Новости

06.09.2018 18:40
Рубрика: Общество

Сердечный разговор

Академик РАН Баграт Алекян: Самолечение опасно для самой жизни
Болезни сердца и сосудов лидируют во всем мире по количеству случаев и по летальным исходам. Одно из самых жизнеугрожающих среди них - инфаркт миокарда. До сих пор иногда считается, что оптимальный путь спасения таких пациентов медикаментозная терапия.
Прямая трансляция операции на Московском международном конгрессе по эндоваскулярной хирургии. В президиуме - мировые звезды эндоваскулярной хирургии Антонио Коломбо (Италия) и Гари Минц (США). Фото: Из личного архива Прямая трансляция операции на Московском международном конгрессе по эндоваскулярной хирургии. В президиуме - мировые звезды эндоваскулярной хирургии Антонио Коломбо (Италия) и Гари Минц (США). Фото: Из личного архива
Прямая трансляция операции на Московском международном конгрессе по эндоваскулярной хирургии. В президиуме - мировые звезды эндоваскулярной хирургии Антонио Коломбо (Италия) и Гари Минц (США). Фото: Из личного архива

Когда-то, еще не так давно, острый инфаркт лечили полным покоем в течение чуть ли не двух месяцев постельного режима. Причем лежать нужно было в основном на спине. Такое лечение нередко осложнялось застойными заболеваниями легких. Плюс пролежни. И не только это. Столь длительное лежание в одном положении сказывалось на психологическом состоянии пациента. Есть статистика: 20-25 процентов таких больных умирали. А некоторые из "вылеченных" становились инвалидами. А теперь? На вопросы обозревателя "РГ" отвечает главный специалист по рентгенэндоваскулярной диагностике и лечению Минздрава России академик РАН Баграт Алекян.

Баграт Алекян: Национальная программа по оказанию помощи больным с острым инфарктом миокарда начала действовать в 2008 году. Можно отмечать десятилетний юбилей. По большому счету к нему подошли достойно. Подтверждением тому те же данные статистики. Благодаря внедрению высокотехнологичной, инновационной помощи летальность в этой категории больных снизилась до 5 процентов.

Пациент, перенесший острый инфаркт, теперь не должен лежать на спине бесконечно долго?

Баграт Алекян: Ни в коем случае! Теперь иная, если так можно сказать, идеология ведения этих пациентов. Больной должен в течение двух-трех часов после начала инфаркта быть доставлен в специализированный центр, где есть мультидисциплинарная команда врачей. В команде обязательны кардиологи, эндоваскулярные хирурги, реаниматологи.

Для оказания помощи больным с острым инфарктом миокарда в стране созданы 150 региональных специализированных центров

Но как узнать, что начался острый инфаркт? Есть ли везде специализированные отделения с мультидисциплинарными командами? Или это, как часто бывает, достояние избранных регионов и избранных клиник? Тем более что острый инфаркт может внезапно навалиться на человека совсем не в том месте, где есть условия для спасения.

Баграт Алекян: Такое, к великому сожалению, не исключено. Но такое крайне редко. Национальная программа по оказанию помощи больным с острым инфарктом миокарда позволила во всех 85 субъектах страны создать 150 региональных специализированных центров. На создание каждого государство выделило до 13 миллионов евро. Центры оснащены всем необходимым диагностическим оборудованием и рентгеноперационными. К каждому региональному прикреплены первичные центры, находящиеся на расстоянии 100-150 километров от него. Таких в стране почти 500. Это значит, что больные из глубинки с острым крупноочаговым инфарктом миокарда незамедлительно направляются в региональный центр, где им проводится коронарография и стентирование коронарных артерий.

И несмотря на это, инфаркты вкупе с инсультами лидируют и по количеству случаев, и по летальным исходам?

Баграт Алекян: Прежде всего это связано с поздним обращением пациента в "скорую помощь". Так уж мы устроены: сжимается что-то в грудной клетке? Пройдет. Возникла тянущая боль в левой руке? За грудиной? Посидел спокойно и прошла. Потом опять возникла? Опять посидел или даже полежал. Без обращений к врачу. А процесс в сердце между тем идет. Время упущено. Порой упущено катастрофически. И еще бич, о котором впору кричать: 60 процентов россиян занимаются самолечением, в том числе и при инфаркте миокарда.

А знаете почему? Нередко потому, что на местах медицинская помощь не всегда доступна. И даже человеку с жизнеугрожающим заболеванием - тем же острым инфарктом - могут отказать в приеме. А "сарафанное радио", интернет с их бесконечными советами по избавлению от всех болезней под рукой...

Баграт Алекян: Во многом вы правы. И - абсолютно не правы! Поддерживать любыми объяснениями самолечение ни в коем случае нельзя! Это опасно для самой жизни. И заверяю вас: в созданных по стране центрах, о которых мы только что сказали, такого отношения к пациентам нет. Приведу в пример несколько регионов страны. Ручаюсь за Москву, Санкт Петербург, Красноярский, Краснодарский края, Кемеровскую область, Республику Татарстан, Самарскую область.

Вы эндоваскулярный хирург. Трудитесь в Национальном медицинском исследовательском центре хирургии имени Вишневского. В этом старейшем и прославленном учреждении каждый день проводится 5-6 стентирований. Только москвичам? Или принимаете пациентов с ишемической болезнью сердца из других регионов?

Баграт Алекян: 40 процентов наших пациентов - москвичи. Остальные из других регионов России, ближнего и дальнего зарубежья.

Баграт Алекян: Помощь сердцу претерпела кардинальные изменения. Фото: Из личного архива

Поясните, что такое стентирование?

Баграт Алекян: Это операция, которая проводится пациенту без наркоза, без скальпеля. Через два часа после нее пациент может ходить. Реанимация не требуется. Правда, это не касается больных, поступивших по "скорой помощи" с острым инфарктом миокарда. Ему после установки стентов требуется постельный режим на два-три дня.

А сам стент? Он чей? Отечественный? Импортный? Импортозамещение тут состоялось или пока нет?

Баграт Алекян: Сейчас около 30 процентов стентов, используемых нами, производится в России. Сам стент - это трубка из нержавеющих металлов, покрытая лекарственными препаратами, которые после операции по имплантации полностью восстанавливают просвет суженного сосуда и обеспечивают нормальный кровоток внутри сердца. Стент вводится через двухмиллиметровое отверстие в сосуде на руке. Никаких следов практически не остается. В прошлом году в стране выполнено стентирование коронарных сосудов у 200 тысяч пациентов. 100 тысяч из них были с острым инфарктом миокарда.

Сколько их требуется в нашей стране?

Баграт Алекян: 400-450 тысяч стентирований в год. Из которых 200 тысяч с острым инфарктом миокарда. Именно такая задача поставлена руководством страны по программе борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Есть надежда, что это не останется благим пожеланием, а станет нормой оказания помощи сердечным больным. Этому поспособствует решение о том, что в стране будет не один, а два главных кардиолога?

Баграт Алекян: Для такой огромной страны, как наша, это очень важно, очень своевременно. Ведь помощь сердцу претерпела кардинальные изменения. Ведение тех же инфарктных больных абсолютно иное. И надо знать все нюансы службы. Не только знать, не только владеть, но и обеспечивать ее доступность всем, кто в ней нуждается.

Инновационные технологии, новые препараты, рост приверженцев здорового образа жизни… Можем рассчитывать на то, что тот же острый инфаркт уйдет со сцены? Или он с нами навсегда?

Баграт Алекян: Чтобы ушел совсем? В обозримом будущем - это не реально. Однако проводимая реорганизация кардиологической службы страны резко снизят летальность и возможные тяжелые осложнения после него.

Общество Здоровье Колонка Ирины Краснопольской Медицина и здоровое питание
Добавьте RG.RU 
в избранные источники