Новости

19.09.2018 17:14
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

На фестивале "Петрушка Великий" впервые вручили сразу два Гран-при

Девятый международный фестиваль кукольных театров "Петрушка Великий" - это 150 участников из шести стран и 16 спектаклей на пяти площадках, объединенных темой "Грани возможного". Но большая часть постановок свидетельствует, скорее, об ошеломляюще безграничных возможностях театра, которые подчас кажутся просто невероятными.

Так, первый фестивальный спектакль "Прошу разрешения на жизнь" пермского театра "Карабаска" можно назвать релятивистским: вместо того, чтобы сидеть на месте, зритель следует за пучком фотонов - за лучиком света, высвечивающим застывшие сценки человеческой жизни. Режиссер Евгений Ибрагимов переворачивает отношения зрителя со сценическим пространством, уничтожает "четвертую стену" и отправляет зрителя в путешествие в темноте, но с надежным проводником. Спектакль создан для детей на их, детском, языке символов, на котором грузовик, задавивший неваляшку, - это война, а "пленка укрывная для ремонта" - могучая приливная волна.

В спектакле "Был бы у меня дракон" по сказке Дональда Биссета минский театр "Картонка" бросает вызов закону всемирного тяготения. Актрисе Светлане Бень под силу за секунду отправить толпу детей на Луну (и еще через пару секунд вернуть их обратно, на Землю). Она из тех артистов - сказочных чудо-богатырей, которым по плечу отыграть спектакль, не утратив внимания малолетних зрителей. Градус доверия к артистам таков, что в финале весь зал превращается в оркестр маленьких жучков и во весь голос распевает специальную насекомую колыбельную. Спектакль сделан, что называется, без единого гвоздя: из картонок вырезаны детские рисунки, которые оживают прямо на глазах изумленной публики. И дело не только в умелых руках артистов, но и в интонации: спектакль "Картонки" - это общение со зрителем на равных, без назидательности, сюсюкания и противных кукольных голосов, которыми довольно часто грешат детские спектакли. Не столько театр, сколько игра в театр оказалась идеальной для воплощения Биссета с его очень английским юмором и любовью к нонсенсам.

Если "Картонка" играет для пятилеток, то артисты питерского "Карлссон Хауса" усмиряют аудиторию "два плюс" - деток, которые на ноги-то встали не так давно и впервые пришли не только в театр, но и в этот мир. Малыши довольно смирно высидели весь спектакль в темноте, без мамы, сопереживая приключениям цыпленка.

Тему вторсырья на фестивале продолжил "Свифт!" марсельской театральной компании "Скаппа!". "Когда б вы знали из какого сора…": чудо театра возводит города из отходов. Философским размышлениям о захламленной пластиком и изнывающей от жажды планете единственный артист Фабрицио Ченчи предается, натурально, на свалке. Вместе с ним с помощью теней и света, видеопроекций и фотографий зрители уплывают в страну абсурдных пропорций. Текста в спектакле немного, да и тот на бробдингнегском языке, но даже не разумеющему великаний язык зрителю понятно, что мир спасет красота - рысистый гуигнгнм белой масти (гуигнгнм - вымышленная лошадь, обладающая разумом, из романа "Путешествия Гулливера").

Как мистическое мысленное путешествие можно воспринимать и "Комнату Герды" петербургского театра "Особняк". Режиссер Яна Тумина позволяет зрителю выбрать ту версию, какая ему больше нравится: видит ли он на сцене сон бабушки, потерявшей обоих внуков, или мечтания состарившейся Герды, которая наяву побоялась последовать за Каем и, скорее всего, попала в изолятор психиатрической клиники. Словом, "Комната Герды" - это загадка вроде бабочки, которая снится мудрецу, или наоборот. Неизменной в этой шаткой реальности остается только боль утраты: для Герды жизнь без Кая - это смерть, и вся ее смелость, стойкость и мужество, с какими она идет вперед, Кая не вернут. Герда - это невероятная универсальная актриса Алиса Олейник, которой под силу сыграть все - от победоносной валькирии до падающего от усталости оленя. Ее талант оценили по гамбургскому счету - в номинации "Признание": за Алису проголосовали большинство коллег по цеху.

"Петрушку" почтил своим присутствием кукольник, которого в Каталонии называют классиком и великим учителем. Особенность манеры Жорди Бертрана из Барселоны - равные и партнерские отношения кукловода с марионетками, из которых складывается отдельный спектакль. Он даже скромно отмахивается от адресованных ему аплодисментов, показывая на кукол, мол, им аплодируйте, они молодцы, не я… Так мастер убеждает нас в реальности кукол, которыми владеет виртуозно. Скажем, в пляске Смерти - сюжете, известном со времен средневековья, под зажигательные звуки AC/DC, натурально, выплясывает каждая косточка скелета. А марионетка-алхимик выдувает мыльные пузыри внушительных размеров и исключительной красоты.

Разнообразие и высокий уровень спектаклей подвигли жюри на неординарный шаг, соответствующий "очевидно-невероятной" теме фестиваля: вместо единственного Гран-при оно впервые отметило сразу два спектакля. Одна призовая статуэтка - бронзовый бюст Петрушки на колонне из змеевика - уехала на берега Невы в театр "Особняк" за "Комнату Герды". Вторая - осталась на исторической родине. Екатеринбургский театр кукол - хозяин фестиваля, который проводится с 2002 года, впервые получил приз за лучший спектакль - за "Дон Кихота" Виктора Плотникова.

- Мы много спорили и пошли на неожиданное нарушение заведенного порядка - решили отметить два разных вида театра кукол, открывающих совершенно различные миры, - подчеркивает Марек Вашкель, доктор философии, профессор Варшавской театральной академии и председатель жюри "Петрушки". - Вообще программа фестиваля сложилась настолько интересной и разнообразной, что, по мнению некоторых коллег, как минимум четыре спектакля должны были уехать с Гран-при. Но на всех Петрушек не хватит…

Культура Театр Драматический театр Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург Культура с Ксенией Дубичевой РГ-Видео РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники