Новости

09.08.2018 10:51
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

В Усть-Анзасе не захандришь

"РГ" помогает жителям отдаленных поселков Кузбасса
Библиотеку из семисот книг, аптечку с набором самых необходимых медикаментов, а также гуманитарную помощь - одежду, обувь и детские игрушки - доставила в отдаленный поселок Усть-Анзас в Горной Шории экспедиция сибирского представительства "Российской газеты".
В Усть-Анзасе живут почти так же, как сто лет назад. Фото: Юлия Потапова/ РГ В Усть-Анзасе живут почти так же, как сто лет назад. Фото: Юлия Потапова/ РГ
В Усть-Анзасе живут почти так же, как сто лет назад. Фото: Юлия Потапова/ РГ

Книги для жителей таежного поселка собирали почти год. До Таштагола груз доставила "Почта России", а дальше помогла администрация Таштагольского района.

Заведующая библиотекой Усть-Анзаса Наталья Кискорова от имени всех селян (а их около двухсот человек) поблагодарила членов экспедиции. Правда, сейчас местным не до книжек - время сенокоса. Потом придет пора убирать урожай и бить в тайге кедровую шишку. А вот долгой зимой, если ты, конечно, не охотник, свободного времени много. И до ближайшего крупного населенного пункта - поселка Шерегеш - больше пятидесяти километров. Учитывая, что электроэнергией поселок снабжается с помощью бензинового генератора всего несколько часов в сутки, телевизор тоже особо не посмотришь. Так что времени для чтения хоть отбавляй. По крайней мере, у пенсионеров, которых здесь большинство.

В прошлом году при содействии "РГ" народную библиотеку доставили в таежный поселок Эльбеза, где не первый год действует "сухой закон". И тут выяснилось, что одна из главных проблем местных жителей отсутствие в поселке медикаментов - добраться до аптеки в райцентре очень непросто. Поэтому, вернувшись в Кемерово, мы с помощью партнеров "РГ" собрали самые необходимые лекарства и отправили их эльбезинцам.

При подготовке нынешней экспедиции ее инициатор и организатор Тамара Ступина постаралась учесть этот нюанс. И в Усть-Анзас мы, кроме книг, привезли аптечку, которую передали 75-летней Галине Торчаковой, работавшей раньше фельдшером. Впрочем, как выяснилось, бывших фельдшеров в отдаленных поселках не бывает.

- В Таштагольский район я приехала из Новокузнецка в 1963-м, по распределению, - рассказывает Галина Лаврентьевна. - По национальности я не шорка: отец из Белоруссии, а мама - из Курска. Сначала я выбрала Кузнецкий район города Кемерова, но черт дернул, захотелось экзотики - лошади, лыжи... В итоге попала в самую глушь, куда ни дороги, ни вертолета. А чтобы раньше времени не сбежала, сказали, что диплом выдадут только через два года. Заплакала, помню. А главврач Таштагольской больницы в ответ: "Что за детский сад?" и скорее штампанул отметку о приеме на работу.

Молодого специалиста поселили вместе с учителями местного интерната. А дела принимать было не у кого: медики из Усть-Анзаса сбегали один за другим. И никакой вакцинации не проводилось. В результате на Галинином участке от дифтерии умерло двое детей. На искоренение страшной болезни в округе у молодого фельдшера, которая вышла замуж за местного парня, ушел не один год. А муж, кстати, возглавлял поселковую администрацию и добился, чтобы медпункт в поселке построили.

- По участку я передвигалась на лодке, пешком или на лошади, привязав рюкзак к седлу. Научилась ездить, держа повод одной рукой, по-мужски. А зимой - на лыжах. Сама везде ходила, никто не сопровождал. Всякое бывало. Однажды весной лошадь понесла, а со мной в санях дочка. Но я повода не выпустила, так она нас и тащила, пока не встала.

Одна на тринадцать поселков - в таком режиме Галина Лаврентьевна отработала лет пятнадцать. Сколько трудных родов на дому приняла, скольким больным жизнь спасла, сбилась со счета. А ушла на пенсию - и сменщика не нашлось. Местных девчонок, которые по медицинскому профилю в городе учатся, сагитировать вернуться в родное село не смогли.

- Так что я уже семнадцать лет остаюсь на подхвате. У меня квартира в Таштаголе, думала, если медик здесь появится, уеду жить туда. Но медика так и нет, - сетует Торчакова. - А случаи всякие бывают. Как-то раз одна женщина должна была в понедельник лететь в роддом, но схватки начались в субботу. Муж ее ко мне привез. А куда деваться? У меня, кстати, и чемоданчик для приема родов сохранился. Ничего, та женщина уже одиннадцатого ребенка родила.

Связь с большой землей в поселке только по таксофону. Раньше была рация - можно было вызывать санитарный вертолет к больному, если, конечно, метеоусловия позволяют. Местную учительницу таким образом спасли. Фельдшер правильно поставила диагноз и вовремя - воспалившийся аппендикс лопнул в руках у городского хирурга.

Сейчас порядок в медпункте поддерживает техничка, и когда из Шерегеша дважды в год приезжает бригада врачей, есть, где принять пациентов. Ставят прививки, выдают лекарства. Вот и экспедицию "РГ" решили совместить с работой мобильной бригады врачей. Прием вели педиатр, терапевт, хирург и оториноларинголог. Специалисты соцзащиты раздавали гуманитарную помощь, желающих консультировали представители пенсионного фонда.

- Подобные благотворительные акции проводим уже три года, - рассказала "РГ" замначальника управления соцзащиты населения Таштагольского муниципального района Елена Поцелуева. - Мобильная бригада в отдаленные сельские территории (всего их больше ста) выезжает раз в неделю по графику. На базе центров соцобслуживания пожилых людей в Таштаголе, Шерегеше, Мундыбаше, Казе и Темире работают три пункта обмена, проката и взаимопомощи. Собираем у населения новые и бывшие в употреблении вещи в хорошем состоянии, детский ассортимент, игрушки. А в этом году еще и установили "Корзины добра" в супермаркетах.

Состояние здоровья жителей Усть-Анзаса проверили и прибывшие в составе экспедиции врачи и ученые. И с удовольствием констатировали, что у большинства обследованных все в порядке: "Пульс - как у спортсменов". Этому способствует регулярный физический труд и необходимость преодолевать большие расстояния на своих двоих или в седле. Шорские женщины испокон веков на охоту ходили и рыбачили наравне с мужчинами. Такова местная жизнь. Чтобы окунуться в нее, нужно прожить в Шории хотя бы полмесяца. Мы к ней только прикоснулись.

Прямая речь

Владимир Поддубиков, кандидат исторических наук, руководитель научно-инновационного управления Кемеровского госуниверситета:

- Десять лет назад мы занимались в Горной Шории исследованием, посвященным разработке менеджмент-плана для Шорского национального парка: рассчитывали потенциальные риски, угрозы для традиционного природопользования, систем жизнеобеспечения, проводили этнокультурные исследования всех локальных групп шорцев в долине реки Мрассу. Мы беседовали с каждым охотником, с каждой семьей, составили карту традиционного природопользования, наверное, впервые за всю историю этих мест, предложив, какие земли нужно выделить в зону экстенсивного природопользования, какие в особо охраняемую зону и так далее. Разработали, программу нацпарка в поддержку традиционной культуры и образа жизни шорцев. Карта была опубликована в менеджмент-плане, который утвердило минприроды РФ. И с 2008-го по 2012 год Шорский национальный парк по этому плану жил. К сожалению, сегодня этими документами уже не руководствуются. Хотя это очень развитая и сбалансированная система, которую нельзя просто взять и перечеркнуть. Кстати, еще в советские времена местные жители получили официальное право осваивать свои же родовые участки. Они стали штатными охотниками, им спускали план. А участки тех, охотиться не хотел, передавали в субаренду.

Общество Ежедневник Стиль жизни Филиалы РГ Сибирь СФО Кемеровская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники