Новости

06.06.2018 09:24
Проект: В регионах

Лечит робот "да Винчи"

Мариинская больница осваивает новые технологии в новом корпусе
В этом году исполняется 215 лет Городской Мариинской больнице. Идея подарить Санкт-Петербургу к 100-летнему юбилею лечебницу для бедных принадлежит императрице Марии Федоровне, а проект заказали знаменитейшему Джакомо Кваренги.
 Фото: Архив "Росстройинвест" Новое здание больницы чрезвычайно насыщено технологически. Фото: Архив "Росстройинвест"
Новое здание больницы чрезвычайно насыщено технологически. Фото: Архив "Росстройинвест"

Сейчас территория больницы является памятником федерального значения, но совсем недавно на ней был возведено новое здание. Необходимость его строительства в исторической части Северной столицы корреспонденту "РГ" подробно разъяснил главный врач Мариинской больницы профессор Олег Емельянов.

Олег Владиславович, почему город дал разрешение на строительство?

Олег Емельянов: Идея эта буквально выстраданная, она появилась примерно в 2007 году, когда мы заканчивали капитальный ремонт главного здания.

Чтобы понять, для чего понадобилось новое строительство, нужно представлять себе, что на всей территории больницы, а это шесть гектаров площади и 16 зданий - павильонная система. Она в определенной степени удобна с точки зрения изоляции пациентов, но очень проблемна с точки зрения эксплуатации. К примеру, из приемного отделения в хирургический корпус или на диагностику больных приходится везти по улице - в любую погоду, зимой и летом, на каталках. Такую ситуацию хотелось изменить.

Но начинали мы не с этого. В нынешнем году исполняется 20 лет, как я занимаю пост главного врача Мариинской больницы. А когда пришел, состояние зданий было удручающим. И не только наша, почти все больницы в 1990-е годы имели серьезные проблемы с состоянием материально-технической базы. Поэтому сначала идей строительства не было - нужно было восстанавливать больницу. Для этого мы создали специальную программу и начали поэтапно ее реализовывать. Отремонтировали приемный покой (литер И), затем шести- и семиэтажный корпуса. Они, вообще-то, достаточно молодые для нашей больницы - 1968-1970 годов постройки, но уже требовали ремонта сетей. Кстати, в этом году, проанализировав тот документ, с удивлением обнаружили, что выполнили программу полностью.

Второй ремонтный этап - 2008 год, 205-летие больницы. Правительство Санкт-Петербурга выделило деньги на капитальный ремонт и реставрацию главного корпуса. Для своего времени здание, построенное Кваренги, было суперсовременным. Мариинская больница стала первым стационаром с центрально-коридорным расположением палат. До этого больницы строили как дворцы - так называемая анфиладная система строительства. С точки зрения сегодняшнего дня - неразумно, но они тогда этого не знали. В корпусе Кваренги палаты были расположены по сторонам от центрального коридора, каждая на 16 коек, потолки 5,5 метра. Очень сложно было спланировать в таких условиях нормальные палаты. У нас получилось тогда создать приличные условия для пациентов. Сейчас, правда, есть мысли о некоторых изменениях.

Но в голове все время сидела мысль, что что-то нужно менять радикально. В структуре больницы и родилась идея строительства. Для этого можно было использовать пятно в левой части территории больницы, на котором были расположены большой пищеблок, двухэтажный лечебный корпус и кочегарка. Ветхие, полуразрушенные, - но исторические, построенные до 1917 года. И сама территория - "территория памятника архитектуры федерального значения", на которой строительство запрещено. Поэтому мы четыре года боролись только за то, чтобы нам разрешили начать строительство. Проект получил название "Реконструкция трех зданий для размещения многофункционального медицинского центра Мариинской больницы".

Что даст для Мариинской больницы появление нового корпуса?

Олег Емельянов: Все крупные больницы Петербурга - на тысячу коек, это 60-65 тысяч квадратных метров. Таковы Елизаветинская, 26-я больница, Александровская, - построенные по стандартному проекту. А у нас до недавнего времени площадь составляла 40 тысяч квадратных метров - в полтора раза меньше, хотя зданий много. И места было абсолютно недостаточно для нормального функционирования многопрофильного стационара.

Нам приходилось не раз и не два доказывать, что другого будущего у больницы нет. Без этого строительства она навсегда останется ущербной. И в декабре 2012 года мы прошли государственную экспертизу, а в 2013 -м получили финансирование. В 2014 году началось строительство, генеральным подрядчиком проекта была выбрана компания "Росстройинвест". Эта же компания строила новые корпуса Боткинской больницы. Может быть, они там "руку набили", но мы со строителями работали слаженно. Они слушали все наши замечания, мы вместе находили компромиссные решения. Но самое главное, что полностью был выдержан график, прописанный в контракте. Новый корпус был сдан в декабре 2017 года, а в феврале уже состоялось его торжественное открытие с участием губернатора Санкт-Петербурга.

После этого, как я считаю, больница получила шанс на нормальное будущее. Сейчас у нас четыре основных корпуса, связанных между собой крытыми переходами: главный, два советского периода и новый, площадью 19 тысяч квадратных метров. То есть общая площадь больницы теперь близка к 60 тысячам, больница стала правильной. Хотя в целом стационар подрос ненамного: сейчас у нас 1020 коек, а было 895, произошло разуплотнение других корпусов.

Что еще, кроме палат для пациентов, появилось на новой площади?

Олег Емельянов: Здание чрезвычайно насыщено технологически. Корпус обеспечен самого высокого уровня системой ламинарного воздухораспределения, которая обеспечивает поддержание стерильности в операционных.

Приемное отделение мы переместили из литер И на первый этаж нового корпуса и изменили принципы его работы. Ввели нормальную дифференциацию по степени тяжести пациентов: для самых тяжелых свой "зеленый коридор", для легких - зал ожидания с телевизором. Появились возможности для изоляции пациентов определенных социальных групп, чего раньше в старом здании мы не могли обеспечить. Сейчас у нас шесть изоляторов и все условия обработки и дезинфекции.

Но самое главное, что сегодня в приемном отделении мы имеем все виды самой современной диагностики: современнейший компьютерный томограф, трехтесловый магниторезонансный томограф, на втором этаже - ангиография, рядом экстренные операционные. Есть экстренная лаборатория, ультразвуковая диагностика, шикарная шоковая палата и операционная, куда везут больных с политравмами... То есть приемное отделение стало настоящим рабочим отделением. Не помешало бы еще, правда, площадей немножечко. Хотя все технологические службы мы убрали в цоколь: для персонала в кои-то веки там появились нормальные условия: душ, раздевалки, комнаты отдыха и приема пищи.

Еще одно огромное приобретение для нас - Централизованное стерилизационное отделение (ЦСО), оно тоже расположено в цоколе. Больница выполняет более 18 тысяч операций в год, бывают дни, когда проводится до 80 и даже 100 операций в сутки. А недавно был поставлен своеобразный рекорд - 110 операций. Это очень большая нагрузка, но с новым ЦСО мы можем справляться с таким объемом работы.

Олег Емельянов: На строительство и оборудование потрачено 3,2 миллиарда рублей. Фото: Архив "Росстройинвест"

Ваш новый корпус похож на то, что показывают в сериалах про медицинских работников?

Олег Емельянов: Все это и правда уже есть в обычной жизни. Например, реанимация совершено космическая - с кроватями, которые оснащены всеми возможными функциями для восстановления пациентов и нормального ухода за ними, медицинским оборудованием самого высокого уровня.

Еще у нас появилась роботизированная операционная, оснащенная комплексом Da Vinci. На сегодня в ней выполнены уже семь урологических операций, комплекс очень хорош при лечении рака предстательной железы. В перспективе - абдоминальная хирургия, операции на легких. Потом добавятся гинекология, эндокринная хирургия. Но сначала надо проработать технологию, чтобы она была доступна, понятна и заработала на тех направлениях, которые оптимальны для таких видов вмешательства. А дальше уже будем добавлять. В многопрофильной больнице лечат все виды патологии, и здесь будут работать врачи всех специальностей - я думаю, что это правильно.

По этому поводу, кстати, были определенные сомнения: нужно ли в многопрофильной больнице развивать сегодня роботизированную хирургию? Мол, это для серьезных учреждений федерального уровня. Я совершенно убежден, что это не так. Многопрофильная больница не должна отставать с точки зрения технологий.

Всего, кстати, у нас теперь 16 операционных, оснащенных по последнему слову современной медицинской мысли. Есть гибридная операционная, которая позволяет одновременно делать операцию на открытом сердце и внутрисосудистую на коронарных сосудах. Возможности обеспечивает уникальное ангиографическое оборудование - установка Artis zeego. С ее помощью можно оперировать несколькими бригадами на различных сосудистых областях.

В интерактивных операционных хирург может управлять всеми процессами из операционного поля: получать всю необходимую информацию о пациенте на экран: томографию, МРТ, результаты ультразвуковой диагностики, - а также управлять столом, светом, другими компонентами деятельности операционной.

В какую сумму обошлось такое масштабное оснащение?

Олег Емельянов: Все это - заслуга города, стоимость немонтируемого оборудования составила 2,9 миллиарда рублей. Но так называемое "тяжелое" медицинское оборудование - томографы, ангиографы, рентгеновские аппараты, интерактивные операционные - это было заложено в строительную схему. Потому что такому оборудованию требуется особая координация при монтаже, увязке многих аспектов технологического обеспечения оборудования. На строительство и монтируемое оборудование город потратил 3,2 миллиарда рублей.

А как у Мариинской больницы обстоят дела с кадрами?

Олег Емельянов: Кадровый вопрос - самый важный. И сказать, что у нас все идеально, я не могу. Но в целом кадровых проблем у больницы нет. На нашей базе работают кафедры петербургских медицинских вузов, всего их два десятка. Не редкость, когда с кафедры преподаватели переходят в штат больницы, поскольку с заработными платами у нас сейчас лучше, чем в науке. Плюс имеется очень большое количество интернов и ординаторов - достойно себя проявивших мы можем оставить. По большинству специальностей - очередь стоит. И прием всегда персональный, чаще с испытательным сроком.

Хотя для других российских больниц кадры - это проблема номер раз. Вложены огромные средства в создание различных медцентров, оборудование для них есть, технологии, а специалистов не хватает. Без большого желания люди едут в глубинку.

Как на работе больницы сказывается расположение в исторической части города?

Олег Емельянов: Конечно, находиться в центре довольно тяжело. У нас, скажем, бывают проблемы с заездом скорых с Литейного проспекта. Хотя сказать, что транспортная ситуация сильно сказывается на доставке пациентов, я не могу.

К Чемпионату мира готовитесь?

Олег Емельянов: Сегодня наш новый корпус - единственный в Петербурге такого уровня обеспечения экстренной медицинской помощью. С точки зрения технологической, обеспечения всеми видами диагностики, операционными, реанимацией - лучше на сегодня нет. И мы готовы работать при всех масштабных мероприятиях. Недавно вот пришлось помогать участникам ПМЭФ.

А чего не хватает для полного счастья?

Олег Емельянов: Сейчас для нас основное - научиться эффективно использовать тот технический и технологический потенциал, который получила больница.

Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург
Добавьте RG.RU 
в избранные источники