Новости

12.07.2018 18:10
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Аэрозингер и человек-муравей

В галерее "Ковчег" открыли проект "Нежность"
"Нежность"? Кажется, более неподходящего названия для выставки трудно придумать… Если не вспомнить, что это еще и название песни середины 1960-х - той самой, которая звучала в фильме "Три тополя на Плющихе". Той самой, в которой печаль по пилоту и волшебнику Экзюпери соседствовала с ревностью к звездам, что дарят нежность любимому… Той самой, в мелодию которой Александра Пахмутова вплела отсылки к "Простой симфонии" Бенджамина Бриттена. Той самой, которую любили космонавты.

Любопытно, что эта песня вовсе не принадлежала к плеяде "песен о главном". В том плоском смысле, что подразумевал джентльменский идеологический набор. Соответственно, ни маршевых ритмов, ни речевок-припевов для школьных смотров песни и строя… Отсылка к "Маленькому принцу" и французскому авиатору круг аудитории точно не расширяла. Не пароль для "своих", конечно. Скорее, нить Ариадны, ведущая в лабиринт мировой литературы и музыки. Эта "нездешность" героя, который ближе к звездам, чем к миру сему, и французскому "Маленькому принцу", чем к "Песне о Соколе", его неприкаянность и смелость - как ни странно, и сделала его желанным героем на исходе оттепели, когда ни иллюзий, ни надежд на изменение здесь и сейчас почти не осталось. И это прощание с надеждой, но не с любовью и мечтой, в сущности, нерв фильма, в котором Олег Ефремов и Татьяна Доронина сыграли случайную встречу родных душ в сутулоке "мимошедшей" городской жизни как последний дар судьбы. Не случайно для них эта песня становится знаком душевного родства. Не случайно и героиня Дорониной поет ее застенчиво, используя интонацию и народной лирической песни.

Именно амбивалентность песни и позволяет ей стать точкой сборки для выставки, соединяющей античный миф об Икаре и традиции лубка (в работах Александра Максимова, например), отсылки к авангарду и иронию над гламуром (в серии Юрия Аввакумова, соединяющего фотографии звездного неба со стразами), добротную жанровую живопись с сюрреалистическим сюжетом в духе "Меланхолии" Ларса фон Триера (в триптихе "Завтра" Марии Сафроновой), почти монохромную абстракцию с хэштэгами из инстраграмма (серия #followme Павла Отдельнова)…

Именно амбивалентность песни "Нежность" и позволяет ей стать точкой сборки выставочного проекта

Справедливости ради, надо заметить, что "странные сближения" частенько родом из реальности. Просто хороший художник их всегда готов заметить. Как, например, Елена Сафонова или Яков Рубанчик, которые в 1941-1942 запечатлели громадные рыбины аэростатов. Их "выгуливают" по мощеным улицам, мимо барочных арок, солдатики в кирзовых сапогах, или надувают в сквере, в окружении почти ренессансного вида зданий… Художник Дмитрий Цветков, обнаружив на страницах детских книжек 1930-х годов правительственные телеграммы "челюскинцам" и спасшим их летчиков, расписывает эти книги красными самолетиками и ледоколом, хоть как-то смягчая барабанную дробь официальных указов прозрачной акварелью. Он пишет в манере "Лендетгиза", фактически "проявляя" сюжет о знаменитой ленинградской школе детской иллюстрации. А вот фрагмент романа "Мастер и Маргарита", где героиня летит на бал к Воланду над Москвой, он оркестрирует …нотной записью, которая расчищает страницу от сонма крошечных рисованных человечков-муравьев.

А рядом парит "Аэрозингер" Максима Харлова. "Аэрозингер", сложносочиненный объект из старой швейной машинки, - неточная рифма к хлебниковскому зинзиверу и кузнечику. Он выглядит утраченным звеном эволюции между "Летатлиным" и поделками из серии "Сделай сам"… В нише - толстая книга доктора Николая Арендта "О воздухоплавании, основанном на принципах парения птиц". Вышла в 1889. А девять лет спустя юный Володя Татлин будет в Харькове наблюдать за испытаниями летательного "снаряда", сконструированного доктором К.Я, Данилевским. А еще сто лет спустя, в 1997, Леонид Тишков напишет акварель на это событие. Нет, не оду - рисунок, посвященный воздухоплавателям и художникам…

Вот и кураторы не оду складывают - сплетают рифмы неочевидные. Собственно, эти переходы-связки, мостики, наверное, и есть хрупкая, нежная ткань - то ли белого стиха, то ли сюжета выставки. Да, она дышит историей. Но история тут род эфира, в котором плывет голубой шарик планеты. В его пространстве просто рукой подать от книжек докторов про птиц - до первых ракетных двигателей, от утопической мечты о полете - до железной поступи имперского орла, от символистов начала ХХ века - до притч Гарифа Басырова… И кажется, кроме песни "Нежность" в качестве ключа тут подошла бы "Меланхолия" Дюрера.

Культура Арт Актуальное искусство Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Выставки с Жанной Васильевой РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники