Новости

12.07.2018 09:53
Рубрика: Культура

Франдетти-шоу

Семь премьер одного года
Имя Алексея Франдетти сейчас на слуху: он постановщик ярких музыкальных спектаклей, выпускающий по несколько премьер в год. 34-летний актер-режиссер с итальянской фамилией родом из Ташкента. Играл в знаменитом театре "Ильхом", талантливейшего Марка Вайля считает своим Мастером. Много снимается в кино, преподает в ГИТИСе. Зимой выпустил "Эвиту" Уэббера в Свердловской музкомедии, весной там же - "Казанову" Карлиса Лациса по пьесе Цветаевой. Получил "Золотую маску" за "Суинни Тодда" на Таганке и "Микадо" в Екатеринбурге. На подходе - "Кандид" в Большом театре. Начата работа над "Стилягами" в Театре Наций, а фильм "Счастье мое" станет его режиссерским дебютом в кино. И это далеко не все…
Татьяна Мокроусова в роли Эвиты Перон в рок-опере "Эвита", поставленной Алексеем Франдетти. Фото: Татьяна Андреева/РГ Татьяна Мокроусова в роли Эвиты Перон в рок-опере "Эвита", поставленной Алексеем Франдетти. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Татьяна Мокроусова в роли Эвиты Перон в рок-опере "Эвита", поставленной Алексеем Франдетти. Фото: Татьяна Андреева/РГ

В чем секрет такой плодовитости? Вы быстро думаете? Или у вас такой компактный и эффективный метод работы?

Алексей Франдетти: Шесть недель на спектакль. Конечно, жизнь вносит свои коррективы, но мне в жестком графике комфортно. Я не умею импровизировать и как артист, и как режиссер. Поэтому все четко планирую.

1. Счастье мое

Я посмотрел тизер вашего будущего фильма "Счастье мое" и удивился выбору темы: по идее, это музыка не вашего поколения!

Алексей Франдетти: Совсем не моя. Если бы года два назад мне сказали, что я буду снимать про войну, я бы не поверил. Но продюсер Василий Соловьев посмотрел мои спектакли и сказал, что хочет делать со мной музыкальное кино. Начали искать тему, которая отзывалась бы в зрителях на уровне подсознания. И тут продюсер Маша Ионова подала идею снять фильм с песнями времен Великой Отечественной. А танго это я впервые услышал еще в театре "Ильхом" на спектакле Марка Вайля "Счастье мое". И фильм таким образом станет данью уважения моему мастеру. Сценарий написала драматург Саша Денисова, а композитор Евгений Загот сделал аранжировки.

Это танго, как я понял, - лейтмотив фильма?

Алексей Франдетти: Да, оно прозвучит не раз, и не только по-русски. И будет еще 15 музыкальных номеров. Есть там, например, очень драматичный эпизод, когда в санитарном поезде артисты выступают с веселым номером "Тюх-тюх-тюх, разгорелся наш утюг…" - чтобы раненые не видели, как по другую сторону состава выносят тела умерших…

Есть два типа мюзикла: в первом герои - артисты, они поют по долгу службы; во втором могут запеть целые улицы. Какой вариант - ваш?

Алексей Франдетти: Первый. Нам важно, чтобы музыка не была вставным зубом, когда вдруг запоют и танкисты и артиллеристы. И родилась идея фронтовой концертной бригады. Но есть еще один кинопроект: "Александрина", его будет снимать Филипп Абрютин, я займусь музыкальными номерами. Это парафраз фильма "Маленькая мисс Счастье": девочка едет из провинциального городка на конкурс талантов. И это как раз второй вариант мюзикла: герои поют, потому что поется.

2-3. Эвита и Кандид

Ваша "Эвита" в Екатеринбурге идет с успехом - первая в России постановка рок-оперы Уэббера. Вариант semi stage предложили вы?

Алексей Франдетти: У меня был такой опыт с постановкой "Путешествия в Реймс" Россини в Большом театре - почему бы не развить его в мюзикле? "Эвиту" я видел на Бродвее и, признаться, не был впечатлен до глубины души. Но аппетит пришел во время еды. Его подогревал Свердловский театр музкомедии, особенно Таня Мокроусова, исполнительница главной роли: давай попробуем немного подвигаться, хоть какую-то мизансцену!.. И все неожиданно разрослось до размеров почти полноформатного спектакля. 26 сентября в этом смогут убедиться москвичи: театр привезет его на фестиваль "Видеть музыку". Сентябрь у меня вообще насыщенный: в саду "Эрмитаж" мы сыграем в концертном исполнении "Суинни Тодда", и я там поработаю артистом, чего давно не делал. Затем - "Эвита", а потом, тоже в формате semi stage, премьера "Кандида" Бернстайна на Исторической сцене Большого театра.

Не жалко "Кандида" - в semi stage? Вещь зрелищная, смешная, эксцентричная, с философией, экзотикой: герой путешествует по странам мира. В России был единственный опыт полноценной постановки - Кирилла Стрежнева в том же свердловском театре. Почему снова остановились на урезанном формате?

Алексей Франдетти: В нашем "Кандиде" будет много видеографики, реквизита, костюмов, и, впервые на Исторической сцене ГАБТ - такое количество микрофонов. А полноформатной декорации - не будет, это предложение театра. У "Кандида" пять разных редакций, мы берем версию, которой дирижировал Леонард Бернстайн в Лондоне. Где персонажи поют, а тексты - у ведущего, он играет несколько ролей, и во всех оперных домах его исполняет артист мюзикла. Поэтому на сцену Большого выйдет Петр Маркин.

4.Казанова

Расскажите о новейшей премьере - "Казанове". Этот мюзикл по пьесе Марины Цветаевой "Приключение" - ваш давний замысел, и вы хотели его реализовать в Театре имени Пушкина. Почему поменяли театр?

Алексей Франдетти: Этот проект мы задумывали с артисткой Анной Кармаковой. Уже провели кастинг, нашли главного героя, и тут по ряду обстоятельств Анна не смогла участвовать в проекте. Но все к лучшему. Ведь мы рассчитывали на небольшой ансамбль и пение драматических артистов, а когда переехали в Свердловскую музкомедию, композитор Карлис Лацис переписал партитуру, она теперь гораздо сложнее и масштабнее.

У актеров драмы есть преимущество: они лучше говорят.

Алексей Франдетти: Да, я опасался: в музыкальных театрах могут петь замечательно, а заговорят - хоть лезь под кресло. Но в Екатеринбурге очень сильная труппа, о такой можно мечтать. И выяснилось, что говорить стихами артистам музыкального театра даже легче. Вообще, с приходом "новой драмы" артисты перестали владеть искусством монолога, не умеют в тексте развить мысль. В одном столичном театре, когда мы задумали постановку Шекспира, признались: наши артисты это не выговорят! В Екатеринбурге проблем не возникло: артисты произносят тексты сложные, и делают это хорошо.

И поэтому там вы поставили больше спектаклей, чем где-либо еще?

Алексей Франдетти: Мне комфортно с этой труппой. Она азартна, ей интересно. Та же Таня Мокроусова после "Эвиты", когда узнала, что ее не будет в "Казанове", попросила: "Ну придумай что-нибудь! Хоть в массовке буду бегать". И мы для нее превратили хозяина таверны - в хозяйку. В работе над спектаклем было много примеров актерской смелости, готовности играть роли и большие и малые. Поэтому очень люблю этот театр. Правда, в следующем году у нас не будет совместных работ. Буду репетировать в Екатеринбурге, но в театре через дорогу - в Оперном.

5-6. В джазе только стиляги

Еще один крайне любопытный проект - мюзикл по мотивам фильма "Стиляги" в Театре Наций. Почему такой выбор?

Алексей Франдетти: Идея принадлежит Евгению Миронову. Я предлагал мюзикл на сюжет "Брата-2". Он сначала согласился, а потом сказал, что смотрел мой спектакль "Гордость и предубеждение" в МХТ - светлый и радостный. Так что зачем делать про Петербург 90-х - лучше про СССР 50-х! И предложил спектакль по мотивам повести Юрия Короткова "Стиляги". Конечно, мы не собираемся буквально повторять фильм - он и сам по себе хорош. Это будет масштабная работа и очень дорогая: выяснилось, что получить права на мюзикл Уэббера проще и дешевле, чем на сюжет российского кино. Да, такую заломила цену компания, которой принадлежит сценарий. Цена песен тоже в десятки раз выше, чем на Бродвее. Но спектакль наш должен выйти, и это случится в феврале 2019 года.

В одном столичном театре, когда мы задумали постановку Шекспира, признались: наши артисты это не выговорят!

А уже в ноябре грядет ваш спектакль по еще одному хорошему фильму…

Алексей Франдетти: Да, в Школе драматического искусства - мюзикл Sugar по комедии "В джазе только девушки". В главной женской роли Наташа Быстрова, участвует Юрий Мазихин, Дафну играет Витя Добронравов. В этом театре непростое пространство - но с другой стороны, на Бродвее я смотрел спектакли в совершенно не приспособленных для театра помещениях - и ничего, каждый сантиметр работает не хуже, чем в больших театральных залах.

Извините за вопрос, как вы ухитряетесь не запутаться в таком количестве проектов и не начать случайно репетировать историю Дафны - в Большом театре?

Алексей Франдетти: А это "тайм-менеджент". Я прочитал несколько бизнес-учебников о том, как люди владеют многозадачностью. Если грубо, система проста: ты можешь заниматься десятью проектами в день, но важно, чтобы в тот час, который выделен на конкретный проект, ты думал только над ним. Если весь день заниматься десятью проектами сразу - ничего не получится.

И за пределами этого часа вы не продолжаете подсознательно думать об этом проекте?

Алексей Франдетти: Нет, никогда.

Не могу понять: вы человек эмоциональный или рациональный?

Алексей Франдетти: И то и другое. На самом деле это принцип существования в профессии Кирилла Серебренникова. Мы вместе делали "Пробуждение весны" в Гоголь-центре, и я видел, как он одновременно занимался и спектаклями, и выставкой, и какой-то инсталляцией, и постановкой оперы в Берлине… Для меня это - идеальная модель режиссерского творчества. Так интересно жить.

7. Микадо на грани нервного срыва

С дистанции времени очень видно угасание целых жанров. Моя юность - это музыкальное кино: редкий фильм без песни. Расцвет оперетты и всеобщая к ней любовь. Сегодня это музейный жанр, а музыкальное кино - редкость даже в Голливуде. Занимаясь  этим жанром, вы ощущаете эту проблему?

Алексей Франдетти: Если судить по числу предложений, которые я получаю - два-три в неделю, потребность в музыкальном жанре и сейчас огромна. Даже заметна новая волна интереса к нему. Почти в каждом театре драмы есть музыкальный спектакль. А оперетта уходит - и это жаль. Я люблю классическую оперетту, и работа над "Микадо" в Екатеринбурге только приблизила меня к этому жанру. Мечтаю поставить "Баядеру" - переписав пьесу, но сохранив прекрасную музыку. Важно и то, что есть молодые режиссеры, которые успешно занимаются музыкальным театром. Так, мой коллега Филипп Разенков очень интересно работает и опере, и в мюзикле. Талантливый Антон Музыкантский, который учился и работал в Лондоне, любит и хорошо знает жанр, и я надеюсь, в следующем сезоне состоится его дебют в Свердловской музкомедии. Хочется видеть его уже не в качестве младшего товарища, а в качестве прямого конкурента.

Вы упомянули о своей постановке "Микадо" - первой в России со времен Станиславского. Ведь есть же у жанра огромные резервы нетронутой классики! Те же Гилберт и Салливан - одни "Пираты из Пензанса" чего стоят!

Алексей Франдетти: А есть еще один интересный автор - Дэвид Язбек, недавно получивший 10 премий "Тони" за мюзикл "Визит оркестра". Я хочу поставить его мюзикл "Женщины на грани нервного срыва" по фильму Альмодовара - мы думали о нем в Театре имени Пушкина, и даже готов макет декораций. Спектакль ждет своего часа.

Как вы относитесь к музыкальной критике? По моим наблюдениям, оперные критики к "легкому жанру" относятся как ко второму сорту, а драматические музыку вообще не слышат.

Алексей Франдетти: Это реальная беда. О "Казанове" вышло несколько статей: разбирают картинку, но ни слова о музыке, - а там она очень сильная. По пальцам одной руки можно подсчитать критиков, которые что-то понимают в музыке. И знаете, для меня это маленькая личная победа - что на Исторической сцене Большого театра появится "Кандид" Бернстайна: попробуйте потом доказать, что это - "легкий жанр"!

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Театр Музыкальный театр