Новости

11.09.2018 14:42
Рубрика: В мире

Сколько стоит раскол

Порошенко купил автокефалию, но продал Украину
Предоставление Константинопольским патриархом автокефального статуса раскольническому и не признаваемому в мировом православии Киевскому патриархату (УПЦ КП) - это объявленная провокация, после которой на Украине откроется кровавая бездна, и мировому православию придется определяться, с кем оно - верными христианами или лишенными благодати торговцами.
Члены паствы УПЦ МП прошли в крестном ходе с молитвой о мире среди христиан Украины. Фото: REUTERS Члены паствы УПЦ МП прошли в крестном ходе с молитвой о мире среди христиан Украины. Фото: REUTERS
Члены паствы УПЦ МП прошли в крестном ходе с молитвой о мире среди христиан Украины. Фото: REUTERS

Читатели далекие от церкви, а равно незнакомые с историей Украины и судьбами местного православия, могут недоумевать: чем же так опасно признание патриархом Варфоломеем УПЦ КП. В конце концов, ничего же страшного не случится, если в семью православных поместных церквей "первый среди равных" пропишет и УПЦ КП, говорят они. Ведь кроме этой "церкви", более походящей на националистическую тоталитарную секту, на этой же территории до определенной поры уживались греко-католическая церковь, подчиненная Ватикану, и такая же непризнанная Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ), которой приказным порядком предоставил "автокефалию" Симон Петлюра. И все вместе они как будто не мешали единственной канонической и самой массовой Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) - самоуправляемой, но неотъемлемой части русского православия.

Таким читателям придется напомнить, что религиозные войны начинают не пастыри, а политики, и что холодная религиозная война на Украине ведется как раз с момента появления Киевского патриархата - в 1992 году, на постперестроечной волне украинского национализма, и в этой войне уже льется кровь. Сейчас, когда на Украине идет открытый гражданский конфликт, религиозная война гарантированно перейдет в горячую фазу. По сути, эта война уже объявлена канонической церкви и ее прихожанам президентом Петром Порошенко, и стоящим за его спиной "киевским патриархом" - преданным анафеме бывшим пастырем РПЦ Филаретом, в миру - Михаилом Денисенко. Ими уже написан ее сценарий, и его ключевой пункт - передача в собственность новоявленной "единой украинской поместной православной церкви" трех из пяти русских православных лавр, расположенных на территории Украины: Киево-Печерской лавры - главной и древнейшей святыни православия, где похоронены русские святые и государственные деятели, включая Петра Столыпина; расположенной на западе Украины Почаевско-Успенской лавры; и находящейся сегодня "в зоне АТО" Святогорской Успенской лавры.

Можно вообразить, как эта война начнется, и для этого нужно понять нюансы. Дело в том, что юридической собственности - охраняемой законом и правоохранительными органами - Киевская митрополия (УПЦ МП) на Украине не имеет. Несмотря на то, что православные иерархи ходатайствовали перед всеми украинскими президентами о признании церкви на законодательном уровне юридическим лицом, даже демонстративно набожный завсегдатай Афона Виктор Янукович оставил ее "общественной организацией", и потому все храмы и монастыри де-юре остаются "собственностью общин". Каковой коллизией уже двадцать шесть лет пользуются раскольники и униаты.

Это происходит так: в условном селе, где есть церковь УПЦ МП, появляется "батюшка от Филарета" с группой боевиков. Они избивают прихожан и отца-настоятеля, выгоняют их из храма и объявляют себя единственно верной "общиной". Местные власти и правоохранители - из страха или корысти - стыдливо закрывают глаза на то, как храм переходит в собственность УПЦ КП. За время украинской независимости - а эта практика началась сразу в 1992 году - православная церковь потеряла уже более трех тысяч храмов, жертвами погромщиков-раскольников стали десятки священников и прихожан.

С признанием раскольников Константинопольским патриархом Варфаломеем, эта практика уже на следующий день будет масштабирована с сельских церквей на православные святыни. Боевики-националисты уже заходили с битами на территорию Киево-Печерской лавры, старейший русский монастырь постоянно находится в их осаде, и раскольники "на официальном уровне" издевательски требуют передать им часть территории, упирая на то, что их "церковь" признана государственной и имеет право на свою долю собственности. Так говорит лжепатриарх Филарет и "пан президент". После получения обещанного Порошенко томоса они уже на следующий день начнут силой брать "свое". И найдутся те, кто будет биться с ними насмерть, и будет кровь, и будут новые русские святые мученики.

Барахтанье Варфаломея, Порошенко и Филарета в деньгах, интригах и амбициях предвещает новые трагедии

Последние слова - не преувеличение. Украинские неонацисты, зачастую не имеющие к православию и в принципе к вере ни малейшего отношения, не скрывают своих кровавых планов в социальных сетях, а зачастую обещают убивать "московских попов" и публично, в периферийных СМИ. Близкие к власти, считающиеся респектабельными телеканалы и издания, в свою очередь всячески поощряют их наступательный порыв, а журналисты и публичные политики, взывающие к разуму и миру, считаны по пальцам одной руки. Атмосферу ненависти изо всех сил нагнетает и президент Порошенко: в своей последней парадной речи ко Дню Независимости он объявил УПЦ МП врагом Украины и "имперским наследием". И даже пообещал во имя свободы и демократических ценностей освободить подотчетную территорию от "церкви, которая освящает гибридную войну, которая день и ночь молится за русскую власть и за войско". Последний крестный ход УПЦ МП, собравший почти двести тысяч человек, киевские СМИ объявили "заговором агрессора", а все его участники признаны "наймитами Москвы". Иными словами, машина неонацистской пропаганды уже искрит от ненависти к каноническому православию, и к религиозной войне - неравной, потому что на стороне погромщиков будет стоять разросшаяся как раковая опухоль репрессивная система государства Украина - как кажется, все готово.

Война будет неравной вдвойне, потому что на сегодняшний день даже статистически каноническая и раскольническая церкви находятся в разных весовых категориях. В 2015 году, уже после государственного переворота, департамент в делах религий и национальностей минкульта Украины опубликовал показательную цифирь: количество религиозных общин УПЦ МП - 12241, а УПЦ КП - 4783 (из них более 3 тысяч, напомним, были захвачены); количество монастырей и монахов - 207 и 4869, против 62 и 221, соответственно. Но, игнорирующий объективную реальность, и рассчитывающий только на милитаристскую риторику и информационную изоляцию Украины, верховный главнокомандующий религиозной войны Петр Порошенко ждет только сигнал от Вселенского патриарха Варфаломея.

Понимает ли 78-летний патриарх Варфаломей, чем обернется его признание анафемы и расстриги Филарета своим братом, и значит - сообщником, неизвестно. На этот вопрос в православной сотериологии ответа нет, зато можно делать предположения в сфере политики и финансов. Пока украинские президенты придерживались "многовекторной" внешней политики, балансируя между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном - а такой стратегии придерживались с оговорками все, от Кравчука до Януковича - Варфаломей, возможно скрепя сердце, вежливо игнорировал недвусмысленные намеки о признании Филарета, приобретшие форму прямого коммерческого предложения в устах Виктора Ющенко в 2008 году. Поощрять раскол он опасался, но и категорически порицать отказывался. После кровавой "революции достоинства" и поворота Киева на путь "европейской и атлантической интеграции" перед политиком Варфаломеем - по паспорту Димитрисом Архондонисом, выпускником католической школы, гражданином Турции, живущим от доходов нескольких общин в США и Канаде - открылось окно возможностей. Многомиллионная - сугубо в теории - паства, плюс - расширение реального, а не символического влияния в мировом православии, плюс - регулярные, гарантированные Филаретом и Порошенко, доходы, позволяющие дополнительно расшить золотом патриаршие одеяния. И это помимо предсмертного статуса уже не первого среди равных, а своего рода "папы константинопольского", чья власть все равно распространяется не дальше стамбульского микрорайона Фанар.

Показательными и сатирическими выглядят в этой связи торги между Филаретом и Варфаломеем за окончательную формулировку автокефалии. Известно, что Денисенко еще с 1991 года бредит патриаршей митрой, и главное для него - гордеца, вора, прелюбодея и клятвопреступника - статус украинского первосвященника. Вот только по формуле, предлагаемой Варфаломеем, он останется лишь митрополитом, экзархом, но не патриархом, и прибытие в Киев двух североамериканских ревизоров-посланников выглядит как крах всех его себялюбивых мечтаний.

Причем интерес Филарета здесь расходится с целями Петра Порошенко, видящего автокефалию - в любом виде - составляющей своего успеха на президентских выборах, и готового Варфаломею за это платить сейчас, на месте, наличностью, но, как всегда - не без собственной выгоды. Как сообщили в июле украинские СМИ, еще в апреле, сразу после публичного обнародования идеи об автокефалии, Порошенко собрал с приближенных бизнесменов 25 миллионов долларов в качестве платы вселенскому патриарху "за томос". Однако при личной встрече передал Варфаломею только 10 миллионов, о каковой недостаче тому позже стало известно. Поэтому обиженный в лучших чувствах вселенский патриарх отменил свой визит в Киев на празднование 1030-летия Крещения Руси 27 июля, прислав стандартную делегацию. После такого показательного жеста Порошенко вернул "первому среди равных" присвоенные 15 миллионов долларов, о чем сообщили украинским СМИ "информированные источники", и только после этого процесс перешел от деклараций к живому обсуждению.

Барахтанье Варфаломея, Порошенко и Филарета в деньгах, интригах и амбициях может вызывать только смех, если бы коллективная гордыня этих трех, бесконечно далеких от Бога персонажей, не предвещал в ближайшее будущее новые трагедии, смерти и раскол мирового православия. Надежда на то, что они вспомнят Слово Божье и ужаснутся перед открытой ими самим адской бездной, к сожалению, невелика. Деньги, злобы и гордыня застят им небеса.

Епископ ушедшей империи

О том, что на самом деле сегодня значит Константинополь и какой "вселенной" правит Вселенский патриарх Варфоломей, "РГ" рассказывает известный богослов, церковный аналитик Сергей Худиев.

Слова "Вселенский патриарх" звучат завораживающе. В переводе с сакрального это "самый главный". Может ли на это претендовать Константинополь?

Сергей Худиев: Когда-то, в средние века, Константинополь был центром цивилизованного мира, славнейшим - славнее не было на Земле - городом. Город городов, наши предки называли его Царь-градом. Это был абсолютный центр не только для жителей Римской империи - для жителей всего тогдашнего мира. Слово "вселенная", "ойкумена" означало для жителя Восточной Римской империи мир, который существовал в границах этой империи. Отсюда и этот высокий титул - "Вселенский патриарх". Епископ Константинополя, естественно, воспринимался как главный епископ империи и обладал "первенством чести". Но это не означало какого-то принципиально иного статуса - он был первым среди равных.

А сейчас?

Богослов Сергей Худиев: Константинопольcкому патриарху кажется, что он глава православного мира вообще. Но это иллюзия. Фото: Из личного архива Сергея Худиева.

Сергей Худиев: С тех пор прошло очень много времени. Мы знаем, что Восточная Римская империя, которую потом назовут Византией, пришла в упадок и в конце концов была завоевана турками. Турки дали определенное самоуправление греческой православной общине. И оставили Константинопольского патриарха ее лидером. Но в 20-е годы XX века греки предприняли неудачную попытку восстановить империю, проиграли войну с Турцией - и это привело к массовым депортациям греческого населения. Константинопольскому патриарху удалось остаться в Константинополе с огромным трудом и почти без паствы. Сегодня в Стамбуле живут около 100 греков.

На этих 100 стамбульских греках все не кончается. У него есть еще приходы - в Соединенных Штатах, в Греции. Но великого, грандиозного статуса, который был у Константинопольского патриарха во времена Восточной империи, сегодня нет. Сейчас это епископ очень небольшого квартала в Стамбуле, полностью находящийся под турецкой властью. Однако патриарх Варфоломей, вспоминая то положение, которое было у епископа Константинопольского в эпоху расцвета самого Константинополя, пытается к нему апеллировать. Ему кажется, что он есть глава православного мира вообще. И все должны ему подчиняться.

По аналогии с Папой Римским?

Сергей Худиев: Да, у католиков, так сложилось исторически, Церковью управляет Папа. И он рассматривается как своего рода монарх, духовный глава всех католиков. В Православной церкви сложилась другая система управления. Существует пятнадцать патриархатов, каждый из которых обладает полномочиями внутри своей поместной церкви. Патриархи равны между собой. У каждого патриархата есть своя каноническая территория. И правила Православной церкви запрещают епископу входить на чужую каноническую территорию. Епископ Москвы, например, не может вмешиваться в дела епископа Санкт-Петербурга. Очень важный пример незыблемости этого правила показывала русская Церковь после войны 2008 года, когда югоосетинские православные приходы попросились в Московскую патриархию. Но Москва отказалась их принять, чтобы не нарушить каноническую территорию Грузинской церкви. Но Константинополь почему-то решил, что может прийти на каноническую территорию другого патриархата - Московского.

При том, что Константинопольский патриархат всего лишь "один из" православных патриархатов, никак ни над кем не возвышающийся?

Сергей Худиев: Да. Его когда-то чрезвычайно высокий статус, заданный столичным статусом Константинополя - анахронизм. Этой империи давно нет. И если даже начать искать ближайший аналог православной империи, то во всяком случае не в Турции.

Но "епископ одного стамбульского квартала" хочет создать "автокефальную украинскую церковь".

Сергей Худиев: Да. И здесь надо прежде всего отметить, что все движение за "автокефалию для украинской церкви" было инициировано и раздуто светскими властями. Каноническая Украинская православная ни о чем подобном не просила и не просит. Среди людей, которые борются за автокефалию, очень немного хотя бы формальных членов Церкви. Среди борцов за автокефалию для украинского православия - люди, которые определяют себя как униаты, протестанты, атеисты и кто угодно еще. Это чисто политический проект. Его главная цель - подавить каноническую Украинскую православную церковь, законно связанную с Московским патриархатом. Это враждебность украинских националистов. Национализм принципиально враждебен христианству и Церкви. Он постулирует "Украина понад усе", а для христианина конечно, "надо всем" - Христос. Националистическое приветствие "Слава Украине" - сознательная пародия на традиционное для украинцев благочестивое приветствие "Слава Иисусу Христу". Националистов устроила бы своя карманная националистическая церковь. У них есть так называемый "Киевский патриархат", иначе известный как "Филаретовский раскол", но он не признан в православном мире. С помощью патриарха Константинопольского они надеются получить признание. А патриарх Варфоломей, имеющий не слишком многочисленную паству, грубо говоря, хочет, чтобы под ним было больше народу. И именно поэтому, я думаю, он пошел на соглашение с украинскими националистами. Их интересы пересеклись.

Русская православная церковь во время Грузино-осетинской войны повела себя, как должно вести себя Церкви, если это настоящая Церковь. Константинополь и украинские раскольники с политической примесью ведут себя так, как в Церкви себя не ведут.

Сергей Худиев: Что касается украинских политиков, то это обычные макиавеллисты, что от них еще ожидать. Но вот поведение патриарха Варфоломея пока разочаровывает. Он-то все должен знать куда лучше, чем наэлектризованные украинские националисты.

Константинополь вдруг заговорил о недостаточности исторических оснований для когда-то выбранной Русской православной церковью независимости от Константинополя.

Сергей Худиев: Она была выбрана 300 лет назад. И 300 лет все исторические основания были, а сегодня стали сомнительными?

Насколько ресурсна Константинопольская патриархия? Украина для нее "лакомый кусок"?

Сергей Худиев: Все достаточно прозрачно: у Константинополя мало приходов, он хочет увеличить их число, и Украина очень - очень лакомый кусок. И прежде всего бросается в глаза вопиющая неэтичность поведения патриарха Варфоломея по отношению к его собрату, митрополиту Онуфрию. Он признавал его в качестве собрата епископа - а теперь обращается с ним и его паствой как с пустым местом, посылая своих экзархов без всякого с ним согласования. Для человека, претендующего на то, чтобы быть добрым пастырем всего православного мира, это просто немыслимо.

Константинополь решится дать томос украинским раскольникам?

Сергей Худиев: Какое-то - совсем небольшое время - назад я бы сказал, что патриарх Варфоломей не пойдет на такой безответственный шаг. Но сейчас уже видно, что он может так поступить. Другое дело, что нет структуры, которая может получить этот томос. Кто-то должен созвать собор различных украинских расколов и создать ее. Поэтому пока неясно, как будут развиваться события.

Если Константинополь постарается легитимизировать украинских раскольников...

Сергей Худиев: Это приведет к резкому усилению давления на каноническую Украинскую православную церковь. Раскольники и так демонстрировали по отношению к ней крайнюю враждебность.

И две великих лавры могут попытаться отобрать у канонической Церкви?

Сергей Худиев: Кого только не было в наших великих лаврах - и большевики, и фашисты. Но не будем забывать, что "врата ада не одолеют Церковь".

В мире экс-СССР Украина Общество Религия Политический кризис на Украине Вопрос автокефалии на Украине
Добавьте RG.RU 
в избранные источники