Новости

19.08.2018 21:25
Рубрика: Культура

Верующий "Фома"

Два события минувшей недели запомнились больше других. Не стало Эдуарда Успенского, и в руки мне попал внеочередной выпуск журнала "Фома", посвященный Подмосковью, - "Люблю Подмосковье". Начну с хорошего.

О православном миссионерском "глянцевом" журнале "Фома" до сих пор спорят. Возможно ли сочетание православия и "глянца"? А как же суровость и аскетизм отцов-основателей? Зачем столько красок? Зачем эта изысканность в подаче материалов, но главное, этот удивительно красочный фоторяд, который вообще отличает любой выпуск "Фомы" и делает его своего рода "Огоньком" нашего времени?

Я не знаю ответы на эти вопросы. Мне кажется, их обычно задают люди, которые в принципе хотели бы, чтобы ничего не было и тогда все было бы как надо. Но "Фома" есть, и это, на мой вкус, сегодня лучший в России православный журнал.

Для тех, кто не знает: задумали его, да и сделали поначалу всего два человека, два Владимира - Легойда и Гурболиков. Первый, тогда еще студент МГИМО, в 1995 году вернулся из Калифорнии, где учился и где познакомился с местной православной общиной, которую создали в свое время отец Серафим (Роуз) и отец Герман (Подмошенский). Там находился даже свой скит, обычный с виду дом, где жили два молодых послушника, один - бывший рок-музыкант. Они выпускали журнал для панков с несколько устрашающим названием "Death to the World" (Смерть миру). Легойда им немножко помогал. Когда он уезжал, отец Герман сказал ему, что надо выпускать журнал в России. Он возразил: "Отче, я же не панковал никогда, какой из меня панк?" Ответ был: "Тебе Бог дал голову, теперь научись ею пользоваться. Придумай так, чтобы получился интересный православный журнал".

Гурболиков занимал руководящие посты в еженедельнике Федерации независимых профсоюзов России "Солидарность". Их познакомили в московском храме, где Гурболиков пел в хоре.

"Мы с Володей пожали друг другу руки, - говорит Гурболиков, - вышли в маленький закуточек при входе в храм, тогда еще только восстанавливавшийся. И он сказал, что хочет создать журнал, который был бы рассчитан на нецерковных людей, интересующихся верой, - то есть фактически слово в слово повторил то, о чем я переживал и думал!"

О православном миссионерском "глянцевом" жарнале "Фома" до сих пор спорят. Возможно ли сочетание православия и "глянца"?

Они сами нашли и написали материалы для первого номера, сверстали и показали сигнальные экземпляры друзьям. Многим понравилось. Потом были поиски денег и обычные трудности. Все держалось на энтузиазме двух молодых людей, которые влюбились в красоту своей идеи. Именно в красоту и именно влюбились - без этого не возникает ни одно настоящее творческое предприятие. Журнал выходил черно-белым, было время, что и один раз в год. Сегодня - это ежемесячный журнал, который украшает фасад любого киоска.

Но журнал красив не только фотографиями, конечно. Здесь красивые, если можно так выразится, и тексты. Удачное сочетание интервью со священниками, с митрополитами и режиссерами, писателями, даже спортсменами, звездами эстрады. Исповедальные рассказы людей, о том, как они пришли в Церковь. Содержательный отдел для семейного чтения, то есть такие тексты, которые родители могут почитать своим детям. В этом выпуске есть два таких рассказа: "Приключения в усадьбе Архангельское" и "Свято-Троицкая Сергиева лавра".

Зачем этот спецвыпуск? Мы забываем иногда, что Подмосковье - это настоящая жемчужина России. Гармоничное сочетание удивительной природы, храмовых и музейных комплексов здесь такое, что равных ему нет, наверное, нигде в мире. Вот об этом и рассказывает журнал. О самых красивых местах Подмосковья, где чувствуется дыхание Бога. Давид Самойлов писал в одном стихотворении (оно стало эпиграфом выпуска), что если бы он был Богом, то создал бы Подмосковье только таким, какое оно есть.

Кончина Эдуарда Успенского - это, конечно, невероятная потеря для детской литературы. Я его совсем чуть-чуть знал. Мы познакомились на Кубе, на Гаванской книжной ярмарке, в 2010 году. Он в уже сильно пожилом возрасте вел себя как ребенок. Хулиганил на грани фола. В очень тогда строгой идеологически Кубе носил майку с надписью "Че Бурашка". По мнению наших кубинских товарищей, такой юмор был политический и недопустимый. Его попросили майку поменять. Он и поменял. Но если не хмурить брови, это было, правда, очень смешно.

А в брошенный деревенский дом непременно нужно вселиться и затопить печь

В "перестроечные" годы слишком ретивые защитники всего народного обвиняли Успенского в том, что его Чебурашка - существо без роду и племени, "космополит безродный". Мол, чему он учит русских детей? Отвечаю: он учит их добру и состраданию. Поразительное существо с огромными ушами, живущее в телефонной будке, ничего, кроме любви и пронзительной жалости, вызвать не может. Его нельзя не полюбить, его хочется взять в руки и долго-долго баюкать.

И поэтому Успенского уже нет, а Чебурашка и крокодил Гена, и другие существа этой бесконечно трогательной городской сказки будут жить вечно. Как и дядя Федор, и кот Матроскин, и пес Шарик, и почтальон Печкин.

И еще он учил детей доброй практичности. Чебурашке непременно нужно построить дом, а в брошенный деревенский дом непременно нужно вселиться и затопить печь. И взять напрокат корову. А теленка от нее не нужно возвращать, чтобы не нарушать отчетности.

Ушел из жизни один из главных детских писателей ХХ века.

Культура Литература Литература с Павлом Басинским
Добавьте RG.RU 
в избранные источники