Новости

02.08.2018 07:45
Рубрика: В мире

Особые уроки

В республике не готовы обучать детей с ограниченными возможностями здоровья
Школьные учителя опасаются брать на себя ответственность за обучение детей с ограничениями по здоровью, поскольку нередко не знают, что делать, если ребенку станет плохо во время урока. Фото: Любовь Борисенко Школьные учителя опасаются брать на себя ответственность за обучение детей с ограничениями по здоровью, поскольку нередко не знают, что делать, если ребенку станет плохо во время урока. Фото: Любовь Борисенко
Школьные учителя опасаются брать на себя ответственность за обучение детей с ограничениями по здоровью, поскольку нередко не знают, что делать, если ребенку станет плохо во время урока. Фото: Любовь Борисенко
Не за горами начало нового учебного года, и у родителей детей с ограниченными возможностями здоровья начались поиски учебных заведений, которые могут принять особых детей на обучение. Но, как оказалось, подобную ответственность большинство руководителей школ, как частных, так и государственных, взять на себя не готовы.

Лечение или учение

Нурлан А. (Имена детей и их родителей изменены. - Прим. ред.) в этом году пойдет в первый класс. Мальчик - лилипут, но его умственным способностям позавидовали бы многие сверстники и дети более старшего возраста. В свои семь лет он играет в шахматы и решает задачи по математике за второй класс. Любит читать про пиратов.

- Нурлан ходит в обычный детский сад, и общение со сверстниками послужило тому, что он не чувствует себя закомплексованным, - рассказала его мама Майрамгуль. - Я уже ходила в школу, разговаривала с преподавателями и директором. Конкретно ничего не сказали, лишь велели прийти в августе, хотя, насколько знаю, набор в первые классы идет уже давно. Боюсь, что моего мальчика не возьмут в первый класс.

Акылай - дочери Нурайым Ж. - в этом году исполняется восемь лет. Девочка страдает тяжелой формой сахарного диабета. Каждые три часа ей необходима инъекция инсулина. Чтобы не делать уколы постоянно, родители приобрели специальный аппарат, который контролирует уровень сахара, определяет дозу препарата и вводит его в организм ребенка.

- Сейчас в республике насчитывается около полутора тысяч детей, страдающих сахарным диабетом, и половина из них - младшего школьного возраста, - рассказала Нурайым. - Практически у всех - проблема с устройством в школу. Когда директора узнавали, что дочь больна диабетом, под разными предлогами старались нас не принимать. Кое-как удалось устроить ее в частную школу, но потом меня предупредили, чтобы я подыскивала другую. Перевести Акылай в государственную рискованно. Во-первых, это для нее стресс, ведь она уже привыкла к коллективу, педагогам, а значит, резко подскочит сахар. Во-вторых, практически ни в одной из государственных школ нет медицинского кабинета или хотя бы медсестры, я уже не говорю о врачах. В-третьих, учителя не обучены, как вести себя с больным ребенком. Кроме того, детям с диабетом необходимо полноценное горячее питание, а оно есть не везде.

С аналогичной проблемой два года назад столкнулась жительница города Каракола Батма Т. Она устраивала своего сына в первый класс. У мальчика врожденный детский церебральный паралич. Он передвигается на костылях, но уже в шесть лет прекрасно читал, рисовал. Когда мальчику исполнилось семь, Батма собрала документы и отправилась в обычную общеобразовательную школу, которая находится недалеко от дома. Однако директор наотрез отказалась принимать ребенка в первый класс. Такая же история повторилась и в других школах. Педагоги не захотели обременять себя лишними хлопотами. К тому же дети с таким недугом вряд ли смогли бы учиться наравне со своими здоровыми сверстниками, следовательно, портили бы картину успеваемости.

Прошло два года. Сейчас сын Батмы круглый отличник и душа класса. Научился играть на гитаре, пишет стихи и небольшие сценарии к школьным постановкам. Теперь без него не обходится ни один конкурс художественной самодеятельности.

- А ведь я обошла практически все школы Каракола, была в отделе образования, - вспоминает Батма. - Нам предложили домашнюю форму обучения, но ведь детям, кроме уроков, важно общение. Я пригрозила, что подам в суд, и пусть там мне разъяснят, на каком основании ребенка не принимают в обычную школу. В Караколе нет специальных учебных заведений, где дети-инвалиды могли бы получать хоть какое-то образование.

В одной из средних школ ребенка в итоге принять все же согласились. Но прежде директор собрала педсовет и рассказала коллегам о ситуации.

Особый подход

Конечно, в этой ситуации педагогов понять можно, ведь на них ложится дополнительная ответственность. Кроме того, учитель просто может растеряться, если ребенку с ограниченными возможностями здоровья вдруг станет плохо прямо на уроке. Это во времена СССР преподавателей еще в институте учили оказывать первую медицинскую помощь, а сейчас в вузах подобного не предусмотрено.

- Конечно, к детям, страдающим серьезными хроническими заболеваниями, требуется не только особый подход, необходима и специальная программа обучения, - утверждает педагог Елена Сиротина. - Вовсе не хочу сказать, что такие дети отстают в развитии умственно. Бывает даже наоборот, но ведь случается и так, что не справится, например, с контрольной работой, разнервничается, и тогда обостряются болячки. Он несколько недель болеет, но остальные дети не могут же сидеть и ждать, когда заболевший одноклассник выздоровеет. С нас ведь тоже требуют выполнения школьной программы. Я лично не против, чтобы в моем классе учился ребенок с ограниченными возможностями, и даже попросила бы ребят помогать ему, но сможет ли он сам выдержать темп обучения? Если начнет отставать от других, кроме физического недуга добавится душевный. Будет чувствовать себя виноватым и думать, что подводит всех.

Учитель на дом

В известной в Киргизии гражданской организации "Совет по правам человека" вместе с тем утверждают, что 75 процентов детей с ограниченными возможностями здоровья не имеют доступа к образованию. По данным ПРООН, в республике насчитывается 26 тысяч несовершеннолетних с серьезными или хроническими недугами. Доступ к образованию есть только у четверти из этих ребят.

В Минобразования и науки КР также признают существование проблемы. "В настоящее время в Киргизстане реализация права детей со специальными потребностями сталкивается с препятствиями", - говорится в официальном сообщении ведомства. Но, как утверждают в министерстве, над решением проблемы работают.

По данным ведомства, в 2017-2018 учебном году количество детей с ОВЗ, посещающих общеобразовательные учреждения, составило 4088 человек. Еще 2294 ребенка обучаются в специальных школах-интернатах, а 624 - на дому. Ситуация, как полагают в министерстве, может измениться после внедрения специальной программы развития инклюзивной образовательной среды. Работать над документом ведомство готово вместе с организацией по защите прав детей с ограниченными возможностями здоровья "Жанырык".

Справка "РГ"

Согласно данным ПРООН, в республике катастрофически не хватает учителей и медиков, специально подготовленных для работы с детьми с ограничениями по здоровью. По всей стране насчитывается не более десятка детских психиатров. Причем девять из них работают в Бишкеке и один - в Оше. В других регионах таких специалистов нет.

Комментарий

Нургуль Ишимбекова, координатор проекта ЮНИСЭФ:

- К обучению детей-инвалидов нужен специальный комплексный подход, а родителям, педагогам и ученикам необходимо уяснить, что такое сострадание. Реабилитация детей в специальных центрах была бы более эффективной, если бы мы имели возможность хотя бы дистанционно получать консультации логопедов, врачей. Кроме того, нужны методики обучения. Например, некоторые дети не могут держать ручку, чтобы писать. Почему бы не применить для обучения планшеты? Уж нажать-то на букву на сенсорном экране ребенок наверняка смог бы.

В мире экс-СССР Киргизия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники