Новости

21.08.2018 21:35
Рубрика: Культура

"Любите ли вы театр..."

"Необходимы театральные реформы", "Нужны новые сценические формы" "Формы-реформы" - гудит театральный мир сквозь столетия, то усиливаясь, то истончаясь в звуке. Так что, нынешняя молва, мол, будем реформировать все учреждения и творения Мельпомены, Талии, а заодно и Терпсихоры, никого не может удивить.

Про новые формы ведь не чеховский Треплев придумал, в запальчивости обзывая и свою мать Аркадину и ее любовника Тригорина ретроградами от искусства. Авангардист Софокл доказывал свою творческую правоту консерватору Эсхилу, чтобы проложить дорогу постмодернисту Еврипиду. А организаторам храмовых литургических действ пришлось пойти на рискованный управленческий ход и вывести религиозную драматургию на паперть, а потом и на прицерковную площадь. Вроде бы чертям у алтаря делать нечего, но как доказать истинную святость без искушения? Вот и вывели их за пределы храма, - реформа исторического значения...

Наш отечественный театр всю историю своего существования жил реформами. Между Сумароковым и Пушкиным - дистанция огромного размера, равно как между Грибоедовым, Гоголем и А. Н. Островским. М. С. Щепкин всю жизнь терпеть не мог Островского, полагая, что он привнес запах купеческих сапог в благородные стены Малого театра, и практически до самой смерти не играл в его сочинениях. Притом, что автор "Грозы" был великим реформатором русской сцены. Как впоследствии и Станиславский с Немировичем-Данченко, основавшие Художественный театр.

Всякая реформа должна иметь целеполагание, исходящее из интересов общего дела. Ее не имеет смысла проводить "для удобства управления"

Величайшим реформатором театрального дела в России был император Александр II, отменивший крепостное право, - театральная жизнь в России расцветилась множеством организационных форм, которые подорвали монополию императорских театров. Не меньшими реформаторами были большевики. Хоть они и считали, что в условиях безграмотной России не театр, а кинематограф и цирк являются важнейшими из искусств, глаз с него не спускали. В доказательстве чего напомню лишь о судьбе Театра им. Вс. Э. Мейерхольда, Камерного театра, Московского Госета, - и трагическом конце их руководителей. Но создать организационное единообразие театрального дела советские управленцы сумели успешно.

И они же, обладая огромным опытом централизованного руководства театром, вынуждены были во второй половине 80-х годов пойти - "в порядке эксперимента" - на серьезную реформу театрального дела. Некоторые театры добились того, чего не добилось тогда руководство Литовской ССР, - им предоставили возможность перейти на хозрасчет, пусть и достаточно ограниченный рамками советского хозяйствования. Это была крупнейшая реформа театральной сферы, бюрократическим лидером которой был Б.Ю. Сорочкин, многолетний руководитель экономического управления Министерства культуры РСФСР, собравший вокруг себя лучших ученых Москвы и Ленинграда, занимающихся театральной экономикой. Она не смогла бы состояться и без энергии М. А. Ульянова, который возглавлял Союз театральных деятелей РСФСР (ВТО). Театры мечтали о хозяйственной свободе, которая была локомотивом свободы творческой. Они ее получили. Реформа конца 80-х годов определила выживаемость отечественного театра в пору исторических трансформаций после распада СССР. Она вырастила поколения ответственных руководителей, умеющих работать в условиях скудного бюджетного финансирования, способных зарабатывать деньги от собственной хозяйственной деятельности. Но при этом авторы последней советской театральной реформы всегда утверждали социальную ответственность государства перед культурой. Они настаивали на этом и позже, после распада СССР, в пору либеральных экономических реформ.

В первые два десятилетия XXI века театры, сохранив творческую свободу, оказались серьезно ущемлены экономическими механизмами. Затяжная дискуссия театральной общественности с различными ветвями власти определила внесение ряда поправок в те законодательные и подзаконные акты, которые не учитывали специфики деятельности театров и других учреждений культуры. И все равно эти поправки не решили проблемы до конца.

В России нет переизбытка государственных и муниципальных театров. Количество мест на душу населения у нас меньше, чем в Центральной и даже Восточной Европе

Важно, чтобы театральная реформа, - видимо, только еще умозрительная, требующая проработки и обсуждения, - открыла простор для творчества в самых разных организационно-правовых формах. Обеспечила творческую и хозяйственную свободу, и не привела бы к ненужному конфликту театральных профессионалов с государственными менеджерами. Всякая реформа должна иметь определенное целеполагание, исходящее из интересов общего дела. Ее не имеет смысла проводить, что называется, для удобства управления.

И еще одно важное обстоятельство. Загадочное слово "оптимизация", которое часто используют вместо слова "сокращение", - далеко не всегда является наилучшим определением реформаторской деятельности. Прежде всего потому, что в России нет переизбытка государственных и муниципальных театров. Количество мест в зрительных залах на душу населения у нас меньше, чем в странах Центральной и даже Восточной Европы. Не достает не только детских, но и кукольных театров. А без общения с живым искусством не возможно развитие полноценной человеческой личности. Словом, начиная любое реформирование театрального дела, не стоит забывать знаменитую фразу Томаса Манна: "Театр - это место, где толпа превращается в народ".

Культура Театр Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники