Новости

10.09.2018 00:43
Рубрика: Экономика

Испанская грусть

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Нам всем нужно посовещаться, какую экономику мы строим. Какую модель общества. По-честному поговорить друг с другом.

Пока у нас получается все больше пирамидальная структура. Огосударствленная. В ней все больше собственности у немногих. В земле, имуществе, бизнесе, деньгах. Больше прямого управления. И больше закрытости, огораживания. А население всегда торгуется с властями: ну дайте хотя бы немного побольше. Пирамиды, все большее стягивание в вертикали - как это измерить? Косвенно. Хотя бы через роль Москвы. За четверть века население Москвы выросло больше, чем на 40 процентов. В 1990 году 6 процентов россиян жили в Москве, сегодня - 8,5 процента. В 1990-х годах Москва создавала примерно 14 процентов ВВП России, сегодня - 21 процент. Почти 20 процентов российских компаний зарегистрировано в Москве, и примерно 20 процентов налогов собирается в столице.

Наша экономика очень хрупка. На длинной дорожке отстает. Как ни старается, не успеть за инновациями

Ну и слава Богу, почему бы нет? Есть еще индикатор - деньги. Он показывает, что в столице - cверхконцентрация богатства, могущества, собственности. В начале 2001 года продажи банками в Москве наличной валюты населению составляли 19 процентов от "итого" по России. В апреле 2018 года - 53 процента. Это значит, что примерно половина наличной валюты (долларов и евро), пришедшей в Россию, находится в столице.

В 1997 году доля московского региона в средствах на счетах банков в ЦБР составляла 47 процентов. Сегодня - 85-87 процентов. В Москве и Московской области сосредоточен 91 процент активов банков. Денежные доходы на душу населения в Москве в 2017 году - 59 тыс. руб. в месяц, в Псковской области - 22 тысячи, в Тыве - 14 тысяч рублей, сообщает Росстат. За этим - сверхконцентрация денег и собственности.

Но в вертикалях мало свободы для бизнеса. И такая экономика очень хрупка. На длинной дорожке она обязательно отстает. Как ни старается, не может успеть за инновациями. Ее все опережают. И еще из нее вымываются умные - им плохо в тесных стенах. Хуже работают социальные лифты. Общество стареет, делает ошибки - и проигрывает.

Мирового опыта - сколько хочешь. Десятки стран. Спрятались, съежились, взяли все внутри под прямое управление - стали сильнее? Да, может быть, вначале и сильнее, и быстрее, и мощнее. А потом энергия неизбежно вымывается и остаются хрупкость и слабость. А что становится сильнее? Способность со временем надломиться от внешних шоков. Проверено как летная инструкция.

Нужно нам это? Конечно, нет. А под растущим внешним давлением - точно не нужно.

Сесть бы нам всем вместе и поговорить. Что искать? Какую модель общества? Англо-саксонскую? Общество эмигрантов, любящих новенькое и риски? С минимальным участием государства во всем? Нет, не получится. Мы - другие.

Азиатскую экономику особого пути? Всей кожей мы чувствуем, что и здесь мы другие. Такого соединения прилежности, дешевизны, умеренности, желания учиться и подчинения - нет, не получится.

Скандинавскую экономику? Мы и так гнемся от тяжести налогов. И как добиться уникальной способности расходовать экономно, спокойно и аккуратно в пользу каждого? Германскую модель? Экономику благосостояния для всех, по Людвигу Эрхарду? Было бы замечательно, но точности и дисциплины может не хватить. Методичности.

Скорее, "средиземноморскую" модель. Испания? Италия или даже Франция? Это тоже социальная рыночная экономика. Тоже "континентальная" - не англо-саксонская модель. В ней всегда будет больше государства, чем в Нью-Йорке или Лондоне. Выше его роль в экономике, в имуществе, в потреблении. Всегда больше банков, кредита и долгов, чем финансовых рынков.

В такой модели объемнее семейная собственность. Это не "народный капитализм", скорее, экономика "держателей крупных стейков" в капиталах. У нас уже абсолютное большинство компаний - в собственности у двух-трех владельцев. И никого они к себе не пустят.

Все похоже. Конгломераты, крупные компании как основной способ жизни. Любовь к ним. Но много и мелкого, и неформального бизнеса. Есть в Испании что-то неуловимо похожее на Россию. Бывшая империя. Рывки к модернизации. Тоталитарный режим как ядро XX века. Женщины - красивы и экзотичны. Особенный путь, комплексы - всегда великие. И тот же неуловимый привкус хаоса, приправленного порядком. Или наоборот. Талантливы, но не без ленцы. И климат - у одних мороз и печка, у других - жара, сушь и сиеста.

Испания смогла ответить на свои вызовы. Стала единой. Совершила свое экономическое чудо

Италия, Испания и Португалия смогли ответить на свои вызовы. Идеологически расколотые нации стали едиными. Совершили свое экономическое чудо. Италия - в 1960-х годах, Испания - в 1960-х - середине 1970-х, Португалия - вдогонку. Из технологически отсталых, сырьевых пришли в современность. А дальше с 1980-х шли уже вровень со всеми.

В Испании в начале 1960-х годов ожидаемая продолжительность жизни была ниже, чем у нас. Сегодня Испания - на 4-м месте в мире, Италия - на 6-м. Живут 83 года. В Португалии - больше 81 года. ВВП на душу населения в Испании и Италии в три раза больше, чем в России, в Португалии - в два. По паритету покупательной способности - на треть выше, в Португалии - на 10 процентов.

Так сделаем? Поставим цель? Спросим себя: как совершить? И как наконец начать быстро расти? Во втором квартале 2018 года ВВП США вырос на 4,2 процента. А мы - когда и как? Самое главное, как?

Экономика Макроэкономика Колонка Якова Миркина
Добавьте RG.RU 
в избранные источники