Новости

08.10.2018 00:00
Рубрика: Экономика

Пролезть сквозь дыру в законе

Правовые лакуны создают на рынке лекарств острую ситуацию
Текст: Талия Хабриева (директор Института законодательства и сравнительного правоведения и при правительстве РФ, академик РАН)
В России сложились две относительно автономные системы правовой охраны в отношении лекарственных препаратов.
 Фото: depositphotos.com  Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Первая - это госрегистрация препаратов, которая осуществляется для обеспечения их безопасности, эффективности и качества и регулируется ФЗ "Об обращении лекарственных средств". Вторая - патентная охрана лекарств, которая наделяет патентообладателя юридической монополией на использование препарата, в котором используется запатентованное изобретение. Она регулируется Гражданским кодексом. Эти системы практически не связаны между собой.

Проблема их сочетаемости возникает, когда речь идет о создании дженериков, поскольку именно при их регистрации незаконное использование интеллектуальных прав третьих лиц может сильно повлиять на безопасность, эффективность и качество препарата.

В настоящее время законом не предусмотрена возможность предварительной проверки регистрируемых в РФ лекарств на предмет использования в них запатентованных изобретений. По российскому законодательству и по праву ЕАЭС регистрация, дающая разрешение на медицинское применение препарата, одновременно дает и административное разрешение на его обращение (производство, продажу, рекламу и т.д.). При этом соблюдение интеллектуальных прав обладателей патентов, которые используются в регистрируемом препарате и защищаются патентным правом, никем не проверяется. Также не требуется предоставления информации о наличии или об отсутствии исключительных прав третьих лиц при подаче заявки на регистрацию. Никто не спрашивает и согласия правообладателя на выпуск препарата в гражданский оборот.

В законодательстве также отсутствуют нормы об обязанностях органа, осуществляющего госрегистрацию препаратов (минздрава), проверять наличие или отсутствие использования в препаратах изобретений третьих лиц, а также по истребованию у заявителей такой информации.

Регистрируемые препараты не проверяются на предмет использования в них чужих запатентованных изобретений

При этом у минздрава в силу ст. 37 Федерального закона "Об обращении лекарственных средств" есть обязанность обеспечивать открытый доступ к информации о поступивших на госрегистрацию заявках. Однако на практике механизм доведения до всеобщего сведения данной информации не реализован. В связи с чем правообладатели не имеют возможности выявлять потенциальные нарушения принадлежащих им исключительных прав до вывода дженериков на рынок и пресекать такие действия. Нет механизмов и по обмену информацией о наличии правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности, используемых в регистрируемом препарате, между Роспатентом и минздравом.

Помимо госрегистрации лекарств закон предусматривает и регистрацию цен на препараты из перечня ЖНВЛП. При этом без регистрации цен эти препараты не могут быть предметом гражданско-правовых сделок, в том числе госконтрактов. Однако при регистрации цен проверка наличия интеллектуальных прав также не проводится. Поэтому возможна регистрация цен и заключение сделок в отношении лекарств, в которых без разрешения правообладателей используются интеллектуальные права производителей оригинальных препаратов.

То есть риск выпуска в обращение воспроизведенных лекарств с нарушением исключительных прав иных лиц имеется. Причем подобные нарушения могут касаться как действующего вещества препарата, так и иных запатентованных изобретений, используемых в нем. А госрегистрация лекарства в связи с нарушением прав интеллектуальной собственности может быть отменена только на основании судебного решения, подтверждающего факт нарушения исключительных прав. Конечно, законодательством предусмотрены механизмы защиты прав патентообладателей. Это выявление и уничтожение контрафактной продукции, взыскание убытков и компенсаций с нарушителей. Но привлечь правонарушителей к ответственности в реальности можно лишь постфактум. Поэтому эффективность этих механизмов неочевидна: они не позволяют предотвратить потери правообладателей, а доказать размер убытков, подлежащих компенсации, очень сложно. Безусловно, такое положение является критическим и в высшей степени нерациональным. Оно не только нарушает исключительные права правообладателей, но и приводит к избыточному расходованию бюджетных средств на выявление и уничтожение уже выпущенной контрафактной продукции.

Наличие правовых условий для выпуска в оборот контрафактных лекарств означает фактическую возможность использования изобретений третьих лиц без разрешения и контроля с их стороны. Это, несомненно, может привести к снижению качества, эффективности и безопасности препарата. Т.е. высок риск ненадлежащего использования этих препаратов, производства и распространения под видом воспроизведенных лекарств с пониженной эффективностью и безопасностью, а также лекарств, уступающих референтным препаратам по соотношению "польза - вред". Это может вводить в заблуждение потребителей, создает угрозу безопасности жизни и здоровья граждан.

Кроме того, наличие условий для нарушения исключительных прав существенно снижает привлекательность инвестиций в разработку и производство новых лекарств, в том числе локализацию их производства в России, а также лишает изобретателей стимулов к их разработке. Это противоречит как задачам Стратегии научно-технологического развития РФ, так и положениям Стратегии инновационного развития РФ до 2020 года.

Регистрирующий препараты госорган следует наделить обязанностью проверять наличие исключительных прав

Чтобы урегулировать ситуацию, необходима разработка сбалансированного механизма правового регулирования, который, с одной стороны, усиливал бы правовые гарантии для обладателей охраняемых прав - например, за счет введения защиты исключительных прав до момента вывода на рынок дженериков, а с другой стороны, не допускал бы чрезмерной отсрочки фактического выхода на рынок воспроизведенных препаратов.

В международной практике такой механизм защиты прав держателей патента обеспечивается принципом патентной увязки (Patent Linkage), который в том или ином виде применяется во многих странах. Принят он, например, и у наших партнеров по ЕАЭС - в Казахстане.

В последние годы за рубежом эти проблемы решаются также введением в законодательство так называемого "положения Болар" (Bolar Provision), направленного на регулирование отношений между производителями оригинальных препаратов и дженериков. При этом наибольшие сложности вызывает вопрос об объеме подготовительных действий (исследовательских, регистрационных и т.д.), которые производитель дженерика вправе предпринимать до момента истечения срока действия патента оригинатора.

Принцип патентной увязки требует принятия целого комплекса мер. Во-первых, все заявления на регистрацию лекарств должны публиковаться в специализированных бюллетенях либо на официальном сайте уполномоченного органа. Это дает возможность обладателям прав на первичные изобретения и производителям оригинальных препаратов самостоятельно определять потенциальную возможность нарушения прав на принадлежащие им объекты интеллектуальной собственности. Во-вторых, патентодержателям предоставляется право обращения в регистрирующие органы с заявлениями о приостановлении регистрационного процесса с предоставлением доказательств угрозы нарушения их прав. В-третьих, при регистрации заявитель должен декларировать отсутствие нарушения прав третьих лиц. Введение института патентной увязки в российское законодательство требует тщательной проработки с учетом действующих норм, причем не только в России, но и в ЕАЭС. Требуется сформировать специальную базу данных по патентам на изобретения, используемые в референтных лекарствах, а также внести изменения в процедуру госрегистрации препаратов, касающиеся порядка публикации информации о заявлениях на их регистрацию. Это позволит правообладателям самостоятельно отслеживать нарушения их прав и оперативно обращаться в суд.

Важно закрепить обязанность уполномоченного органа в рамках процедуры регистрации лекарств проводить проверку наличия исключительных прав третьих лиц на изобретения, используемые в регистрируемых препаратах. И установить правовые последствия за результаты такой проверки: отказ в госрегистрации препарата или регистрация с отложенным вводом в гражданский оборот. Кроме того, надо установить перечень ограничений прав держателя регистрационного удостоверения с отложенным вводом лекарства в гражданский оборот с момента регистрации до ввода препарата в оборот (например, возможность регистрации предельной отпускной цены на воспроизведенные и биоаналоговые (биоподобные) лекарственные препараты исключительно с согласия правообладателя). Наконец, необходимо ввести административную процедуру рассмотрения и разрешения споров, связанных с защитой исключительных прав при госрегистрации дженериков. В том числе возможность приостановления регистрации препарата по заявлению правообладателя на период рассмотрения спора, а также обжалования состоявшейся регистрации препарата. В целом в РФ должен быть разработан комплексный правовой механизм, включающий изменения в ФЗ "Об обращении лекарственных средств" применительно к регистрационным процедурам и КоАП.

Требуется введение полноценного института патентной увязки в законодательство России и ЕАЭС

Правила ЕАЭС не предусматривают принцип патентной увязки в полном объеме, ограничиваясь лишь несколькими его составляющими. Однако даже отдельные элементы патентной увязки из права ЕАЭС в российском законодательстве отсутствуют. Поэтому формирование полноценного института патентной увязки по всем изложенным направлениям должно вестись одновременно на национальном и наднациональном уровнях регулирования.

В целях защиты интересов производителей запатентованных лекарств можно обсудить и такое направление совершенствования закона о контрактной системе, как предоставление заказчикам права заключения контрактов на поставку лекарств, находящихся под патентной защитой либо не имеющих аналогов в РФ, с их производителем как с единственным поставщиком. В этом случае препарат закупается не по МНН, а по торговому наименованию.

Вместе с тем, при внедрении в законодательство полноценного принципа патентной увязки изменения в ФЗ-44 не потребуются, так как защита патентообладателей будет обеспечена уже при регистрации лекарств.

Точка зрения

Ирина Иванищева, директор отдела по корпоративным связям и юридическим вопросам "АстраЗенека", Россия и Евразия, зампредседателя юридического комитета Ассоциации международных фармацевтических производителей:

- Вопрос защиты исключительных прав добросовестных патентообладателей в фарминдустрии в последнее время стоит очень остро. Начиная с декабря 2017 года в производстве находятся уже 25 дел по нарушению прав патентообладателей, в том числе касающихся госзакупок лекарств. Уже в ближайшей перспективе это может крайне негативно сказаться как на иностранных, так и на российских проектах, приводя к снижению количества патентуемых изобретений. Еще большую обеспокоенность вызывают возможные риски для системы здравоохранения, поскольку нарушение законных прав патентообладателей неизбежно приведет к пересмотру планов по выводу на российский рынок самых новых, а значит, наиболее зависимых от охраны интеллектуальных прав препаратов. Сегодня нет эффективных механизмов, препятствующих вводу в гражданский оборот препаратов, произведенных с нарушением действующих патентов.

Никита Иванов, старший директор по корпоративным связям, доступу на рынок и развитию бизнеса компании Pfizer в России:

- Фармкомпании привлекают большие инвестиции в исследования и разработку новых лекарств. Инновации в этом секторе - саморазвивающийся процесс, стабильность которого во многом обеспечивается эффективной защитой исключительных прав на изобретения. Она не только обеспечивает стабильность фармпроизводства, но и играет важную роль как в развитии инновационных разработок препаратов, так и в создании дополнительных стимулов для внедрения новых эффективных технологий на российском фармрынке. Фактическая незащищенность патентообладателей от нарушений их прав снижает инвестиционную привлекательность отрасли и готовность компаний к реализации исследовательских проектов. При этом индустрия готова предложить ряд инструментов, способных предотвратить нарушение исключительных прав.

Экономика Отрасли Фарминдустрия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники