Новости

13.09.2018 09:21
Ресурсы

Потушить "серый пожар"

В Иркутской области от сибирского шелкопряда избавили 26 тысяч гектаров леса
Это лето для иркутских лесопатологов выдалось непростым - сильные дожди заставили сдвинуть сроки борьбы с сибирским шелкопрядом, а кое-где даже пришлось обрабатывать тайгу повторно. Тем не менее нужный результат был достигнут - вредитель уничтожен. Правда, пока лишь локально. Чтобы надолго избавиться от прожорливой гусеницы, превращающей шумящие кедровые боры в призрачный сухостой, нужны серьезные меры на государственном уровне.
По словам Владимира Шкоды, в последние годы численность непарного шелкопряда выросла в разы. Если ничего не делать, он будет стремительно расселяться. Фото: Из архива ФБУ "Рослесозащита" По словам Владимира Шкоды, в последние годы численность непарного шелкопряда выросла в разы. Если ничего не делать, он будет стремительно расселяться. Фото: Из архива ФБУ "Рослесозащита"
По словам Владимира Шкоды, в последние годы численность непарного шелкопряда выросла в разы. Если ничего не делать, он будет стремительно расселяться. Фото: Из архива ФБУ "Рослесозащита"

С сибирским шелкопрядом в Иркутской области, как свидетельствуют документы, борются уже около ста лет. Меняются методы, меняются препараты - в 1930-е годы, например, тайгу оп-рыскивали мышьяком, потом - дустом. Сейчас предпочтение отдают более мягким средствам. Одно должно оставаться неизменным: регулярность борьбы.

Противник уничтожен

- Наш Центр защиты леса добивался обработки даже в самые непростые годы, когда на нас смотрели как на чудаков: тут проблемы посерьезнее, а они со своими жуками-гусеницами. Но сейчас правильность такого подхода стала очевидна: в соседнем Красноярском крае шелкопряд погубил полтора миллиона гектаров тайги, в Томской области ситуация еще печальнее. Появились очаги вредителя в Новосибирской и Омской областях. В Иркутской области борьба с шелкопрядом ведется с земли и с воздуха - при помощи авиации кедровые массивы обрабатываются специальными препаратами. Это позволило свести зону поражения до минимума - на сегодняшний день в регионе шелкопряд "отвоевал" около 80 тысяч гектаров. Это тоже много, но все же десятки, если не сотни тысяч гектаров кедра и лиственницы нам удалось сохранить, - рассказывает директор филиала ФБУ "Рослесозащита" Владимир Шкода.

Нынешним летом в обработку попала примерно треть от зараженных территорий иркутской тайги - те участки, где ситуация наиболее критична: в Качугском, Черемховском и Заларинском лесничествах.

- Каждая территория по-своему непростая. Качугский район, например, попадает в зону атмо-сферного влияния Байкальской природной территории, а значит, бороться с вредителями можно только биопрепаратами и только наземным способом. Для этого мы используем вездеходную установку "ГАРД", которая распыляет препарат в виде аэрозоля, он облаком поднимается вверх и затем, как туман, окутывает деревья. Приходится, конечно, учитывать направление и силу ветра - иначе "облако" унесет в сторону. Да и биологическая природа препарата - в его основе бактерии, вызывающие у гусениц шелкопряда острое "несварение желудка", - приводит к тому, что он очень быстро разлагается. А значит, сроки его применения крайне ограничены - буквально три-четыре дня и только в сухую, ясную погоду. Чтобы не смыло дождем, чтобы у гусениц был хороший аппетит - в сырые дни они не питаются, а значит, и препарат будет бесполезен. В этом году, например, обработка проводилась с 28 мая по 2 июня. Торопиться приходилось еще и потому, что этот год у шелкопряда в Качуге был летный - то есть гусеницы окукливались, превращались в бабочек. А бабочки, разлетаясь и откладывая яйца, поражают все новые и новые гектары леса. Нужно было успеть до того, как шелкопряд превратится в куколку. И результаты нас порадовали - до 90 процентов гусениц на обработанных территориях заразились и погибли. Кроме того, те насекомые, которые успели окуклиться, как показали лабораторные анализы, тоже оказались зараженными, а это значит, что бабочки из таких куколок уже не вылупятся. Это очень хороший результат для биологического способа борьбы, - отмечает руководитель иркутского филиала ФБУ "Рослесозащита".

Черемховское и Заларинское лесничества находятся в предгорьях Саян. Здесь можно обрабатывать тайгу с воздуха и уже не биологическими препаратами, а "химией". А значит, можно охватить гораздо большие площади. Вот только пилоты должны быть настоящими асами, потому что воздушные маршруты в горах и рядом с ними напоминают ралли по бездорожью - восходящие воздушные потоки, нисходящие, турбулентность, ямы… А высота полета строго ограничена - иначе химикат не долетит до земли, развеется по ветру.

Здесь пришлось вести обработку дважды - сказалась сложность рельефа. К тому же из-за дождей растянулись сроки борьбы. К счастью, шелкопряд тоже не любит сырость - в дождь он прекращает есть и при затяжных осадках заметно слабеет. В результате лесопатологи добились того, что почти все гусеницы на контрольных точках погибли.

Бег по кругу

В общей сложности в Иркутской области в этом году удалось обработать более 26 тысяч гектаров - на шесть тысяч больше, чем в прошлом году. Это около трети всей пораженной территории. Тем не менее "серый пожар", как еще называют сибирского шелкопряда, понемногу расползается. Зафиксирована вспышка вредителя в Зиминском районе. Появляются новые очаги в Качугском районе. Почему так происходит, если борьба ведется много лет подряд?

- Проблема в том, что существует целый ряд ограничений на обработку лесов. Например, нельзя распылять препараты - ни химические, ни биологические - в двухкилометровой зоне от водоемов. Эти участки становятся своего рода "заповедниками" для вредителей, где они прекрасно себя чувствуют, размножаются и затем перемещаются на ранее обработанные территории, которые не успели объесть их погибшие сородичи. Там мы их снова травим, но спустя какое-то время эти участки заселяются шелкопрядом вновь. Получается, что мы гоняемся за ним по кругу. При этом для сельского хозяйства подобных ограничений не существует, хотя для борьбы с насекомым на полях фермеры применяют точно такие же препараты, - перечисляет препятствия, с которыми приходится сталкиваться лесопатологам, Владимир Шкода. - На Байкальской природной территории, а это огромная площадь - до 200 километров в радиусе, нельзя распылять препараты с воздуха. А наземная установка дает эффект лишь на очень ограниченной территории. Этим летом мы обработали чуть более пяти тысяч гектаров. А надо в шесть раз больше. Но машина - даже самая вездеходная - может пройти лишь там, где есть хоть какое-то подобие дорог и просек. А их мало. И вредитель уходит вглубь тайги, куда мы добраться не можем. Мы неоднократно предлагали снять запрет на авиаобработку хотя бы на год-два. Тем более что применяемые нами биологические препараты не опасны для теплокровных животных - это уже доказано разработчиками. К тому же они быстро разлагаются.

Наконец, серьезную проблему для лесопатологов представляют запущенные сельхозугодья. В том же Качугском районе рядом с лесами раскинулись поля, которые не обрабатываются уже лет по
20. Там, где некогда колосилась пшеница, росли кормовые травы, поднялся высокий лес. Но по бумагам - это все еще земли сельхозназначения, а значит, обрабатывать их лесникам нельзя - нецелевое расходование бюджетных средств. Зато сибирскому шелкопряду все равно, чьи кедры поедать - минприроды или минсельхоза. Чтобы ликвидировать эти "курорты" для вредителей, нужно или подключать министерство сельского хозяйства к борьбе, или переводить заброшенные поля в лесной фонд.

Муха против бабочки

Но кроме сибирского шелкопряда последние два года тревогу иркутских лесопатологов вызывает шелкопряд непарный. В отличие от своего собрата, он ест не только кедры, а практически все деревья. А во-вторых, он облюбовал леса на берегу Байкала, в центральной экологической зоне, где категорически запрещено применение любых препаратов, даже биологических.

Последние два жарких и засушливых лета привели к тому, что численность непарного шелкопряда выросла в разы, и он расселился по берегам нескольких бухт - на трех тысячах гектаров. И если ничего не делать, он будет стремительно расселяться.

На помощь пришла наука. Сотрудники Всероссийского научно-исследовательского института лесоводства и механизации лесного хозяйства провели на Байкале эксперимент - выпустили на пораженный лес естественных врагов непарного шелкопряда - мух-тахин. Эта муха откладывает яйца в гусениц-вредителей. Личинки, развиваясь, съедают своих "нянек" изнутри.

Прямая речь

Владимир Шкода, директор филиала ФБУ "Рослесозащита":

- Недавно ученые ВНИИЛМ проводили контрольный осмотр, увезли с собой образцы гусениц для изучения. И если окажется, что муха справилась с задачей, то зимой в институте выведут новые поколения насекомых-яйцеедов и вновь выпустят их следующим летом на Байкале. Однако сидеть сложа руки мы тоже не можем, поэтому в конце сентября организуем "десант" на Байкал. Будем привлекать волонтеров, местных жителей и вручную собирать и уничтожать отложенные бабочками непарного шелкопряда яйца. Кладка этого вида хорошо заметна - светлый кругляш, размером с монету, - его легко отскрести ножом с поверхности. Понятно, что мы не сможем собрать все, но хотя бы часть популяции уничтожим. Сейчас самый разгар организационных работ - нужно определить фронт работ, разбить волонтеров на группы, назначить ответственных, решить вопрос с транспортом. Если все получится и погода будет нам благоволить, 21-22 сентября мы поможем лесам Байкала противостоять нашествию непарного шелкопряда, ведь защита леса - наша работа!

В регионах Филиалы РГ Сибирь Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Алтайский край ДФО Бурятия ДФО Забайкальский край СФО Иркутская область СФО Кемеровская область