Новости

28.06.2018 11:47
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Просто добровольцы

Перед социально ориентированными НКО немало бюрократических барьеров
На рынок социальных услуг, прежде занятый преимущественно бюджетными учреждениями, сейчас активно выходят и другие организации, в том числе некоммерческие (НКО). При этом негосударственные структуры нередко сталкиваются с бюрократическими препонами. Как обстоят дела в Удмуртии, Кировской и Нижегородской областях, выяснили корреспонденты "РГ".
За приют бездомных "Доброе сердце" получает из бюджета буквально гроши. Фото: Яна Шамаева/РГ За приют бездомных "Доброе сердце" получает из бюджета буквально гроши. Фото: Яна Шамаева/РГ
За приют бездомных "Доброе сердце" получает из бюджета буквально гроши. Фото: Яна Шамаева/РГ

Одна на всю Удмуртию

Как рассказал начальник управления по экономике и финансам минсоцполитики республики Дмитрий Рубцов, в Удмуртии бюджетные деньги на соцуслугах осваивает всего одна НКО.

- Мы работали с организацией "Доброе сердце". Возмещали ей расходы в прошлом году. Сумма небольшая - около 60 тысяч рублей, но деньги они получают только на следующий финансовый год после оказания услуг. В дальнейшем планируем делать это ежеквартально. В 2018-м "Доброе сердце" на получение субсидии не заявилось, - пояснил Рубцов.

НКО заведует приютом для бездомных "Теплый кров". Здесь людей обеспечивают одеждой, средствами гигиены, едой, ночлегом, Посетителей приюта возят мыться, их осматривают и консультируют врачи. А волонтеры восстанавливают попавшим в беду людям документы, помогают оформить инвалидность. Проблема для "Доброго сердца" в том, что человек без определенного места жительства может в любой день исчезнуть, а значит, оформить на него свои затраты не получится.

- У нас много людей, которые говорят, что будут наши услуги получать, а затем пропадают, - рассказывает руководитель "Доброго сердца" Алексей Артемьев. - Кто-то умирает, кто-то перекочевывает в другой регион, кто-то совершает преступление и попадает в места лишения свободы. Фактическое количество тех, кому мы оказываем услуги, сотни человек, а по кому мы можем оформить полный пакет документов и получить возмещение - десятки. Некоторые отказываются разглашать свои персональные данные, а принудить мы их не можем. Кто-то не верит нам, говоря: "Зачем я буду какие-то документы оформлять?" Кто-то не имеет паспорта. К примеру, за прошлый год к нам обратились 13 человек, которым мы их восстановили.

По словам Артемьева, чтобы получить госсубсидию, мало попасть в реестр организаций, оказывающих соцуслуги (что тоже непросто): нужно еще и заполнять множество документов по каждой предоставленной услуге. Именно этим, по его мнению, объясняется немногочисленность в регионе НКО, которым возмещают затраты из бюджета.

- Чтобы попасть в реестр, нужно вести реальную деятельность. Во-вторых, надо оформить полный пакет документов, который предусматривается действующим законодательством в рамках регламентов, утвержденных на региональном уровне. Министерство рекомендует нам формы определенных документов. На каждого получателя услуг заводится индивидуальный паспорт, затем с человеком заключается договор, заводится реестр. Каждая оказанная услуга отражается там. Потом все отчетные документы вместе с договорами предоставляются в министерство, - рассказал Алексей о процедурной волоките.

Однако, несмотря на все сложности, которые возникают при оформлении документов, он считает, что даже небольшая субсидия в пользу НКО - значимый элемент поддержки таких организаций "на плаву".

- Мы как автономная НКО существуем за счет грантов, труда добровольцев и пожертвований рядовых граждан и организаций. Тем не менее денег нам постоянно не хватает, - пояснил Артемьев.

В следующем году "Доброе сердце" планирует вновь заявиться на получение субсидии и за счет появления новых направлений работы с беременными, многодетными и малоимущими семьями надеется получить большую сумму на погашение затрат. Тем не менее в организации подчеркнули, что в первую очередь они рассчитывают исключительно на гранты, поддержку бизнеса и благотворителей.

Условия неприемлемы для НКО

За все время существования НКО в Кировской области ни одна из них, по данным "РГ" (чиновники областного правительства к моменту подписания номера в печать на запрос редакции не ответили), не рискнула заключить договор на оказание социальных услуг по аутсорсингу. Для справки: аутсорсинг - передача организацией на основании договора определенных видов или функций производственной, предпринимательской деятельности другой компании, действующей в нужной области.

То, что НКО проводят большую благотворительную, просветительскую и прочую работу, в правительстве области подтверждают. Но о переходе на аутсорсинг с оказанием серьезных услуг, например по уходу за больными людьми, речи пока не идет. Главная проблема - финансовая.

По словам члена региональной общественной палаты (ОП) Натальи Катаевой, долгое время работавшей с семьями и детьми, чтобы перейти на аутсорсинг, нужны большие деньги, причем постоянно. А существующие гранты - разовые, и их размер не позволяет организовать услуги на необходимом уровне.

- Поэтому та же соцсзащита скорее создаст на своей базе автономные НКО, - говорит она. - Ну, например, какая НКО сегодня сможет закупить кровати для создания учреждения по уходу за пожилыми людьми на те гроши, которые у нее есть? Нужно оборудование, профессиональные кадры. Это должна быть НКО, финансируемая на постоянной основе мощной структурой. Мы неоднократно обсуждали ситуацию в ОП и пришли к однозначному выводу: нынешнее законодательство никак не способствует массовому выходу НКО на аутсорсинг. Хотя, например, в сфере образования это, наверное, возможно. Но даже здесь надо брать лицензию, оборудовать помещение, привлекать специалистов. А это все - деньги.

По словам руководителя региональной общественной организации родителей детей-инвалидов "Дорогою добра" Ольги Шебеко, дело не только в финансах: чтобы работать по аутсорсингу, нужно выполнить много требований, порой избыточных.

- В этом году мы собираемся подать заявку, чтобы попасть в реестр НКО на оказание социальных услуг, - говорит она. - Для этого трижды пришлось переписывать наш устав, чтобы детально прописать все виды услуг по работе с детьми с особенностями развития, которые мы на практике оказываем уже несколько лет на благотворительной основе. И мало кому захочется заниматься таким количеством бумаг, если учитывать, что уровень компенсации за услуги крайне низок и совершенно не покрывает затраты - нехватку приходится добирать в виде пожертвований. Но мы все равно решили войти в реестр, чтобы получить хоть что-то.

Еще одна НКО, намеревающаяся в этом году заявиться в реестр, - Кировский центр социально-психологической помощи детям, подросткам и молодежи. По словам директора центра Нины Ершовой, сейчас региональное министерство соцразвития всячески пытается убедить оказывать эти услуги на аутсорсинге, и они тоже склоняются к этому, несмотря на дешевизну услуг.

- У нас есть специалисты, которые могут оказывать такие услуги, но до сих пор пугали сложности с организацией процесса, - говорит она. - Когда маленькая некоммерческая организация обеспокоена собственным выживанием, это играет серьезную роль. Надо учитывать и то, что при работе на аутсорсинге организация должна иметь финансовую и кадровую стабильность. Компенсация за предоставление услуг приходит не сразу, а за работу нужно платить по факту ее выполнения.

А как у соседей?

По информации министерства социальной политики Нижегородской области, все организации (в том числе НКО), включенные в региональный реестр поставщиков социальных услуг, могут получать компенсации затрат за оказанные соцуслуги из областного бюджета. Но, как рассказал корреспонденту "РГ" Олег Малышев, директор центра особенного детства "#Немолчи" (организация работает с детьми-аутистами. - Прим. ред.), вхождение в этот реестр не имеет смысла. "Чтобы получить компенсацию, моя организация должна оказывать комплексную услугу, - говорит он. - Не только по реабилитации и образованию аутистов, но и по их питанию, проживанию и дальнейшему трудоустройству. Таковы условия включения в реестр". По словам Малышева, соблюсти их нереально. Поэтому о рентабельности центра "#Немолчи" говорить не приходится. "Это моя миссия", - признается Олег Малышев. На зарплату специалистов денег, собранных с родителей детей-аутистов за услуги центра, не хватает. Поэтому Малышеву приходится вкладывать в "#Немолчи" средства, заработанные в автомобильном бизнесе.

Общество Соцсфера Филиалы РГ Приволжье ПФО Кировская область Киров ПФО Нижегородская область Нижний Новгород ПФО Удмуртия Ижевск Точка доступа
Добавьте RG.RU 
в избранные источники