Новости

31.07.2018 20:09
Рубрика: Спорт

Спасти альпиниста

Александр Гуков вырван из плена горы Латок-1 целым и невредимым
В Пакистане успешно завершилась уникальная операция по спасению нашего альпиниста Александра Гукова, который провел в горах неделю без еды и горелки.

Питерец Александр Гуков и Сергей Глазунов из Иркутска намеревались совершить восхождение на Латок-1 - одну из вершин пакистанской горной системы Каракорум (высота над уровнем моря - 7145 м).

Через несколько дней после начала экспедиции альпинисты сообщили о том, что оставили все тяжелые вещи в базовом лагере на высоте 5500 метров и отправились штурмовать вершину. Однако на отметке 6200 метров Сергей Глазунов сорвался со склона горы и погиб, а Гуков попросил эвакуации.

Спасательная операция осложнялась непростым ландшафтом и тяжелыми метеоусловиями. Лишь через семь дней после начала спасательных работ пилотам пакистанских ВВС на вертолетах удалось снять застрявшего в горах российского альпиниста.

С Латока-1 Гуков был доставлен в госпиталь в город Скарду. Его состояние оценивается как тяжелое: за дни, проведенные на горе, Александр сильно ослаб и говорить мог с огромным трудом. Зато обошлось без обморожений. Сообщается, что в Исламабаде готов борт Ил-76, который доставит альпиниста в Питер.

Манящий Латок

Вершина Латок-1 считается одной из самых привлекательных для альпинистов высшего класса. Точнее, северная сторона горы, представляющая собой, так называемую big wall, "большую стену". По более легкой южной стороне люди на Латок-1 уже поднимались. По северной - нет. Хотя с 1978 года соответствующих попыток было больше 50. Все закончились неудачей.

В прошлом году взойти на Латок-1 попытался и Александр Гуков, но его группа добралась только до отметки 6800 метров. Дальше не пустила непогода. Тем не менее Гуков от амбициозной затеи проложить маршрут через северную сторону Латока-1 не отступился. "Одно теперь я знаю точно: Латок-1 по северному гребню реален. Сложный и изнурительный, но реальный. На этот раз не взошли, но думаю, что у нас есть все шансы сделать это в следующий раз", - писал Александр в своем блоге.

Следующий раз наступил в июле нынешнего года. В напарники 42-летний Гуков взял 26-летнего Сергея Глазунова, который несмотря на относительно юный возраст был уже мастером спорта и чемпионом России. Дуэт начал восхождение на Латок-1 10 июля. А 22 июля альпинисты сообщили о том, что оставляют тяжелые вещи в базовом лагере на высоте 5500 метров и начинают решающий штурм вершины. Провизию при этом Гуков и Глазунов взяли всего на пять дней.

Альпинист Александр Гуков провел на высоте 6200 метров неделю без еды и снаряжения

Но исполнить задуманное не удалось. "Вчера, 25 июля, в 12.24 по московскому времени пришел сигнал SOS, - сообщила подруга Гукова Анна Пиунова. - А у нас с Саней Гуковым была договоренность: если аккум на нуле и дела плохи, он высылает SOS и высоту, но в следующем сообщении Саша написал: "МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ". И следом: "МЕНЯ НУЖНО ЭВАКУИРОВАТЬ". А через иридиум: "Серега улетел. Я вишу на стене без снаряги".

У сорвавшегося насмерть Глазунова были запасы еды и все снаряжение. Но даже без него Гуков умудрился найти выступ, чтобы закрепить палатку. Там, погребенный снегом, словно в коконе, на высоте 6200 метров альпинист и дожидался спасения.

- Спасибо, что помогли мне, - сказал Гуков спасателям перед перелетом в госпиталь. - Мне снилось, что я уже дома, но я понимал, что слишком далеко. Надеялся, что обо мне не забыли. Спасибо вашим пилотам, им было тяжело из-за наклона стены. Но они справились.

Чудо в горах

Из-за пресловутых метеоусловий и без того уникальная по своей сложности спасательная операция затянулась на неделю. Извлечь альпиниста удалось только накануне, когда небо прояснилось и "открыло" гору. Координатор штаба по проведению спасательных работ в Пакистане Алексей Овчинников назвал вызволение Александра Гукова чудом. Почему, он объяснил в интервью "Российской газете".

В чем именно заключается чудо, Алексей?

Алексей Овчинников: Первое - это то, что Гуков оказался живуч. Он 20 дней провел на горе: это очень высокая нагрузка для организма. Последние три дня он был фактически без еды и воды. Еда, которую мы ему скинули пять дней назад, кончилась, а горелкой он почему-то воспользоваться не смог. То есть он не мог топить воду и ел только снег. Живучий организм. Второе, поскольку выпало 30 сантиметров снега, была высокая вероятность, что его может снести лавиной. Он сам нам писал эсэмэски, что лавины сходят там в нескольких метрах от него. Это тоже чудо, что лавины прошли мимо и его не накрыло. А третье - это история с вертолетом. Вообще у них потолок - четыре тысячи метров, выше пилоты стараются не подниматься. Просто потому, что воздух становится очень разряженным, и вот эти лопасти, которые вращаются, уже не создают тягу для вертолета. Вертолет на высоте шесть тысяч метров становится очень неустойчивым и может опрокинуться в любой момент. А если еще в такой ситуации сбрасывать трос и на этом тросе должен висеть человек... одним словом, это была очень сложная технически операция - подлететь, зависнуть, скинуть трос, пристегнуть человека, улететь. В интернете можно легко найти видеоролики, как вертолеты во время таких операций разбиваются.

То есть пилоты рисковали?

Алексей Овчинников: Они боялись лететь, у них было мало опыта. Пакистанцы на своей военной базе два дня тренировались один только трос скидывать. Это так называемый лонглайн, внешняя подвеска, трос длиной 50-60 метров. На него подцепили спасателя и поднесли к палатке, где был Гуков. Александр оттуда вылез, его пристегнули к тросу и спустили на ледник.

Что, по-вашему, двигало ими в данной ситуации? Когда на кону твоя жизнь, о деньгах, наверное, уже особо не думаешь...

Алексей Овчинников: Мне кажется, тут все просто: люди должны спасать людей. Это по-нормальному, это по-человечески. Я бы на их месте сделал то же самое.

Как действовали вы, когда узнали обо всей этой истории?

Алексей Овчинников: Я Александра Гукова лично знаю: как только выяснилось, что он жив, то я уже не мешкал. Спасательными работами я занимаюсь не в первый раз, знаю, как все это организовывать, особенно за рубежом. У нас в принципе были похожие ситуации. Например, восемь лет назад команда под руководством Александра Одинцова попала в плен к индейцам в Венесуэле. Пришлось через наш МИД звонить в приемную к Уго Чавесу. В итоге отправили за ребятами борт с национальной гвардией с автоматами, чтобы они вызволили наших из плена. Здесь надо отдать должное нашему МИДу и посольству в Пакистане и выразить благодарность Сергею Лаврову, который в этой ситуации лично сразу среагировал. От моего звонка оперативному дежурному в посольство до начала работ прошло меньше часа. Это очень быстро. Нам сразу предоставили помощника посла РФ в Пакистане Вадима Зайцева, который взял на себя массу всего. Это же и переговоры с военными, с местными властями. Отдельная история, как мы делали паспорта спасателям и перебрасывали им визы, получали разрешение на полеты...

Правильно я понимаю, что спасработы требуют серьезных финансовых затрат. Как решался этот вопрос?

Алексей Овчинников: Гуков был застрахован на 20 тысяч долларов. К страховой компании нет никаких претензий, они очень быстро отработали ситуацию. От нашего звонка по поводу несчастного случая до того, как они вышли на пакистанских властей, прошло часа два. Имеющиеся 20 тысяч были исчерпаны за четыре дня спасработ: это на самом деле небольшая сумма. Обычно полеты стоят дороже, но пилоты выставили довольно бюджетные расценки. Когда деньги закончились, мы объявили сбор средств. За сутки собрали порядка миллиона рублей. Думаю, вся эта сумма будет израсходована. Потому что вертолеты после четырех дней летали еще три, плюс мы собираемся заказать облеты, чтобы найти тело Сергея Глазунова.

С вердиктом не спешат

Что привело к гибели Глазунова, ошибки альпинистов или независящие от них обстоятельства, - с выводами в ФАР предпочитают не спешить. "Будет анализ несчастного случая. Выслушают Гукова, который предоставит письменно показания. Ситуацию всесторонне изучат и сделают соответствующие выводы. Думаю, это произойдет в течение полугода", - подчеркнул член правления ФАР Александр Одинцов.

При этом, по его словам, трагедия на Латоке-1 ничуть не скажется на его заманчивости для альпинистов: "В этом году там погода никакая, а в следующем будут новые экспедиции. Стена-то не пройдена".

В тему

Критическая ситуация, в которой оказался российский восходитель, а также операция по его спасению, имеют аналоги в истории мирового альпинизма. Так, в 2005 году в безвыходном положении оказался знаменитый словенский спортсмен Томаш Хумар. Он намеревался в одиночку покорить юго-восточную, Рупальскую стену горы Нанга-Парбат - девятой по высоте вершины мира (8126 метров), одного из трех самых сложных и опасных восьмитысячников, находящегося в Пакистане, в том же горном массиве, что и вершина Латок.

Хумар успел подняться по стеновому участку до высоты 6400 метров, когда был застигнут внезапным снегопадом, который не прекращался шесть дней. Альпинист провел пять "холодных" ночевок на узкой полке, постоянно засыпаемой снегом. В последнюю ночь температура в спальном мешке опускалась до -5 градусов, а одежда примерзала к телу. Спасательная операция была организована вооруженными силами Пакистана. Как только позволила погода, к Хумару приблизился легкий вертолет, откуда ему был сброшен трос, за который изможденный спортсмен смог зацепиться и был благополучно доставлен в базовый лагерь.

Подготовил Петр Лихоманов

Спорт Виды спорта Экстремальный спорт В мире Ближний Восток Пакистан РГ-Видео РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники