Преосвященный первого ранга

Так священники называли отважного моряка Анатолия Толстопятова, прошедшего через войну, плен, ссылки и закончившего жизнь архиепископом
Тонул при Порт-Артуре, бежал из японского плена, налагал проклятья на большевиков, сидел в Соловках, много писал, объединяя книги Моисеевы и научные теории, строил Беломорский канал... Все это об одном человеке - морском офицере Анатолии Толстопятове, впоследствии архиепископе Молотовском и Соликамском Александре.
Поразительная судьба!

Русские офицеры полы не моют!

Он родился в 1878 году в Москве, в семье известного ученого, профессора Московского Императорского университета Михаила Толстопятова. Закончил Морской кадетский корпус, в звании мичмана был направлен для прохождения службы на Дальний Восток. Здесь встретил свою первую войну. Осенью 1904 года при разрыве японского снаряда на палубе броненосца "Пересвет" был выброшен за борт. Оказавшись в холодной воде, взмолился: "Господи! Если ты спасешь меня, то всю свою жизнь я посвящу тебе!"

И тут же увидел поблизости бревно, на котором добрался до берега. Наверное, это был знак судьбы...

Корабль погиб, офицера перевели во Владивосток, где Толстопятов, уже лейтенант, начал службу на миноносцах. Попал в плен. Вместе с товарищами-офицерами - казаком Василием Насоновым и техником Матвеем Шикуновым - и двумя вестовыми сбежал из тюрьмы в городе Фукуока. Девять суток пятеро русских военнопленных пробирались по Японии, пока не вышли к морю. Но здесь их схватила полиция. Снова тюрьма. Надзиратели требовали, чтобы беглецы мыли пол в своей камере. Те посчитали это оскорблением.

- Мы скорее пойдем на смерть, чем согласимся унизить звание русского офицера! - заявил казак Насонов.

Надзиратели отступились. А вскоре Япония и Россия заключили мир, и военнопленные вернулись домой.


Хулиганская власть

Вплоть до революции Анатолий Толстопятов служил на флоте, был награжден четырьмя орденами. Преподавал. Сам учился в Петроградском богословском институте, где защитил диссертацию "Научное обоснование библейского сказания о творении мира". Насмотревшись на братоубийственную гражданскую войну, в 1920 году принял сан священника. И уже через два года впервые всерьез поссорился с Советской властью.

В церковь Рождества Пресвятой Богородицы при Петроградской консерватории пришли чекисты для изъятия ценностей. Дальнейшее описал в рапорте комиссар губернского ЧК Егоров:

"Когда, запечатав церковь, мы уходили в канцелярию, нас остановил священник Анатолий Толстопятов и от имени Всевышняго Бога поодиночке проклял нас. В толпе начали кричать, что нас надо бить. Кто-то из администрации консерватории нас остановил и сказал, что надо свергнуть эту власть, так как она не советская, а хулиганская".

Вскоре на процессе "Петроградских церковников" Анатолия Толстопятова осудили на три года лишения свободы со строгой изоляцией. После досрочного освобождения в 1923 году он принял монашеский постриг и был наречен Александром. Вскоре вновь попал за решетку - за то, что уговаривал монахов Александро-Невской лавры не платить квартирной платы за проживание в монастыре. Срок отбывал на Соловках. В декабре 1926 года - ссылка в Нижний Новгород, где митрополит Нижегородский Сергий возвел его в чин архимандрита. И новый арест - уже по статье 58/13 УК РСФСР "Пропаганда и агитация, выражающаяся в призыве к свержению власти Советов...".

В Пермской ссылке архимандрит служил в храмах, продолжая работу над "Научным обоснованием библейского сказания о творении мира". За ним пристально наблюдали сотрудники ОГПУ.

"Разгульную жизнь не любит, - отмечал один из осведомителей. - Много читает научно-исследовательской литературы. Верующие его как священника уважают".

"Архимандрит Александр пользуется у верующих очень большой популярностью, - сообщал другой секретный сотрудник ОГПУ. - Характерно, что после богослужений народ целыми толпами устремляется к нему за благословением".

Очередной арест - в феврале 1931 года. Вишерские лагеря, строительство Беломорканала... Через два месяца после освобождения отец Александр был хиротонисан во епископа Алма-Атинского. Но в 1936 году новый арест и старые обвинения в антисоветской пропаганде и агитации.

В вину 58-летнему священнослужителю вменяли даже то, что в своем "Научном обосновании..." он выступил против учения Дарвина.

Еще три года в заключении.

Еще одно освобождение, после которого бывший моряк работал инженером-путейцем в Череповце, Вятке и Сарапуле.

А потом началась война.

В сентябре 1943 года в СССР было восстановлено патриаршество. Патриархом Московским и всея Руси избрали митрополита Сергия. Отец Александр был назначен епископом Молотовским.

Прибыв в Пермь осенью 1943 года, он начал требовать от властей возвращения храмов верующим. И уже до конца года в области открылось пять церквей, в следующем году - еще 19. Верующие собрали сотни тысяч рублей на нужды фронта, в том числе на постройку танковой колонны "Дмитрий Донской"...


"Флота его величества архиерей"

Архиепископ Александр был строг со священниками и суховат с прихожанами. Никогда не допускал панибратства и держал себя на высоте, соответствующей чину. Священники за глаза называли его "флота его величества архиерей" или "преосвященный первого ранга" - за то, что держал их в ежовых рукавицах, за выправку, приобретенную на воинской службе.

- В нем причудливо сплетались черты флотской дисциплины, выдержанность, вежливость, некоторая доля дворянского взирания свысока на подчиненных, честность, порядочность, - вспоминал бывший священник Александр Осипов.

А прихожане считали, что отец Александр обладает даром исцеления...

Собственное здоровье, подорванное тяготами жизни, дало сбой в сентябре 1945 года - 67летний архиепископ скончался от кровоизлияния в мозг. Он похоронен за алтарем Свято-Троицкого кафедрального собора в Перми.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

"Душа моя не стареет..."

- Одним из веских доказательств бессмертия души для меня служит сознание, что и сейчас, когда мне идет седьмой десяток и тело слабеет и появляются болезни, душевно я чувствую себя столь же молодым и бодрым, как в юношеские свои годы. О себе я составляю понятие по состоянию своей души, которая не знает старости и в этом отношении не изменяется. Если же душа моя не стареет и лишь обогащается знанием и опытом, то это говорит о том, что она не разрушается, а совершенствуется с годами и о смерти души не может быть и речи.

Из книги Александра Толстопятова "Путь ко спасению"

При работе над материалом автор использовал книги Анатолия Толстопятова "В плену у японцев" и протоиерея Алексия Марченко "Архиепископ Александр (Толстопятов) Защитник Отечества и православной веры".