Новости

31.07.2018 23:07
Рубрика: Культура

Роман с героиней

Не знаю, смогла ли бы Елизавета Александровна Дьяконова прочитать роман Павла Басинского "Посмотрите на меня" с таким же участием, с такой же нежностью и с таким же состраданием, с какими автор этой удивительной во многих отношениях книги читал и перечитывал ее "Дневник русской женщины".

Понятно, что сам вопрос имеет схоластический характер, так как Е. Дьяконова, ушедшая из жизни при невыясненных до конца обстоятельствах в июле 1902 года в горном Тироле, не могла читать роман о своей тайной истории, вышедший в свет в 2018 году. Но если бы и смогла, то наверняка оценила бы широту осведомленности автора в самых разных вопросах русской и западно-европейской жизни, как минимум трех последних ее столетий, его энциклопедическую образованность литературоведа, глубину его мышления и страсть докапываться во всем "до самой сути". За свою короткую двадцатишестилетнюю жизнь Елизавета Александровна всегда распознавала истинно талантливых и образованных людей, с которыми сводила ее судьба. И в Нерехте Костромской губернии, где она родилась в 1874 году и где была упокоена в году 1902-м, и в Ярославле, где закончила гимназию, и в Санкт-Петербурге, где провела четыре года на Бестужевских курсах, и в Париже, в Сорбонне, куда поступила учиться на юриста, что было из ряда вон выходящим событием не только для российского общества. Она знала многих выдающихся деятелей конца ХIХ - начала ХХ века. И - без взаимности - восхищалась многими из них.

За свою короткую двадцатишестилетнюю жизнь она всегда распознавала истинно талантливых и образованных людей, с которыми сводила ее судьба

Случись ей прочитать книгу о себе, она нашла бы достоинства автора ни в чем не уступающими ее лучшим профессорам. А в чем-то - и превосходящими их. Но, почти уверен, она была бы раздражена, что кто-то посягнул на ее глубоко личную историю. Она охраняла внутренний мир так тщательно и сочиняла свою публичную жизнь столь старательно, что любая попытка прикоснуться к их тайнам, а тем более истолковать их показалась бы Елизавете Александровне тяжким преступлением против самой сути ее бытия.

Можно было бы и согласиться с ней, если бы не два - как минимум! - важных обстоятельства, которые делают ее возможный гнев излишним до необязательности. При всей видимой трезвости взгляда на свою героиню Павел Басинский увлечен ею до крайности. Его интересуют мельчайшие детали ее духовной и психофизиологической жизни, он постоянно возвращается к таким подробностям ее существования, на которые явно были неспособны обратить внимание окружающие ее люди. Его интересует все: ее подростковые страхи и борьба с тайной и стыдной, неизлечимой, как казалось по тем временам, наследственной болезнью, худоба рук и красота глаз. Он не оставляет без внимания детали ее туалета, фигуры, прически, вновь и вновь вглядываясь в ее портрет с распущенными волосами, сделанный в год окончания Бестужевских курсов в Санкт-Петербургском фотоателье Е. Л. Мрозовской. И конечно, особое внимание П. Басинский уделяет формированию характера тайной силы и независимости, ищущего неземной чистоты и высоких помыслов в мужчинах и женщинах, с которыми она не может сойтись из-за своих представлений о "правильной жизни", сформированных не только ее православным воспитанием, но прежде всего "Крейцеровой сонатой" Л. Толстого, и особенно послесловием к этой повести. Не думаю, что еще какой-то мужчина в жизни Елизаветы Дьяконовой был столь увлечен ею так, как П. Басинский. Позволю себе высказаться решительней: автор романа "Посмотрите на меня" влюблен в свою героиню, которая, по его мнению, сама была способна создать вымышленную модель идеального возлюбленного. Тем сильнее его участие в ее судьбе, тем острее страсть, тем категоричнее определения ее поступков. В этом романе он сам благородный рыцарь Ланселот, о котором мечтала и которого не нашла при жизни Елизавета Александровна. Но обрела более чем через сто лет после смерти.

Книга П. Басинского - и это еще один аргумент, который дает автору полное право погрузиться в тайную историю Е. Дьяконовой и открыть ее для читателей, состоит в том, что автор не просто возвращает в современный культурный контекст имя, если и не забытое, то и не общеизвестное, но определяет для "Дневника русской женщины" высокое место в истории русской словесности и общественной мысли, ставит его вровень с классическими произведениями, потребность в которых не истончается с течением времени. Притом что сразу после публикации ее дневника в 1904-1905 гг. (его напечатали в трех книгах в приложении к журналу "Всемирный вестник"), равно как и после выхода наиболее полного собрания ее сочинений в издательстве В.М. Саблина в 1912 г. о литературном наследии Е. Дьяконовой и ее незаурядной (и незавидной) судьбе писали не только газетные рецензенты, но и такие глубокие и парадоксальные авторы, как Василий Розанов, П. Басинский создал произведение, которое значительнее самого Лизиного дневника. Автор романов о Льве Толстом, Иоанне Кронштадтском, Максиме Горьком сообщает своей героине особый масштаб, которым, возможно, она и обладала в реальной жизни. В истории феминистского движения судьба Е. Дьяконовой занимает неповторимое место. Она на своем глубоко личном опыте доказала, на что способна женщина, обладающая волей и характером. Даже страдающая от своего одиночества и неизлечимой болезни. Слишком поздно пришедшая к тому, что страсть ума и страсть сердца - это вовсе не одно и то же.

Страсть ума и страсть сердца - это вовсе не одно и то же

П. Басинский явно не принадлежит к тем мужчинам, которые считают, что все женские проблемы и расстройства происходят от отсутствия нормальной сексуальной жизни в удачном замужестве. Он избегает простых взглядов на отношения полов, понимая всю тягостную ответственность мужчины, который взялся написать тайную историю выдающейся русской женщины, жизнь которой оборвалась в "эпоху канунов", оставив загадочный сигнал будущим поколениям.

Культура Литература Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники