Новости

15.08.2018 20:52
Рубрика: В мире

Лондон стал приманкой

Парламент Британии атаковал выходец из Судана
Атака злоумышленника на здание британского парламента вновь поставила вопросы об уязвимости Лондона перед террористической угрозой.
На этой машине злоумышленник пытался атаковать здание британского парламента. Фото: AP На этой машине злоумышленник пытался атаковать здание британского парламента. Фото: AP
На этой машине злоумышленник пытался атаковать здание британского парламента. Фото: AP

Напомним, что во вторник утром в центре Лондона молодой человек, находившийся за рулем "Форда Фиесты", съехал с проезжей части и, едва не задавив 15 человек, направился к зданию Вестминстерского дворца, где заседают депутаты парламента. Его машину остановил заградительный барьер, расположенный возле здания. Водителя задержали, а спустя несколько часов в Скотленд-Ярде инцидент квалифицировали как теракт. Задержанный, который, как пояснили в спецслужбах, не проходил по террористическим спискам ни полиции, ни МИ-5 (британской контрразведки), отказался сотрудничать со следствием и не назвал свое имя.

СМИ стали известны подробности о его личности и жизни. Подозреваемый, 29-летний Салих Хатер, проживал в Бирмингеме, где работал менеджером в магазине. Он выходец из Судана, где учился в университете науки и техники.

Прибыл в Великобританию пять лет назад и получил гражданство. Недавно потерял отца и брата. Знакомые характеризуют его как спокойного молодого человека. Как сообщает "Таймс", полиция ищет связь между Салихом Хатером и Халедом Масудом, который в марте 2017 года совершил аналогичную атаку возле парламента. Тогда погибли пять человек и около 40 получили ранения. Дело в том, что Масуд также жил в Бирмингеме. И всего в десяти минутах от дома Салиха Хатера. Наконец, как пишет "Дейли мейл", Хатер все же был известен полиции графства Уэст-Мидлендс.

В среду британские силовики попытались успокоить жителей и гостей города, заявив, что ситуация находится под контролем. Премьер Тереза Мэй, отдыхающая в Швейцарии, в свою очередь призвала граждан "соблюдать бдительность". Тем временем эксперты вновь поднимают вопрос о необходимости увеличения количества заграждений в популярных у туристов районах города и о введении дополнительных полицейских патрулей. Журналисты пытаются понять, кем все же является Хатер - террористом, получившим задание от своих "кураторов", или же психопатом, "заразившимся дурным примером" и решившим сорвать злобу на обычных людях.

Ясно другое. Британская столица, в последнее время пережившая несколько громких терактов, образно стала "приманкой" для тех самых "одиноких волков террора", на которых делали ставку идеологи ИГИЛ (группировка запрещена в РФ. - "РГ"). Здесь уместно вспомнить о сотнях, если не тысячах "доморощенных джихадистов", прошедших обкатку в Сирии и Ираке и вернувшихся в Великобританию. И в любой момент готовых из разряда "спящих" превратиться в реальных "волков террора". О том, насколько все более обособленными от лояльного британского общества становятся национальные диаспоры, живущие по своим законам. И как следствие, о слабости агентурной работы силовиков в этих становящихся все более закрытыми "анклавах". Но есть еще один важный момент. В мае на симпозиуме спецслужб в Берлине глава МИ5 Эндрю Паркер призвал коллег противостоять "нападениям боевиков ИГИЛ и злонамеренным попыткам России подорвать западные демократии", вспомнив о "деле Скрипалей". Попытка списать на Москву едва ли не главную "угрозу для Великобритании" из уст главы контрразведки говорит о том уровне русофобии, который охватил Альбион. Это, наверное, проще, чем искать и выявлять доморощенных террористов. К тому же можно "прикрыть" и собственные проколы.

Салих Хатер перебрался в Великобританию из Судана пять лет назад. Фото: Россия 24

Авторитетно

Олег Нечипоренко, Ветеран внешней разведки КГБ, полковник в отставке, главный аналитик Национального антикриминального и антитеррористического фонда:

- Терроризм - это искусство разрушения, которое постоянно приобретает новые формы. Раньше террористы захватывали самолеты с заложниками, чтобы заявить о себе и о своих требованиях, но уже 11 сентября 2001 года пассажирские лайнеры впервые были нацелены на поражение тех, кто находился как на борту, так и на земле. Автомобили долгое время становились "бомбами", начиненными взрывчаткой, под управлением либо смертников, либо дистанционно. И вот "инновацией" стало использование машин в качестве "утюгов", которыми давят людей на улицах. Причем подобные акции приобретают характер эпидемии. Информация, неизбежно распространяемая в СМИ, становится токсичной и поражает неустойчивую психику людей, которые могут даже не состоять в какой-либо террористической группировке. Что, впрочем, не мешает этим группировкам брать на себя ответственность за резонансные преступления. То, что случилось в Лондоне, вряд ли можно назвать чисто английской историей. Хотя каждая атака, несмотря на общую типологию, уникальна. Я считаю, что терроризм - социально-политическое явление по форме и психофизиологическое по существу. Проблема в том, что террористы все время оказываются на шаг впереди анти- и контртеррористических структур, изучающих предшествующий опыт. Что касается камер видеонаблюдения, которые установлены в Лондоне буквально на каждом шагу, то в условиях большого города они фиксируют информацию, которая не всегда помогает предотвратить теракт. Технологии дошли до того, что по тем или иным физиогномическим признакам можно определить в толпе людей с соответствующим настроем. Но одиночка может идти на преступление и с улыбкой, и тогда вычислить его невозможно.

В мире Европа Великобритания Теракты в Лондоне