Грозный, страшный и свирепый, приносящий смерть совдепам

Рецензия 06.06.2018, 14:40 | Текст: Алексей Литовченко

К Майку Науменко приходит молодой Виктор Цой с гитарой и еще один парень, тоже с гитарой. Поют ему: "Гуляю я один, гуляю. Что делать дальше, я не знаю". Науменко одобряет и нарекает их "Гариным и гиперболоидами". После чего берет над Цоем шефство: вручает тетрадку со стихами Лу Рида и дает послушать необходимые пластинки. Между тем супруга Науменко также Цоя одобряет- в амурном плане. Понимает вдруг, что хочет его поцеловать, и уведомляет о желании супруга.

Рома Зверь в роли Майка Науменко - это и смешно, и грустно. Смешно - потому что ну какой из Ромы Майк? А грустно - потому что любой другой из современных более-менее известных рок-артистов (видимо, в том и заключался смысл - иначе зачем?) на его месте смотрелся бы еще смешнее. Этот, по крайней мере, старается. В основном - старается не испортить, не стереть попытками что-то изобразить лицом маскировку из прически и темных очков. Только вот голос и узнаваемую манеру исполнения за очками не скроешь.

Цой в фильме "Лето" звучит аутентичнее, чем Науменко. И аутентичнее, чем выглядит, - благодаря актеру озвучки. Тео Ю, кореец, по-русски не говорящий, играет, тем не менее, будущего главного героя русского рока, одаренного скромнягу, который старшему товарищу смотрит в рот, но немножко поглядывает и на жену его. А жену его играет Ирина Старшенбаум.

Пунктирный и необязательный, зато очень трогательный любовный треугольник вписан в неторопливую чехарду из сценок быта ленинградской молодежи начала 80-х, роящейся вокруг Того Самого рок-клуба, и музыкальных номеров. Быт, в свою очередь, состоит из мук творчества, портвейна и противостояния бюрократическому аппарату потихоньку рассыпающегося СССР, а также закостенелым взглядам общества. Ну и, понятно, из распыленных повсюду любви, свободы, любви к свободе и свободной любви. Все пьют, курят, сочиняют, противостоят втихаря на кухоньках (feat. Лия Ахеджакова) и любят.

Музыкальные номера - это не только "Зоопарк" и "Кино". Это еще Talking Heads, Игги Поп, Лу Рид и Mott the Hoople. Причем тексты Psycho Killer, Passenger и Perfect Day горланят не обладающие какими-либо вокальными данными прохожие, и это наиболее яркие сцены - с анимированными рисуночками и хореографией. А когда Майк жалуется мелодично на свою сладкую N, приходит так называемый Скептик и посрамляет его. Мол, вон Боб Дилан - против войны и за все хорошее, а "Сладкая N" - не пойми что вообще.

Скептик - не персонаж, а просто скептик, который периодически ломает "четвертую стену", вставляя ироничные комментарии, и показывает табличку с надписью "этого не было" после самых неправдоподобных и красивых моментов. С тем намеком, видимо, что лучше бы было. Но тогда так быть не могло. Еще не пора. Гребенщиков, Науменко, Цой и так далее пока слушают все подряд и копируют - чтобы впоследствии создать что-то более-менее самоценное. Скоро "Кино" заматереет и прогремит, скоро все будет греметь. Недолго, правда. Прогремит и затихнет, оставив пьяное эхо в подземных переходах.

"Лето" - тоже часть эха. Вернее, попытка его уловить и найти источник. Местами - удачная, но все же, не считая хрупкой романтической истории, это сборник уважительных каверов и черно-белых клипов на них. К нам недавно Элис Купер наведывался, пел песни своих мертвых и более талантливых друзей. Здесь тоже поют песни мертвых и более талантливых. Только у них хотя бы Элис Купер еще есть, а у нас Рома Зверь и то, что осталось от Ленинградского рок-клуба.

3.5

Мы в соцсетях:

Читайте также