Новости

27.09.2018 00:00
Рубрика: Общество

Коса и камень

В Касимове научились спасать погибающие храмы
- Колька не заготовил дров на зиму и все подрубал угол колокольни на растопку. И дорубился: был сильный ветер, а там все отсырело - ну и упала каланча наша...

Новое лучше?

У храма Покрова в деревне Лався под Касимовым давно нет ни колокольни, ни купола, ни даже просто крыши. Староста прихода Анна Степановна о временах, когда храм был целым, рассказывает, стоя среди серых потемневших от дождей и времени деревянных стен с осыпавшейся штукатуркой.

- Вот тут стояла печка, тут певчие, тут "Илья Пророк" висел в ризе, - показывает Анна Степановна. - А "Боголюбивую" мужики выносили 1 июля, ходили по деревне, и в тот день у нас никто не работал.

От утвари храма осталось лишь два креста - стальной с иконостаса и деревянный со вставками, очень похожий на тот, тяжеленный, что я когда-то носил на крестном ходе. Оба стоят в готовящемся к освящению неподалеку от остова старой церкви новом храме - для него нашлись и стройматериалы, и рабочая сила, и руководящая воля. Людям нужен храм, и сложить его из бревен, конечно, быстрее и дешевле, чем поднимать развалину XVIII века.

Притягивая стену

Дальномер смотрит вверх, фиксируя габариты проемов, карниза, верхушки купола храма Казанской иконы Божией Матери в Бетино. Расстояние между колоннами реставратор вымеряет рулеткой, движется к царским вратам, пока что - просто проходу между кирпичными столбами.

Московский реставратор Александра Антипова обследует уже не первый храм Касимовской епархии. Тут около полусотни аварийных храмов, и потому в Касимове уже давно существует комиссия по строительству, реставрации и сохранению памятников, тут едва не первыми в Церкви начали строгий учет храмов, тут мониторят их состояние, на каждый заводится подробнейшее досье, которое и получает в руки реставратор, работающий с епархией. Когда обследование закончено, епархии и настоятелям отправляется отчет о состоянии памятника с рекомендациями по его сохранению.

Предварительные итоги обследования Казанской церкви уже есть: южная стена трапезной "отъезжает", ее надо притягивать. Без опорных стоек работать нельзя, остатки арок могут упасть...

- Честно говоря, я тут не из-за денег, - говорит Александра, привлеченная к работе благотворительным фондом "Белый ирис". - Просто когда профессионал видит, что сделанное им дело по-настоящему нужно, то ради этого можно пренебречь не только деньгами, но и прочими делами.

Андрей, главный помощник настоятеля, первый раз поднялся на купол храма с топором в руках - рубить выросшие тут березы. Когда среди прихожан есть перворазрядник по альпинизму, храму можно обойтись и без кранов, для высотных работ достаточно хорошей веревки. Андрей укрепил полуразрушенный каменный "стакан", на котором должен стоять купол, в одиночку покрыл купол железом, вися на веревках, выкрасил "стакан" - и теперь над серыми стенами некогда заброшенного храма светится глава на сине-белой ножке.

А сам купол делали для другого храма, но сделали неточно и он остался бесхозным. Настоятель отец Владимир Правдолюбов решился взять его себе, и когда купол опускали на "стакан", то он встал как влитой, зазор между "стаканом" и навершием оказался не больше десяти сантиметров!

Батюшка уверен, что эта и другие счастливые истории случились благодаря небесному заступничеству священномученика Евгения, расстрелянного в 1937-м и прославленного Церковью последнего настоятеля храма. Удивляясь, как за полтора миллиона получилось и закрыть храм крышей и куполом, и поставить стеклопакеты, поправить центральную стену и так далее, и считая, что его заслуги тут нет. Потом, правда, проговаривается, что за год наездил между Касимовым и Бетино (40 км друг от друга) 20 тысяч километров.

Из флигеля - в собор

Историк искусств Анастасия Фетисова, секретарь и главная движущая сила комиссии по строительству и реставрации, пришла сюда с серьезным понижением в зарплате. Захотелось приложить свои знания к по-настоящему большому делу.

В том числе и такому, как спасение Покровской церкви в Лавсе. Там побывали реставраторы и пришли к выводу, что храм можно сохранить. Выяснилось, что это один из старейших памятников региона. Информация ушла в соцсети, и в Лавси уже побывала первая экскурсия.

С экскурсии все началось и в деревне Нестерово, где стоит уникальный, но разрушающийся храм Димитрия Солунского. Местный священник служил неподалеку в церковке-флигеле и аварийным шедевром не занимался. И тут комиссия из епархии. Потом школьники приехали на экскурсию. Батюшка посмотрел, послушал - и решил для начала расчистить храмовый некрополь. Вышел однажды с косой, а навстречу местный на велосипеде, видит - священник косит траву. Батюшка объяснил ему, тут, мол, старинные могилы, памятники... Мужик вернулся со своей косой, и они взялись за дело. Собралось в итоге человек 40 и за несколько выходных очистили некрополь - а там лежат Волконские, Ушаковы - от травы и мусора.

Пора браться за храм?

Память

Священномученик Евгений Бетинский

Родился 1 декабря 1891 года в с. Бетино Касимовского уезда Рязанской губернии в семье диакона. В 1912 г. окончил Ряaзанскую семинарию. В Первую мировую ушел на фронт, был ранен, дослужился до чина штабс-капитана. Вернулся в Бетино, служил в храме Казанской Божией Матери. Был трижды арестован, в 1937 г. как участник "контрреволюционной повстанческо-террористической организации" решением "тройки" при УНКВД по Рязанской области от 6 декабря 1937 года приговорен к расстрелу.

Общество Религия Культура Арт Архитектура
Добавьте RG.RU 
в избранные источники