Новости

29.08.2018 20:25
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Синдром Маугли

Мошенники пользуются тем, что выпускники детских домов не приспособлены к жизни
- Да, беременна уже вторым, да, сирота из детского дома, и жить ей негде, но не могу я ее взять даже на пару месяцев, - Лариса Лазарева, директор Екатеринбургского центра помощи семье и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, убеждает коллегу на том конце провода как раз в тот момент, когда мы начинаем с ней тяжелый разговор о социализации детей-сирот, выходцев из казенных учреждений.
 Фото: depositphotos.com Неумение жить в реальном мире, не за казенными стенами, приводит к тому, что бывшие детдомовцы оказываются в зоне риска. Фото: depositphotos.com
Неумение жить в реальном мире, не за казенными стенами, приводит к тому, что бывшие детдомовцы оказываются в зоне риска. Фото: depositphotos.com

Таких звонков может раздаться не по одному на неделе. Бывшие девчонки-детдомовки, не получившие любви и тепла от родителей, с легкостью принимают за любовь ухаживания чуть ли не первого встречного. Рожают, а потом часто не знают, что делать с ребенком, не чувствуют за него ответственности. Нет у них перед глазами модели семьи, где каждую копейку на себя и на детей надо зарабатывать, порой и килограмм картошки растягивать на несколько дней. В детдоме же на всем готовом, ни суп варить, ни пол мыть не надо - сплошной санаторий до 18 лет. А если вдуматься, чудовищный социальный эксперимент. Та девушка-сирота, о которой сообщили Ларисе Лазаревой, когда вышла из детдома и родила первого, три года прожила в социальном центре, теперь ее пытаются пристроить в другой. Жилья своего нет, в однокомнатной квартире, где прописана еще до детдома, толпа вечно пьяной родни, вонь и смрад.

- Но что толку кочевать из одного социального приюта в другой, так не может продолжаться бесконечно, - говорит Лариса Лазарева. - Скажете, мне ее не жалко, но жалость тут ни при чем. Надо этот порочный круг разрывать: помочь девочке на работу устроиться, с жильем проблему решить, чтобы она постепенно начала жить своей жизнью, а не приютской. Я убеждена, не сиротство надо поддерживать, а семьи. Какой бы трудной ни была семья, но, если ребенка в ней не убивают, не насилуют, если его здоровью ничего не угрожает, соцорганы должны эту семью вытягивать со дна. Не бывает хороших детских домов по определению.

Девчонки, выпускницы детдомов, живут в социальных центрах годами. Причем часто без всякой мотивации что-то менять - апатично и безвольно, как привыкли. И хорошо, если не пьют, не подсели на наркоту. Что тоже часто бывает от безысходности, от неумения устроиться в реальном мире.

Что миллион, что тысяча- не важно

Выросшему в семье кажется: ну как так - ребенок из детдома может электрический чайник на плиту поставить, пельмени бросить в холодную воду? Ни зашить, ни постирать не умеет, купить билет в трамвае - для него и то проблема. Настоящий Маугли, хоть и живет среди людей. И, кажется, в семье этому никто не учит, но ребенок перенимает элементарные навыки каждый день от отца с матерью.

- Для детей из детдома все это огромная проблема, -говорит координатор проекта "Дружим" Яна Вегера. - С деньгами вообще беда: для них что миллион, что тысяча - не важно, они же их в руках не держали никогда. Накопилось, например, тысяч 700-800 пенсии за умерших родителей, могут спустить все за пару месяцев. Деньги непонятно откуда свалились. Дорогую еду в кафе заказывают, кучу одежды, айфон последней марки покупают. Все, свобода! Парнишка один купил кроссовки за семь тысяч, забыл их на остановке: "Ну и черт с ними, с кроссовками". А у них главные проблемы не решены - жилья нет, родительская квартира давно пропита или продана. И что дальше ждет, непонятно.

Яна занимается с детьми одного из детских домов Екатеринбурга уже несколько лет. Она для них, как пишут в литературе по педагогике, значимый взрослый. То есть тот, с кем можно посоветоваться, кому ребенок доверяет, может откровенно рассказать о том, что у него на душе. Хотя ей всего-то 27 лет. Она ходит с подростками в походы, забирается на самые крутые вершины. При этом успевает много работать, она дизайнер, организатор огненных шоу. Глядя на нее, подростки понимают: вот так жить круто, а бухать и курить по углам - отстойно.

- Говорю им: не тратьте все сразу, пусть полежат на счете, пока учитесь. Работу ищите, деньги вам еще пригодятся,- говорит Яна. - И без того масса желающих обобрать бывших детдомовцев. Ушлые взрослые, разного рода криминальные личности в друзья набиваются. Особенно с выпускниками коррекционных отделений беда, чуть ли не каждого пасут, чтобы "помочь" в жизни. Если ребенок несовершеннолетний, еще можно отследить, кто именно нагрел доверчивых. А 18 лет исполнилось - все, ты сам за свои действия в ответе, ошибся - спрашивать не с кого. Хотя на самом деле какой он взрослый, у 10-летнего подростка из семьи социальные навыки куда лучше развиты.

Девчонки, выпускницы детдомов, могут жить в социальных центрах годами

По идее, элементарным бытовым умениям в детских домах обучать должны. По крайней мере, простейший суп сварить, белье постирать, пуговицу пришить. Но на деле, как говорит Яна Вегера, кухни закрыты на замок или давно приспособлены под что-то другое. А мыть пол или, не дай бог, делать хотя бы небольшой ремонт запрещено. Администрацию заведения могут привлечь за использование детского труда. Так что от греха подальше…

Простите родителей

Отсутствие бытовых и социальных навыков у детей - это, конечно, полбеды, говорят эксперты. Главное - тяжелые психологические проблемы, которые они испытывают и в детском доме, и после.

- Своих пьющих родителей они, как правило, и любят, и ненавидят одновременно. Стыд, страх, боль - все сплелось в душе, и пойди распутай этот клубок, - говорит Яна Вегера. - И все же я всегда говорю им: вы должны простить отца с матерью. Это очень важно, иначе свою собственную семью с таким камнем в душе не создать никогда. Все пойдет вкривь и вкось. Списываемся с родителями, приглашаем их к детям, какими бы законченными алкоголиками они ни были, в тюрьме или на воле, не важно. Одна мама приехала, девочка ее сначала не восприняла: мол, что она такая раскрашенная, как проститутка, но потом стала ездить все чаще. Девочка с мамой начали постепенно контактировать. Ну а как, она же мать ее. Очень важно, чтобы ребенок понимал, что у него есть корни, кто он и откуда взялся. Иначе зарождаются разного рода маргинальные проявления.

Другим везет меньше, родители неизвестно где, и таких, значимых взрослых, как Яна, рядом нет.

- Воспитатели в детских домах работают по графику два через два, особо ни к кому не привяжешься, у них свои семьи, да и невозможно проблемы каждого ребенка пропускать через себя, - говорит психолог общественной организации "Семья-детям", консультант школы приемных родителей Светлана Бруд. - Служба психологов в детских домах практически не действует. Если и есть специалист, то его задача - разобраться с глубокими травмами детей, которые накопились у них при поступлении, им не до их социализации после выхода из приюта.

Не создавайте гетто

Но модели хорошей семьи у детдомовцев нет, и поэтому они начинают невольно воспроизводить ту уродливую, которая была в его семье. Так все идет по кругу.

- Если родители пьянствовали, и они начинают пить, приворовывали - начинают красть, очень часто не анализируют причинно-следственные связи, - отмечает Яна Вегера. - Бытовая неустроенность только усиливает проблемы. Часто, чтобы решить проблему сирот с жильем, власти строят один многоквартирник на всех, как правило, из самых дешевых, некачественных материалов. И получается что-то вроде гетто, где бывшие детдомовцы начинают разрушать все вокруг.

Верна ли расхожая статистика о том, что только один-два из десяти детдомовцев, став взрослыми, живут благополучной жизнью, остальные кто в тюрьме, кто пьет, а кто и сводит счеты с жизнью?

Вряд ли на самом деле кто-то подсчитывал. Но проблема, утверждает Светлана Бруд, и вправду до сих пор острая, несмотря на то что многих детей в последние годы разбирают в приемные семьи. Во-первых, самых старших, да еще с патологиями развития до сих пор берут неохотно. А во-вторых, был период, когда раздавали детей массово, особо не задумываясь о последствиях.

- Представьте, какая травма у ребенка, если его сначала родные родители бросили, а потом еще и приемные, - говорит Светлана Бруд. -Да, дети сложные, с целым комплексом проблем, и прежде чем усыновить ребенка, надо брать его почаще в гости. Многие же подсознательно уверены, что сиротинушка им по гроб жизни благодарен будет, а он такое вытворять начинает. Поймите для себя, принимаете ли вы его, принимает ли он вас. Не стесняйтесь сказать "нет", если не готовы. Это куда честнее и гуманнее, чем через год возвращать ребенка обратно.

Прямая речь

Лариса Лазарева, директор Екатеринбургского центра помощи семье и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации:

- Я бы вообще запретила брать на воспитание больше четырех детей. Так мы создаем мини-детдома вместо больших. И во многих странах такой запрет, к слову, действует. Потому что образуются какие-то детские коммуны. В итоге многие психологические проблемы детей остаются. Ребенок должен расти в полноценной семье. Даже если она приемная. И это, пожалуй, единственное решение проблемы социализации. Какие бы рецепты в лечении этой болезни мы ни пытались изобрести.

Не нужно с "энтузиазмом" брать сразу двух детей, говорят эксперты, работающие с приемными семьями. Пусть в семью вольется сначала один, а года через два можно подумать и о втором. Это должно быть осознанное решение.

Общество Семья и дети Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники