Межбанковское объединение, открыт Университет ШОС. Несмотря на недостаточную институализацию, страны БРИКС также идут по пути создания эффективных инструментов и механизмов сотрудничества - Деловой совет БРИКС, Новый банк развития, пул валютных резервов, Сетевой университет БРИКС и др. Обсуждается создание рейтингового агентства стран БРИКС, единой платежной системы, общей цифровой валюты. В рамках объединений активно развиваются академический и гражданский треки, молодежное и женское движение, сотрудничество по линии СМИ.

Важной особенностью обоих объединений является их транспарентность и открытость миру. ШОС готов расширять сферы сотрудничества, круг участников и партнеров. Не исключая возможность расширения, после приема в свои ряды Южной Африки страны БРИКС решили объявить временный мораторий по приему новых членов. Это было обусловлено в первую очередь интересами самого объединения, которому требуется время для созидания. Формат "аутрич" (привлечение к диалогу других стран adhoc), впервые инициированный ЮАР, и китайская концепция "БРИКС+" (привлечение к сотрудничеству других стран на постоянной основе) позволили объединению не замыкаться на пятистороннем взаимодействии, а вовлекать в свою орбиту новых партнеров. "Круг друзей" БРИКС охватил ряд крупных развивающихся стран и формирующихся рынков, что свидетельствует о глобальной поддержке продвигаемой странами БРИКС альтернативной модели развития мира. Платформа сотрудничества по линии Юг-Юг, которую продвигают страны БРИКС, по сути, представляет собой новую модель глобализации, учитывающую интересы всего мирового сообщества.

Но и у этих объединений есть свои проблемы. ШОС не смог сформировать единую концепцию обустройства евразийского пространства из-за отсутствия консенсуса среди бывших союзных государств относительно путей интеграции и сотрудничества. А принятие в ряды ШОС Индии и Пакистана было воспринято довольно скептически. БРИКС традиционно критикуют за то, что страны географически удалены друг от друга, обладают разным уровнем экономического развития, имеют неокрепшие экономические связи (только Китай занимает лидирующие позиции в торговом обороте других стран-участниц БРИКС) и политические разногласия (между Индией и Китаем). К тому же существуют внутренние проблемы в таких странах, как Бразилия и ЮАР. Налицо и заметный крен во внешнеполитическом курсе Индии в сторону Запада. В ходе своего первого визита в Азию американский президент Д. Трамп провозгласил новую доктрину Индо-Тихоокеанского региона и формирование "алмаза демократий" (союз Индии-США-Австралии-Японии). Данная доктрина представляет собой попытку расширить зону влияния Соединенных Штатов и включить Индию в единый альянс, направленный в первую очередь на сдерживание Китая.

Несмотря на растущую конкуренцию между двумя древнейшими цивилизациями - Индией и Китаем, они вместе с Россией представляют собой хорошо знакомый нам "стратегический треугольник" РИК, тот самый, который в свое время лег в основу создания БРИКС. Именно эти страны в силу своего политического и экономического влияния способны зародить крепкую основу нового мирового порядка. Используя региональные возможности ШОС и глобальный потенциал БРИКС, они способны предложить миру новые возможности для развития и сотрудничества, а для Евразии - новую парадигму сопряжения интересов соседствующих стран. Евразия одновременно является "зоной особого интереса" как для ШОС, так и для стран БРИКС. Активное развитие инфраструктурных проектов (в том числе по линии НБР), транспортных коридоров и экономических связей в евразийском регионе во многом благодаря форсированному развитию этих объединений наряду с идеей сопряжения ЕАЭС и ЭПШП способны заложить основы общеевразийской интеграции.

Структурирующие Евразию процессы требуют постоянного наблюдения и координации в силу их общемировых масштабов. Однако в целом сегодня на евразийском пространстве главенствует дух здоровой конкуренции. Добрые соседи Россия и Китай пошли по пути наименьшего сопротивления и поиска точек сопряжения своих национальных, региональных и глобальных интересов в стратегически важном регионе. Когда весь мир находится в состоянии турбулентности, так важно иметь хорошего соседа и надежного партнера.

Экономика ВЭД Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) Саммиты ШОС
Добавьте RG.RU 
в избранные источники