Новости

28.06.2018 07:10
Рубрика: В мире

Лошади - на складе, мебель упакована

Скандал не помешает завершить реконструкцию Государственного исторического музея в срок
Кенешбек Алмакучуков: На мой взгляд, негатив можно превратить в позитив, и с помощью этого привлечь как можно больше посетителей в музей. Фото: Евгения Евреинова Кенешбек Алмакучуков: На мой взгляд, негатив можно превратить в позитив, и с помощью этого привлечь как можно больше посетителей в музей. Фото: Евгения Евреинова
Кенешбек Алмакучуков: На мой взгляд, негатив можно превратить в позитив, и с помощью этого привлечь как можно больше посетителей в музей. Фото: Евгения Евреинова
После публикации в СМИ сметы расходов на приобретение оборудования для Государственного исторического музея (ГИМ) правоохранительные органы республики заявили о начале расследования. Антикоррупционная служба Госкомитета национальной безопасности совместно со Счетной палатой намерена выяснить, действительно ли, к примеру, мебель "для фойе, касс, музейного магазина, кафе, входной зоны, гардероба и кинозала" стоит более 700 тысяч евро казенных денег. Тем временем у директора ГИМ Кенешбека Алмакучукова есть своя точка зрения на случившееся. Он ответил на вопросы корреспондента "РГ".

Кенешбек Мукашевич, что сейчас происходит в музее? Наверняка одна за другой идут проверки после столь громкого скандала.

Кенешбек Алмакучуков: Прежде всего необходимо уточнить - музея проверки касаются косвенно. Главное направление - генеральный заказчик в лице Госстроя, подрядчик, субподрядчики. Музей в этом процессе участвует, как говорится, постольку-поскольку. Дирекция никаких контрактов ни с кем не заключала, переговоры о покупках не вела. Но так как все происходило в здании музея, то правоохранители, конечно, проверяют, какие работы в нем проводились, сколько финансовых средств на них потратили.

Вам какие вопросы задавали в связи с этим делом?

Кенешбек Алмакучуков: Чаще всего касающиеся творческих моментов. К примеру, о концепции и тематическом плане новой экспозиции.

Вы ведь стали директором Государственного исторического музея в марте 2018-го. То есть примерно за три месяца до скандала. Можно ли сказать, что все решения, касающиеся тех самых закупок оборудования, экспонатов и мебели были уже приняты до того, как вы возглавили музей?

Кенешбек Алмакучуков: Решения были приняты еще в 2016 году, воплощены в жизнь, документы были подписаны, деньги выделены и потрачены. Но я могу только предполагать, потому что отвечаю за те вещи, к которым музей имеет прямое отношение. Это, прежде всего, концепции тематического плана и экспозиции. А что касается эффективности расходования бюджетных средств, то все вопросы к проверяющим структурам. Повторяю, мы не проводили никаких переговоров, о каких цифрах идет речь, не знали. Ознакомились бы с ними только в процессе приема - передачи объекта после реконструкции.

То есть получается, что для руководства музея опубликованные в СМИ данные об огромных тратах при закупках стали сюрпризом, как и для многих киргизстанцев?

Кенешбек Алмакучуков: Я точно так же, как и вы, прочитал об этом в Интернете, в онлайн-изданиях. Ни у меня лично, ни у сотрудников музея нет и не было официальных документов с цифрами. Они есть у заказчика, подрядчика и субподрядчиков.

Вас стоимость двух деревянных лошадей - более 30 тысяч евро - не потрясла?

Кенешбек Алмакучуков: По поводу лошадей... Они, кстати говоря, не деревянные. Я не знаю, какой материал использовался для их изготовления, но это не дерево. Фигуры цельнолитые. Музей предлагал немецкой компании сделать их похожими на лошадей даваньского периода в истории киргизов, но они, в конце концов, получились такими, какими получились, полигранными. Причем, насколько я знаю, нам эскизы на согласование не присылали. Мы уже увидели эти манекены, когда их привезли.

То есть это манекены?

Кенешбек Алмакучуков: Да. Это ни в коем случае не экспонаты. На них планировали показывать конское снаряжение.

Планировали?

Кенешбек Алмакучуков: Будут ли их теперь использовать по назначению - неизвестно. Сейчас предлагают вернуть их компании-изготовителю. Я не сторонник таких действий. На мой взгляд, негатив можно превратить в позитив, и с помощью этого привлечь как можно больше посетителей в музей. Представляете, сколько желающих будет увидеть и сделать "селфи" с лошадьми, ставшими причиной такой шумихи? А посидеть на стульях и креслах стоимостью несколько десятков тысяч сомов (улыбается)? Поэтому, на мой взгляд, лучше все оставить как есть. Но об этом можно будет говорить предметно, когда настанет время приема - передачи на баланс музея основного оборудования.

А где сейчас мебель, оборудование, лошади?

Кенешбек Алмакучуков: Манекены в целости и сохранности находятся на складе. Упакованная мебель стоит в помещениях музея. Официально нам Госстрой еще ничего не передал. В случае, если скажут все убрать, заменить их будет нечем. И денег, чтобы купить другое оборудование, нет.

Вы сказали, что участие в переговорах по закупкам не принимали. Но если бы у вас была такая возможность, поставили бы вы свою подпись в контракте?

Кенешбек Алмакучуков: Я отвечу так: мне кажется, можно было бы все купить несколько дешевле. Но надо учитывать и то обстоятельство, что национальный по статусу и по содержанию музей по определению должен быть и "упакован" соответственно.

Реконструкционные работы в музее не приостановили из-за скандала?

Кенешбек Алмакучуков: Нет. Торжественное открытие музея после реконструкции намечено на 31 августа. Степень готовности на данный момент около 95 процентов. Коллектив музея свою работу сделал - тематическую часть "вытянул" за полгода.

Ключевой вопрос

Российские коллеги вам оказывали помощь в формировании новых экспозиций?

Кенешбек Алмакучуков: Если говорить о тематическом плане, то, безусловно, помощь российской стороны была. Нам предоставили доступ в хранилища Минусинского краеведческого музея, где есть экспонаты, которых нет у нас. К примеру, были сделаны очень качественные копии воинского снаряжения.

В целом так называемые российский и советский периоды истории республики представлены достаточно хорошо.

Тем временем

Государственное агентство архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства КР (Госстрой) оказалось замешано в скандале из-за завышенных, по мнению депутатов парламента республики, цен на оборудование для исторического музея. Согласно сообщениям ведомства, агентство выступало единым заказчиком по параллельному проектированию и капитальному ремонту хранилища.

В 2016-2017 годах управление по сотрудничеству и развитию при аппарате премьер-министра Республики Турция (ТИКА), согласно достигнутым с киргизской стороной договоренностям, провело ремонтные работы по благоустройству прилегающей территории - демонтировало и уложило более 14 тысяч квадратных метров гранитных плит, восстановило фонтаны, установило освещение. На это было потрачено 4,232 миллиона долларов, выделенных Турцией в виде гранта.

Второй этап реконструкции проводился за счет госбюджета. Стоимость работ составила 1,569 миллиарда сомов. На строительно-монтажные работы внутри музея потратили 700 миллионов. Ремонт делало ОсОО "СМУ-3".

Поставку и монтаж оборудования для экспонатов (869 миллионов сомов) осуществляла немецкая компания, которую отобрало правительство КР. При этом в сообщении Госстроя нет разъяснений, почему за мебель и манекены были заплачены такие большие деньги.

В мире экс-СССР Киргизия