Новости

13.09.2018 20:24
Рубрика: Власть

Вторая целина

На днях я вернулся из Казахстана. Был в Павлодаре - городе, где прошло мое детство. Проехал и по некоторым районам Павлодарской области. Встречался с давними друзьями и знакомыми. Они рассказывали мне... Ну о чем, исчерпав общие воспоминания, рассказывают московскому гостю его земляки? О местных порядках и нравах. О ценах на продукты и жилье. О последних городских новостях. О здешнем начальстве. Короче, о житье-бытье. Среди вопросов, меня особенно интересовавших, был и такой: много ли желающих уехать отсюда в Россию? Речь, понятное дело, шла о так называемом некоренном населении, хотя и мои одноклассники, и коллеги из местной газеты живут здесь от рождения, просто в Казахстане они не являются, как теперь принято говорить, "титульной нацией". Ну и как им живется? Ведь прошло восемь лет с того дня, как вступила в действие программа государственной поддержки соотечественников, желающих переселиться в Россию. Им был предложен бесплатный проезд к новому месту жительства, подъемные, пособия, работа и жилье. Тогда казалось, что Россию накроет волна переселенцев...

...С Татьяной Кузиной, председателем правления павлодарского "Славянского центра", пьем чай с вареньем. На столе самовар. Сидим в просторной светлой комнате, по убранству напоминающей музей, на втором этаже бывшего кинотеатра "Октябрь", где отныне проводят досуг некоторые энтузиасты, создавшие здесь что-то вроде русской колонии. "Наша цель - объединить славян под крышей одного дома, - разъясняет Кузина общественное предназначение центра, - сохранить с Россией единое культурное и образовательное пространство. Мы просто вынуждены собирать фольклорные материалы. Вот недавно собрали фольклор павлодарского Прииртышья..."

Кто хотел бы видеть Казахстан моноэтническим государством, тот весьма нерасчетлив

Мне, уроженцу Павлодара, слышать все это и странно, и смешно. Русских, украинцев, белорусов во времена моего детства в городе было ну разве чуть больше, чем сейчас. Но "славянского единства" никто не искал, национальной своей самобытности не удостоверял блинами, сарафаном, балалайкой... В этой пробудившейся тяге к выставляемым напоказ русско-народным песням-пляскам, расписным самоварам, казачьей амуниции есть некий вызов, тоже странный. Я родился и вырос на улице Бебеля. Теперь это улица Естая. Меня принимали в пионеры на главной площади у памятника Ленину. Этот памятник давно демонтирован. Ни к Бебелю, ни к Ильичу никто из моих здешних родственников, друзей и знакомых никаких чувств не питает, к исчезновению того и другого с карты Павлодара вполне равнодушны.

В консульский отдел российского посольства в Казахстане приходят иногда такие письма: "Прошу ходатайствовать о предоставлении мне и членам моей семьи статуса вынужденного переселенца. Мы русские. Я специалист с двумя дипломами об образовании. Но вынуждена ехать в Россию в поисках работы. Из общеобразовательной школы N 14, куда я устроилась учителем русского языка, я была уволена из-за сокращения уроков по моему предмету..." В правдивое повествование павлодарцев, ищущих прибежища в России, для густоты картины нередко вплетается и отчаянный вымысел: "Совсем мало осталось газет на русском языке, по телевизору - только республиканские передачи...". В областном акимате (администрации) мне дали официальную справку: из 38 периодических изданий, выходящих здесь, 27 печатаются на русском языке разовым тиражом в 260 тысяч экземпляров. Еще 6 издаются одновременно на русском и казахском. Более 80 процентов населения области имеют возможность смотреть передачи российских телеканалов. В конце концов и мои павлодарские собеседники, представители "нетитульной нации", честно признали: "Многие русские у нас спекулируют на национальном вопросе. Чуть что - кричат о дискриминации".

Это все подчас очень болезненно, но естественно и неизбежно. "Старшего и младшего брата" теперь нет и никогда уже не будет. Есть независимое суверенное государство со своими национальными приоритетами. Жить здесь, признавая эти приоритеты, или отправляться на историческую родину - это каждый решает сам. Кто хотел перебраться в Россию или Германию, те давно уже там (это первая волна эмиграции, она началась сразу после распада СССР). Кто не желал уезжать, те приспособились к новым реалиям. Некоторые занялись бизнесом. Некоторые делают карьеру на госслужбе. К последней информации я отнесся недоверчиво, спросил, так ли уж может в Казахстане сделать хорошую карьеру молодой человек с русской, украинской или, скажем, немецкой фамилией. Может, сказали мне.

Пока Назарбаев у власти, Казахстан гарантирован от глобальных межнациональных конфликтов

На акции в защиту прав русскоязычного населения Павлодар не поднимался и вряд ли поднимется: повода к этому нет. Кому же очень трудно, тот без шума и демонстраций продает квартиру, собирает вещи и просто уезжает отсюда. Чаще - в Россию и Германию.

Согласно опросам, 28 процентов казахов поддерживают выезд из республики представителей других этносов. Но кто хотел бы видеть Казахстан моноэтническим государством, тот весьма нерасчетлив. Казахи в большинстве своем значительно русифицировались. Сокращение русского населения создаст всеобщий дискомфорт, и казахи его почувствуют как никто другой. Попытки цементировать общество на образах феодального прошлого совершенно бессмысленны. И власти Казахстана это хорошо понимают. Нурсултан Назарбаев - реалист, неизменно сторонящийся крайностей. Искусно маневрируя между главными этническими общностями руководимого им государства, он не дает широкого выхода национальному экстремизму. Его умение сдерживать политические порывы национал-радикалов одинаково ценят представители и казахской, и русской оппозиции. И те и другие вынуждены признать, что пока Назарбаев у власти, Казахстан гарантирован от глобальных межнациональных конфликтов.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники