Один дома

Рецензии
    04.07.2018, 13:05
Текст:   Олег Усков
Юноша с тоскливыми глазами грустного ежа и по имени Сэм (норвежский актер Андерс Даниелсен Лье, "Персональный покупатель") приходит к бывшей - ему необходимо забрать ранее оставленные аудиокассеты. Ранее оставленные аудиокассеты дороги Сэму из-за ностальгии. У бывшей, арендующей помещение в многоквартирном доме, - вечеринка. Девушка представляет старого бойфренда новому и под туманными предлогами не спешит отдавать Сэму его добро, придерживает парня, предлагая пойти и подождать ее в дальней комнате. (Что, как окажется, имеет смысл для сюжета.)

Сэм раздраженно уходит в дальнюю комнату, по дороге случайно получает по носу, садится в угол, приунывает и погружается в дрему. А как просыпается, уж утро красит нежным светом... и тишина. Меланхолично недоумевая, Сэм выколупывается из своего угла и обнаруживает, что что-то определенно пошло не так: стены изгвазданы кровью, и антураж наводит на мысли о массовой бойне.    

Вскоре ж предстает и разгадка: ну конечно - зомби! Пока спал - эпидемия! Как и почему - забегая вперед - нам не удосужатся сообщить. Что вообще характерно для доброй половины субжанровых картин, режиссеры которых плюют на такие мелочи. Ибо считают самоходных мертвецов не целью, а средством, задником, гарниром, опушкой, фоном, на котором призвано разыгрывать разного рода глубоководные человеческие драмы и на четыре сольдо поп-философствовать.

И арсенал тем и бесценных "идей" здесь не сказать, что богат: это либо постулирование того, что страшны не столько ожившие трупы, сколько все еще живые люди (далеко забредать нет надобности - см. давно изжевавший сам себя сериал "Ходячие мертвецы"), либо вторая линия - снулое, пустотное живописание одиночества, изоляции, отчужденности, разного рода внутренних эмиграций.

"Париж. Город Zомби" вяло шагает по теме номер два. И, совершенно не стесняясь, то и дело оглядывается на неоднократно (4 раза) экранизированный роман Ричарда Мэтисона 1954 года "Я - легенда".

Раскусив ситуацию, Сэм трусливо производит несиловую зачистку помещений. Квартиру, в которой топчется семья кадавров, он просто запирает, как и общий вход в дом. И приступает к выживанию. Что заключается в мародерстве по буфетам покойных и скрупулезном подсчете съестных припасов, беге трусцой по коридорам - для моциона, сборе дождевых вод, прослушивании тех самых кассет (спасших ему жизнь, кстати), ожесточенной игре на барабанах (Сэм - музыкант), сидении букой (см. "Пианиста" Полански).

Со временем все упирается в проблему, ради которой авторы фильма его и городили: то самое червивое одиночество. Аллегоричность в его демонстрации в какой-то момент приобретает форму гротеска: наш барабанщик видит на улице кота, пытается приманить его к себе компаньоном, но кот… предпочитает общество зомби.  

Человек - стадное животное (с абсурдной усиленностью напоминают авторы), ему плохо одному, ему нужны себе подобные. В противном случае - галлюцинации, бред, сумасшествие и поползновения на суицид (см. "Изгоя" Земекиса).

Особенно если тебе не повезло воспитать в себе интроверта. Кому происходящее под балконами только в радость, сплошное мизантропское удовольствие.

Любой даже средней руки поклонник хорроров скажет: по части фильмов ужасов французские товарищи вполне красочно преуспевают. Особенно с момента, как пошла т.н. "новая волна", ознаменовавшаяся чередой удивительно сочных, смачных, нахрапистых, жирных и брутальных картин, через одну - сплэттеров, возведенных в культ: "Мученицы", "Кровавая жатва", "Месть нерожденному", "Граница"… Один нюанс: с зомби-мувиз у этих ребят по-прежнему не особо дело ладится.    

Грехом против истины было бы назвать"Париж. Город Zомби" (в оригинале - The Night Eats the World) кино плохим и пропащим. Отчего же? Лье как актер достойно держится (чего не сказать про его персонажа), а пара-тройка ударных моментов - в наличии. И в сухом остатке - более-менее приличный постмодернисткий зомби-фильм от режиссера-дебютанта. С упором на оценку "более-менее".

3

Добавьте RG.RU 
в избранные источники