Новости

03.07.2018 12:40
Рубрика: Экономика
Проект: В регионах

Щи без мяса

Что сдерживает развитие небольших животноводческих хозяйств
С тех пор, когда в силу вступил технический регламент Таможенного союза, запретивший подворный забой сельхозживотных (а произошло это еще в 2014-м), ярославские фермеры, занятые выращиванием бычков, гусей, кроликов и прочей живности на мясо, без преувеличения - кричат об отсутствии на территории региона нужного количества сертифицированных убойных пунктов. Однако решается проблема крайне медленно, из-за чего фермеры не могут увеличивать поголовье и рассчитывать на развитие своих хозяйств.
 Фото: Владимир Смирнов/ ТАСС Отсутствие убойных пунктов существенно сдерживает развитие фермерского птицеводства. Фото: Владимир Смирнов/ ТАСС
Отсутствие убойных пунктов существенно сдерживает развитие фермерского птицеводства. Фото: Владимир Смирнов/ ТАСС

Жить можно, расти - нет

- Если бы у меня и многих других был убойный пункт, наши объемы производства были бы намного больше. Мы даже смогли бы поставлять продукцию в торговые сети, - рассказывает о не реализованных пока планах гусятник Андрей Ветров, на ферме у которого сейчас содержатся 500 гогочущих "голов". И разочаровано подытоживает: А сегодня нам приходится сбывать выращенное как придется.

Как придется - это, по сути, "для узкого круга лиц": для родственников, друзей, знакомых, односельчан - в общем, для постоянных клиентов и хозяев. А вот чтобы выйти на рынок и заработать дополнительные деньги, фермер Ветров должен привезти птицу в специализированный убойный пункт, получить там после забоя сопроводительный ветеринарный документ и уже тогда с полным правом везти гуся куда угодно. И ведь он бы с радостью приехал и получил, да только негде. Мелкому и среднему сельхозбизнесу установили новые правила, а условий для их реализации не оказалось.

Фермер-гусятник из Первомайского района пытался было напроситься в убойный цех на ближайшую птицефабрику, да получил от ворот поворот: оказывается, предназначенная для кур убойная линия для гусей не подходит. Кроме того, водоплавающие могут заразить бройлеров общими болезнями, а на такой риск ни одна серьезная компания не пойдет. По данным ярославского областного департамента ветеринарии, в регионе сегодня 21 предприятие занимается убоем сельхозживотных. Но подавляющее большинство этих боен работает в закрытом режиме, то есть обслуживает одно производство, не пуская никого со стороны.

Селяне признаются, что новые требования без развития соответствующей инфраструктуры привели к созданию подпольного рынка мяса

- Развиваться без убойных пунктов вообще невозможно! - категоричен Ветров. - Потому что маленькие объемы не позволяют заработать средства на это. Раньше существовала организация "Заготскот", которая занималась закупкой скота у населения: люди привозили выращенных животных в специально отведенное место, их там взвешивали и после расчета с хозяевами везли на мясокомбинат. А сейчас эта цепочка нарушена. Хотя что-то подобное можно было бы возродить, построив убойный пункт для обслуживания даже не одного района области, а сразу нескольких. Например, наших северных - Даниловского, Пошехонского, Первомайского, Любимского. Приняли бы на работу агентов, чтобы они ездили и заключали с населением договоры на выращивание сельхозживотных, а потом закупали их. Это был бы отличный вариант.

Разбирайся, частник, сам

Загвоздка, однако, в том, что фермеры надеются на помощь властей, поскольку инициатор перемен - государство, а отсутствие убойных цехов власти считают проблемой частного бизнеса и готовы содействовать только льготными кредитами, лизингом и грантами, получить которые отнюдь не легко.

- Из-за ужесточения требований на фермера легли дополнительные расходы, - поясняет председатель союза крестьянских хозяйств и сельских предпринимателей Ярославской области Василий Егоров. - Когда был разрешен дворовый забой, приезжал ветеринар, после забоя выписывал справку, и хозяин отправлял тушу на реализацию. Сегодня животное надо довезти до убойного цеха, принимающего фермерских животных, а таких в области раз-два, оставить тушу там на сутки для охлаждения, как диктуют новые правила, а потом снова за ней приехать... Все это дает существенное удорожание конечного продукта.

Со слов руководителя ярославских фермеров, представители сельского малого и среднего бизнеса понимают, что дворовый забой, конечно, надо запрещать. Только люди недоумевают, почему эта проблема свалилась целиком на их плечи.

"Ну пусть государство поучаствует в решении вопроса наравне с нами", - уже четыре года предлагают-просят животноводы. А глава Отрадновского сельского поселения Угличского района Владимир Абрамов пошел еще дальше, предложив сделать такие пункты муниципальными учреждениями при администрациях поселений, чтобы люди (не обязательно фермеры, а просто владельцы личных подсобных хозяйств) "не имели проблем со сдачей продукции". Предложение прозвучало недавно, поэтому о реакции на него пока ничего не известно.

Невыгодная логистика

Один из немногих ярославских фермеров, кто осмелился и четыре года назад "разорился" на собственный убойный пункт, - Сергей Рождественский из Некрасовского района. У него на подворье тогда выращивалось до пяти тысяч голов фазанов. На строительство птицебойни и еще нескольких объектов инфраструктуры он взял кредит, вложил свои средства да еще получил грант. Но потом главный заказчик его продукции обанкротился, на рынок с фазанами толком выйти не удалось, а главное - "все покупатели хотели дешево", то есть фазана по цене курицы, что было просто нереально. И фермер Рождественский с экзотикой завязал.

Чтобы не просрочить банковские платежи, пришлось продать две машины и лодку с мотором, и сейчас на хозяйстве до сих пор висит больше миллиона банковского долга. Когда же предприятие-заказчик с трудностями справилось, Рождественский снова развернул производство, но уже такое, при котором убойный цех не нужен, - инкубацию куриных яиц. Он поставляет для птицефабрики больше двух миллионов суточных цыплят-бройлеров год.

А убойный цех стоит. Потому что в округе ни птицеводов, ни животноводов нет. Фермер рассказывает, что приезжал к нему молодой человек с предложением переделать убойный пункт под кроликов, да услышав, сколько всего для этого надо перестроить, больше пока не появлялся.

- Надо, чтобы такой пункт был расположен сравнительно близко к производству, потому что иначе логистика получается совершенно невыгодная, - подытоживает бывший заводчик фазанов. Но все-таки готовит свой пункт на случай, если вдруг кто-то пожелает его арендовать.

Проблема общая

Впрочем, последователи у некрасовского фермера появляются. Например, пошехонский животновод Александр Пономарев планирует обзавестись собственным убойным пунктом к концу года. При этом будет выведен из оборота приличный участок его земли, потому что в радиусе 300 метров от бойни ни пахать, ни косить траву нельзя. "Елки, что ли, там сажать для продажи под Новый год?", - гадает теперь он. Сам пункт плюс 500 метров дороги к нему, скважина и очистные сооружения обойдутся, по его прикидкам, миллионов в пять. Вся надежда на кооператив, который Александр сейчас создает вместе с соседями - владельцами ЛПХ: у кооператива есть шанс получить грант аж до 70 миллионов рублей. Да хоть бы на пункт дали!

К сожалению, проблема касается не только фермеров, как это может показаться на первый взгляд, но и всех любителей стейков и отбивных. Селяне признаются, что новые требования без развития соответствующей инфраструктуры просто привели к созданию подпольного рынка мяса. Потому что животноводы вынуждены практически по себестоимости отдавать, например, живых бычков перекупщикам, а уж у них точно убойных пунктов нет. И к ветеринарам эти люди далеко не всегда обращаются. Где они забьют животное и откуда возьмут нужную справку, можно только догадываться. Кстати, довольно распространена практика, когда мясо продают со справками, в которых написано, что животное забито в другом регионе. Что и понятно: чем дальше находится специалист, чья подпись значится в документе, - тем лучше спрятаны концы...

Комментарий

Сергей Камышенцев, заместитель директора департамента АПК и потребительского рынка Ярославской области

При строительстве или приобретении убойного пункта поддержать наших фермеров можно на условиях лизинга - с годовым удорожанием в 2,4 процента. Они также могут взять льготный кредит при ставке до пяти процентов годовых или, при условии создания кооператива и победы в конкурсе, получить грант до 70 миллионов рублей. Кроме того, есть гранты для начинающих фермеров и семейных животноводческих ферм, которыми тоже можно воспользоваться. Да, в создаваемом кооперативе должно быть не меньше десяти участников, и департамент обратился к федеральному центру с ходатайством о сокращении минимального количества членов кооператива до пяти. Правила пока не изменились, но и существующие возможности надо использовать. Когда нам показывают по телевизору, где и в каких условиях подчас происходит забой скота, мы, как потребители, возмущаемся и говорим, что это безобразие. Поэтому наведение в этой области порядка - насущная необходимость. Лучше и мягче не будет, будет только жестче, а конкуренция - серьезнее. И никто не станет ждать, когда все подтянутся в соответствии с требованиями.

Экономика АПК Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Ярославская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники