Новости

16.10.2018 17:48
Рубрика: Экономика

Деньги - на свободу

Михаил Эскиндаров: К концу этого года нефть может перевалить за 90 долларов
Доля государства в экономике страны растет и достигла 70 процентов. Почему это не страшно и как жить при государственном капитализме, на "Деловом завтраке" в редакции "Российской газеты" рассказал ректор Финансового университета при правительстве РФ Михаил Эскиндаров.
Михаил Эскиндаров: Российскому капиталу нужно срочно возвращаться из-за рубежа. Фото: Сергей Куксин Михаил Эскиндаров: Российскому капиталу нужно срочно возвращаться из-за рубежа. Фото: Сергей Куксин
Михаил Эскиндаров: Российскому капиталу нужно срочно возвращаться из-за рубежа. Фото: Сергей Куксин

Михаил Абдурахманович, бюджет на следующий год планируется с почти двухтриллионным профицитом. Почему бы не смягчить в таком случае бюджетное правило?

Михаил Эскиндаров: Я выступаю за то, чтобы смягчить бюджетное правило. Сегодня нет причин для падения цен на нефть. Наоборот, ожидаются санкции против Ирана, которые уберут значительную часть нефтяного экспорта. К концу этого года нефть может перевалить за 90 долларов. Да, в следующем году возможна коррекция, но обвала цен не будет точно. Я неоднократно говорил, что это правило мешает развитию экономики, особенно в условиях санкций. Считаю, что бюджетное правило, которое сейчас базируется на 40 долларах за нефть, можно сделать мягче, не ниже 50 за баррель. Дополнительные деньги позволят нам сделать инвестиции в экономику, где сейчас достаточно тяжелая ситуация. Требуются дополнительные вложения, в первую очередь в инфраструктуру. И с учетом цены на нефть, зарубежных санкций и отсутствия иностранных инвестиций у нас нет другого выхода, кроме как изменить бюджетное правило. Это позволило бы увеличить финансирование приоритетных направлений. Пока, к сожалению, рассчитывать на какие-то дополнительные источники, в том числе кредитные, не приходится.

В период дешевых денег регулятор нередко уличал банки в том, что вместо того, чтобы кредитовать экономику, они зарабатывали на депозитах. Как банки ведут себя сейчас?

Михаил Эскиндаров: Ситуация в экономике заставляет нас глубоко задуматься об источниках развития. В минэкономразвития заявляют, что в следующем году темпы роста будут 1,3 процента, но это неприемлемо низкие темпы роста. Нам нужны темпы не менее 4,5 процента, только тогда возможно сбалансированное развитие экономики.

Имеющихся денежно-кредитных инструментов явно недостаточно. Более того, непонятно, кто у нас в стране вообще координирует экономическое развитие. Минэкономразвития занимается прогнозированием и оценкой, ЦБ - денежно-кредитной политикой. Мы надеемся на то, что нам помогут национальные проекты. Они помогут, но где тот самый связующий центр, который занимался бы сведением требований или инструментов всех этих национальных программ? Его просто нет.

Может быть, стоит создать некую структуру внутри кабмина?

Михаил Эскиндаров: Согласен. Например, во Франции есть генеральный плановый комитет, который составляет прогноз и план развития, а затем контролирует его исполнение. У нас такого органа, к сожалению, нет. Но он нужен. И не надо бояться слова "план". У каждой страны, корпорации или организации должен быть план развития. Зачем мы принимали закон о стратегическом планировании, если он так и не заработал? Нам нужны четкие именно стратегические ориентиры в экономике и механизмы контроля за их достижением.

Какова роль денежно-кредитной политики в развитии экономики?

Михаил Эскиндаров: Сегодня ситуация складывается таким образом, что ни коммерческие банки, ни ЦБ сам по себе фактически не участвуют в долгосрочном финансировании реального сектора экономики. Финансовый сектор как-то выживает, а вот в реальном секторе ситуация сложная. Банки фактически сократили даже среднесрочные кредиты. Сегодня речь идет о краткосрочных кредитах или кредитах на сиюминутную потребность.

Нам нужна новая денежно-кредитная политика. Но для этого требуется политическая воля. Центральный банк - это самостоятельная организация, которая не ставит перед собой задачи развития экономики, у него сейчас и нет такой задачи. В законе о ЦБ сказано, что он обеспечивает устойчивость рубля и таргетирует инфляцию. А как будет экономика развиваться и за счет каких источников, не его забота.

Хорошо устроился. А какие все-таки могут быть источники?

Михаил Эскиндаров: Один из источников - это бюджет. Но это потребует изменения структуры экономики, в том числе возвращения государству более активной роли. Сегодня государство играет основную роль в экономике страны по разным причинам, в том числе связанным с санкциями.

Боюсь, что санкции никуда не денутся, насколько они будут серьезными, неясно. Не считаю, что состоится полный разрыв с США, потому что это уже по-настоящему торговая война, которая может перейти в иную форму войны. Тем не менее эти риски нельзя не учитывать. Поэтому нам нужна новая денежно-кредитная политика. ЦБ сделал много хорошего, очистив банковский рынок от недобросовестных игроков. Но надо с этим заканчивать и уже думать о том, как стимулировать деятельность кредитных организаций, чтобы они участвовали в росте экономики. Планируемые темпы ее роста значительно ниже не только мировых, но и наших партнеров по БРИКС - Китая, Индии, Бразилии.

У нас был рост заметно выше 4,5 процента в год в середине 2000-х. С тех пор структура экономики не сильно поменялась. За счет чего можно расти?

Михаил Эскиндаров: В силу целого ряда объективных причин происходит огосударствление экономики. И раз уж оно происходит, нужно добиваться более активного участия федерального и региональных бюджетов в ее развитии. Это, во-первых.

Во-вторых, весь мир живет за счет кредитов. Никто собственные деньги, за редким исключением, не вкладывает в экономику. А у нас нет такой возможности, нет инструментов рефинансирования ЦБ коммерческих банков для того, чтобы они вкладывали в экономику. Этот подход надо пересматривать.

В этой ситуации надо более активно работать с другими, не западными, партнерами. В первую очередь с Индией, Китаем, другими азиатскими, африканскими, латиноамериканскими странами. На этом направлении есть хорошие перспективы, да и последний год наблюдается серьезный рост торговых взаимоотношений. Повторюсь, надеяться на то, что в ближайшее время Запад снимет санкции, не приходится.

В-третьих, необходимо стимулировать внутренний спрос населения, надо поднимать заработную плату. А это возможно только с ростом производительности труда.

Сегодняшние темпы роста производительности труда, к сожалению, поднимать зарплату не позволяют.

Вас не пугает тенденция огосударствления банковского сектора?

Михаил Эскиндаров: К сожалению, это объективный процесс. И другого выхода нет, когда сегодня фактически все источники развития ограничены. Конечно, не хотелось бы, чтобы этот процесс и дальше продолжался. Это мешает конкуренции и развитию рынка, но другого пути у ЦБ пока нет.

А никаких предпосылок для того, чтобы этот процесс вспять пошел, вы не видите?

Михаил Эскиндаров: А кто будет покупать эти банки? Западные партнеры не будут, потому что попадут под санкции. В России вряд ли есть свободные деньги, чтобы купить крупный банк. И если есть, то опять-таки у государственных или окологосударственных крупных корпораций. Но это ничего не поменяет.

Процесс реализации этих банков и уход государства из этого сектора будет длительным. Думаю, что он может занять десятилетия. Вспомним, сколько было попыток, например, продать доли Сбербанка или ВТБ, я уж не говорю о новых государственных банках. Ничего не вышло. Над этим надо работать, но в будущем, сейчас это невозможно. Если вдруг что-то изменится в этом мире и если отменятся неожиданно все санкции, если вдруг экономика будет активно развиваться, то, конечно, и банки эти можно будет приватизировать, может быть, вернется западный капитал, но, видимо, это произойдет еще не скоро.

В возврате капитала созданные в России офшоры могут сыграть хоть какую-то роль?

Михаил Эскиндаров: Хоть это и офшоры, но они находятся в России. У нас нет пока инструментов, которые бы полностью позволяли им устраивать налоговые или таможенные каникулы, давать инвесторам какие-то реальные преференции. Да, в специальном административном районе (САР) на острове Русском зарегистрировались несколько компаний, но их пока единицы.

При этом российскому капиталу надо срочно возвращаться из-за рубежа. Еще год назад было принято решение о том, что в любой момент американское правительство и власти других стран могут начать финансовое расследование по поводу источников этих денег и деятельности наших компаний за рубежом. Сейчас бизнес возвращается не потому, что компаниям срочно захотелось поднять экономику России, как бы кощунственно это ни звучало, а именно для того, чтобы сохранить свой капитал. Но для того, чтобы более активно возвращались наши и чужие деньги, нужны те же льготы, которые существуют в других странах.

Какую все-таки экономику мы будем иметь через 10-15 лет - государственный капитализм?

Михаил Эскиндаров: Слава богу, что уже не олигархический капитализм. Но на самом деле, да, государственный капитализм, мало кто это отрицает. Доля в экономике государства растет, она достигла уже 70 процентов. Это неизбежный процесс, который связан в первую очередь с внешнеполитической ситуацией.

Бюджетное правило, которое базируется на 40 долларахза нефть, можно сделать мягче, не ниже 50 за баррель

А у нас вообще есть единая экономическая политика?

Михаил Эскиндаров: Конечно, она есть, но экономическая политика определяется теми задачами, которые ставит правительство. Оно считает, что сегодня самая главная задача - сохранение сбалансированности в экономике, в первую очередь низкой инфляции. Другой задачи ЦБ не хочет и не будет ставить. Потому что у него такая задача - отсечение благодаря бюджетному правилу дополнительных, по мнению этого экономического блока, денег на развитие экономики.

Но при такой политике мы не сможем выйти на темпы развития, которые позволят нам к 2024 году, как поручено президентом России В.В. Путиным, войти в пятерку лидеров современного мира. Кстати, 27 ноября 2018 г. в университете состоится Международный форум, посвященный данной проблеме.

Разница в управлении чисто рыночной экономикой и государственно-монополистической экономикой - существенная. Индекс эффективности госуправления, который Всемирный банк просчитывает, составляет в России 42 пункта из ста возможных. Как поднять эффективность?

Михаил Эскиндаров: Вопросы управления и эффективность управления очень важны. Во многом помочь их решению должна цифровизация управления. Она позволит резко сократить количество государственных служащих и всех, кто связан с госуправлением. Сегодня чиновников больше, чем было в советский период. А, если помните, в период перестройки как раз один из лозунгов был: "Долой бюрократию!".

Кстати, сейчас об этом опять говорят на всех уровнях власти. Я убежден, что в ближайшее время пойдут серьезные сокращения чиновников. Аппарат разросся, в том числе из-за последней реформы, когда было создано количество комитетов, агентств, министерств и ведомств.

Юбилей

Сюрприз для абитуриента

Что показала приемная кампания этого года?

Эскиндаров: Несмотря на то, что все говорят, что экономисты и юристы не нужны, конкурс в этом году был выше, чем в предыдущие годы. Почти на полторы тысячи человек на бакалавриат. А с учетом того, что мы принимаем почти 1400 человек - это достаточно много. Кстати, выросло число желающих поступить в университет иностранцев. В этом году 530 человек пожелали учиться в университете. Что очень важно, средний балл поступивших в этом году также значительно поднялся: был 85,3, а сейчас 86,79.

А новые факультеты появились?

Эскиндаров: Мы открыли новый факультет "Экономика и финансы топливно-энергетического комплекса". Считаю, что эту отрасль надо развивать, конечно, параллельно с другими отраслями, но она единственная сегодня, может быть, кроме ВПК и АПК, которая показывает хорошие результаты. Да, доля доходов от нефти и газа в федеральном бюджете сокращается, но общие сборы с нефтегазовых компаний растут. Нужно использовать эти деньги для развития остальной экономики, глупо призывать закрыть нефтегазовое производство только ради того, чтобы экономика была вроде как менее сырьевой. Тем более что современный ТЭК - далеко не архаичная отрасль. Также открылась программа "Связи с общественностью". Собирались набрать 50 человек, с трудом отбились после 100.

Кроме того, мы перерабатываем все учебные программы бакалавриата и магистратуры с учетом цифровизации экономики и новых финансовых технологий.

Финансовый университет совместно с "РГ" опять проводит Всероссийскую олимпиаду "Миссия выполнима. Твое призвание - финансист!". Что изменилось в этом году?

Эскиндаров: Еще год назад мы стали проводить олимпиаду по пяти предметам, и это серьезно прибавило ей популярности. Теперь конкурсанты решают задания по экономике, математике, обществознанию, истории и информатике. Все победители потом обучаются в нашем вузе бесплатно. Интерес абитуриентов растет, в олимпиаде участвует огромное количество молодых людей, их уже десятки тысяч. Надеюсь, их станет еще больше.

Вуз в 2019 году празднует свое столетие. Юбилей серьезный, какие сюрпризы ждут студентов и преподавателей?

Эскиндаров: Почему только их? Порадуем и выпускников, и абитуриентов. Будет много мероприятий, пройдет торжественный прием в Кремле, на Бульварном кольце Москвы организуем фотовыставку, снимаем фильм, будут изданы несколько новых книг, в том числе и по истории университета. Сюрпризов много, мы найдем чем удивить и приглашаем к нам всех желающих.

Экономика Макроэкономика Экономика Казна Федеральный бюджет
Добавьте RG.RU 
в избранные источники