Новости

13.06.2018 21:50
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Волшебники из Морозовской

Журналистам "РГ" рассказали о редких болезнях москвичей
О том, что в московском регистре детей, перенесших инсульт, значатся 509 фамилий, мне рассказали в Морозовской детской больнице. До визита туда я вообще не знала, что дети могут болеть инсультом. "И не только вы, - говорит руководитель центра детского инсульта Инна Щедеркина. - Половину пациентов мы находим у ортопедов и травматологов, которые ничем им помочь не могут"...
Семилетний Демьян Черников очень любит футбол. Играть самому пока нельзя, он еще лечится, но врачи приготовили для него настоящую "футбольную" кровать. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ Семилетний Демьян Черников очень любит футбол. Играть самому пока нельзя, он еще лечится, но врачи приготовили для него настоящую "футбольную" кровать. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ
Семилетний Демьян Черников очень любит футбол. Играть самому пока нельзя, он еще лечится, но врачи приготовили для него настоящую "футбольную" кровать. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ

Центр детского инсульта создан в Морозовской больнице в 2014 году. И до сих пор остается единственной подобной лечебницей в стране. "Вообще по детским инсультам практики очень мало. Есть исследования, теоретические наработки, но до сих пор никто, например, не знает, сколько у детей длятся так называемые "золотые часы", во время которых врачи еще могут бороться за каждую клетку мозга. Описаны случаи, когда ребенка начинали лечить через 18 часов после инсульта - и он выписывался совершенно здоровым", - утверждает Щедеркина.

В первый год работы центра в него поступило всего 60 ребятишек. Типичные случаи: гуляли - ударился о коляску. Ни синяков, ни перелома - а рука повисла... Лечат у ортопеда. Или переболел малыш синуситом, уже в садик выписали, и вдруг - рвота, понос. Не каждый врач сможет в этих симптомах разглядеть необходимость срочной консультации с неврологом и кардиологом. Но теперь "скорая помощь" привыкла: при любых непонятных симптомах мчит в Морозовскую. Там верный диагноз поставят в два счета.

"У нас круглосуточно работает бригада - педиатр, невролог, гематолог, нейрохирург. И, что самое важное, бегать с пациентом между этими врачами теперь не надо - после того как в октябре прошлого года открылся новый корпус больницы, всю многопрофильную помощь мы можем оказывать в одних стенах", - продолжает Инна Щедеркина. В новом корпусе стоит оборудование, с помощью которого врачи умеют творить чудеса. Например, делать малышам тромболизис - восстанавливать почти неосязаемые детские сосудики, убирая из них инсультные тромбы. Это и за рубежом делают редко: в прошлом году было всего 37 таких операций, и 4 из них сделали волшебники из Морозовской.

При любых непонятных симптомах "Скорая" мчит в Морозовскую, где диагноз поставят в два счета

В прошлом году через центр детского инсульта прошли уже более 200 ребятишек не только из столицы, но и из других регионов. Кто-то, возможно, скажет, что для такой серьезной лечебницы, как Морозовская, этих случаев мало. "Да пусть их вообще не будет!" - искренне желает руководитель центра детского инсульта.

Один из волшебников Морозовской детской больницы - кардиолог высшей категории Сергей Ефремов. С ним никакие сердечные хвори не страшны. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ

Впрочем, в этой больнице есть еще более "малочисленный" центр - орфанных, то есть редких заболеваний. Несколько палат на этаже. В одной из них лежит москвичка Мадина Караханова с 11-месячным сыном Маликом. В Морозовскую их привезли, когда малыш тряпочкой висел на руке мамы и ни на что не реагировал, а причину этому другие врачи найти не могли. Оказалось, у мальчика тяжелое генетическое заболевание - непереносимость никаких животных белков, кроме материнского молока. Пока мама кормила грудью, все было нормально, как только начала вводить прикорм - ребенок стал болеть, слабеть и терять навыки. Белок отравлял организм. "Сейчас сын питается специальной смесью, которую выписывают врачи. Каждый раз, когда банка со смесью заканчивается, мы на пару дней ложимся в больницу, чтобы сдать анализы и получить новый рецепт на смесь", - рассказывает Мадина. Болезнь неизлечима, и Малик всю жизнь будет следить за своим рационом, питаясь преимущественно растительной пищей. Но он будет жить полноценной жизнью! "Мне страшно представить, что было бы, если бы мы не попали в эту больницу", - говорит Караханова. По словам заведующей центром орфанных заболеваний Натальи Печатниковой, этот случай не относится к разряду очень редких, но в Москве есть больные и с единичными диагнозами. И это огромная заслуга современного столичного здравоохранения - создать для таких больных целый медицинский центр.

"Я пришел в Морозовскую в 1982 году. Выживаемость после большинства наших болезней была равна нулю, - рассказывает заведующий отделением онкологии и гематологии Константин Кондратчик. - Сегодня дети с острым лимфобластным лейкозом выживают в 85% случаев". Врач говорит, а рядом крутится один из таких "случаев" - пятилетний Никита Нифатьев. Когда-то Кондратчик лечил от лейкоза его маму Екатерину. Вылечил, а через несколько лет она привела к нему сына с такой же болезнью. Вот уже полгода Никита находится в стойкой ремиссии, с сентября вновь готовится пойти в садик, который очень любил до болезни. А на вопрос, с чем связан такой прогресс в лечении этого заболевания, Кондратчик отвечает: "Технологии поменялись. При современных технологических возможностях лечить можно ювелирно".

Волшебно, одним словом.

Общество Здоровье Филиалы РГ Столица ЦФО Москва
Добавьте RG.RU 
в избранные источники