Новости

03.06.2018 20:23
Рубрика: Культура

Воспоминание о жизни

Переиздание книги Елизаветы Павловны Кишкиной (Ли Ша) "Из России в Китай: путь длиною в сто лет"
В издательстве "Шанс" вышло переиздание воспоминаний Елизаветы Павловны Кишкиной (Ли Ша) "Из России в Китай: путь длиною в сто лет". Презентация прошла 25 мая 2018 года в отделе по делам образования посольства КНР.

Впервые книга была издана в России в 2014 году, в год столетия автора. Елизавету Павловну называли крестной матерью китайской русистики, легендарной Ли Ша. Она многое пережила, многому была свидетельницей. ХХ век, сложный и противоречивый, отразился в каждой строке ее жизни.

Родилась Лиза в Саратовской губернии в 1914 году. Она вспоминает свое "дворянское гнездо" с той нежностью, с какой вообще можно вспоминать детство - не безоблачное накануне революции, но все-таки беззаботное. Описывает первые впечатления от бунтов, налетов на усадьбу, которые последовали за 1917 годом и продолжались до 1920-х. В конце концов старый уклад разрушился, и Лиза с матерью перебрались в Москву.

Главы, посвященные "русской" юности и молодости Елизаветы Павловны, особенно интересны тем, что это воспоминания о жизни самой простой девушки. Не актрисы, не поэтессы, не художницы. Сначала пионерки, потом комсомолки, которая бывает с матерью на пасхальной службе только из великодушия (ведь религия - пережиток, ей рассказали об этом в школе). Ходит в училище и работает, с энтузиазмом откликается на призыв партии трудиться на периферии - и едет на Дальний Восток. Эти страницы богаты деталями: перед глазами встают быт коммунальной квартиры, голод начала 1920-х годов, вечный дефицит, нэп и тут же - жизнь московской молодежи с нехитрыми развлечениями, танцами и отмечанием отмененного праздника - Нового года.

Жизнь Лизы, ничем не отличающуюся от жизни многих советских молодых людей, изменило знакомство с китайским революционером Ли Мином (Ли Лисанем). Любовь привела ее в мир политики. Нужно сказать, в 1930-е годы интернациональная семья не была редкостью. Многие китайские партийцы во время учебы в Советском Союзе находили жен. Однако далеко не все семьи сохранялись. Революционеры возвращались на родину в одиночку. Но не так было у Лизы и Ли Мина.

Елизавета Павловна никогда не имела прямого отношения к занятиям мужа (не считая помощи с переводами на русский язык, редактуры). Но у нее была великолепная память и умение разбираться в людях. А потому книга полна портретов политических деятелей - в основном, конечно, китайских, потому что в Пекине статус жены председателя Всекитайской федерации профсоюзов обязывал ее посещать различные мероприятия, наносить визиты. В галерею этих портретов вошли Мао Цзэдун и его жена Цзян Цин, Лю Шаоци, Чжоу Эньлай.

Елизавета Павловна прошла с Ли Лисанем через многие трудности: в России - через сталинские репрессии, исключение из партии, эвакуацию в 1940-е годы; в Китае пережила "культурную революцию". Она приняла китайское гражданство, несколько лет провела в камере-одиночке, затем в ссылке, на долгие годы потеряла связь с родственниками, оставшимися в Москве. Однако оглянувшись впоследствии на свою жизнь, она сказала внуку, что ничего не хотела бы изменить. Пожалуй, главной ее отрадой была реабилитация мужа: Ли Лисаня несправедливо обвиняли и мучили в период "культурной революции". Елизавета Павловна знала, каким преданным делу партии человеком он был, а потому всегда старалась помочь ему. В начале их совместной жизни почти два года ходила по одним и тем же тюрьмам в Москве - пока ей не сказали, где содержат мужа. После его смерти решилась обратиться в КГБ, разобраться в истории несправедливого ареста - это уже после того, как в Китае, на родине, Ли Лисаня снова признали героем. В книге довольно много выписок из архивных документов и выдержек из писем (личных и официальных).

О русской эмиграции написано немало: можно долго перечислять изданные мемуары, автобиографии (не говоря о художественных произведениях). Но, скорее всего, первыми на память придут книги, рассказывающие о русских во Франции и Америке. Много ли вы читали о тех, кто в ХХ веке уехал из России в Китай? В Харбин, Пекин, Шанхай. Пожалуй, все-таки меньше, чем о русских в Париже и Нью-Йорке. "Из России в Китай" для многих может стать открытием, а как минимум - интересным чтением.

Культура Литература
Добавьте RG.RU 
в избранные источники