Новости

18.10.2018 10:52
Рубрика: Экономика
Проект: В регионах

Цена доброго имени

Когда бизнес прибегает к защите деловой репутации
В прошлом году Арбитражный суд Свердловской области рассмотрел 44 дела о защите деловой репутации, причем их ежегодное количество практически не меняется с 2014 года. Означает ли это, что уральский бизнес еще не до конца осознал, что "доброе имя" дорогого стоит?

- 40-50 дел в год - не так уж мало, так как каждое носит исключительный характер. С другой стороны, количество исков может увеличиться по мере развития цифровых технологий и повышения ценности деловой репутации как актива, - считает судья Арбитражного суда Свердловской области Антон Ерин.

Кто чаще защищает свою репутацию: крупный бизнес или малый?

Антон Ерин: Все категории, включая юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

А кто обычно выступает ответчиком по таким делам?

Антон Ерин: Как автор статьи, поста, видео в интернете, так и СМИ или портал, где размещена информация.

Суд всегда рассматривает размещение на конкретном портале. Но, если сообщение оттуда убрали, его к тому моменту уже успели десятки раз скопировать. Так есть ли смысл бороться со "стоглавой гидрой"?

Антон Ерин: Когда истцы оспаривают публикацию, они не всегда ставят цель ее удалить: порой выгоднее опровергнуть путем размещения информации позитивного характера. Ведь ее, скорее всего, тоже перепостят, так что дублирование сообщений в интернете тоже может быть в интересах пострадавшей стороны.

По мнению адвокатов, дела о защите деловой репутации сложны, ведь нужно доказать не только факт распространения информации, но и кто конкретно это сделал. Пример из жизни: народный сход, жители деревни недовольны фермером, арендовавшим пруд под рыбохозяйство. Видео выкладывают в Сеть, фермер подает иск, но суд ему отказывает, поскольку "группа людей на видео" не представилась. Это же абсурд: авторы обвинительных роликов и постов никогда не пишут свои паспортные данные.

Антон Ерин: Действительно, в ряде случаев надлежащего ответчика установить сложно. Например, некое лицо пишет что-то в соцсети под ником или анонимно. В этом случае истец может просто через суд признать информацию несоответствующей действительности и потребовать от провайдера удалить ее. Такие дела рассматриваются в порядке особого производства.  Хотя в век информтехнологий несложно вычислить пользователя по ip-адресу. Суд может по ходатайству пострадавшего отправить такой запрос, чтобы найти ответчика.

Как разграничить не соответствующую действительности информацию и порочащую?

Антон Ерин: В первом варианте речь идет о фактах или событиях, которых не было в реальности. Сюда не относятся сведения из судебных решений, приговоров, приказов об увольнении и других официальных документов, для обжалования которых предусмотрен другой порядок.

Самое сложное в таких делах - разграничить личные оценки и утверждения. Первые нельзя проверить, поэтому они не являются предметом судебной защиты

Порочащая информация - это утверждения о нарушении законов и обычаев делового оборота, совершении нечестного поступка, неэтичном поведении, предпринимательской недобросовестности. В принципе, пост о пренебрежительном отношении сотрудников тоже можно рассматривать как порочащие сведения.

Если гражданин заявляет: "Директор завода N - козел", - это оскорбление или желание опорочить?

Антон Ерин: Скорее, личное мнение в форме оскорбления, но при сомнениях лучше провести лингвистическую экспертизу. Пожалуй, самое сложное в таких делах - разграничить личные оценки, взгляды автора и утверждения. Первые нельзя проверить как факты, поэтому они не являются предметом судебной защиты.

Ваш совет читателям как юриста: когда надо остановиться, чтобы мнение не приняли за порочащую информацию?

Антон Ерин: Важно помнить: свободе выражения своего мнения противопоставляется ответственность и обязанность учитывать интересы других. Ваши слова будут восприняты большим количеством людей, отдавайте себе отчет, насколько они объективны. Как говорил один философ, нужно мнение повышать до знания, то есть подкреплять объективными данными, а не принижать знание до мнения.

Замечу, что суды РФ обязаны руководствоваться практикой не только нашей правовой системы, но и Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Как неоднократно указывалось в решениях ЕСПЧ, "свобода слова охватывает не только информацию или идеи, которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные, нейтральные, а то и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Это требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых невозможно демократическое общество". Должен соблюдаться баланс интересов: право одной стороны на свободу выражения своего мнения и право другой оспорить такое высказывание.

В чем чаще всего обвиняют бизнес?

Антон Ерин: Спектр тем очень широкий, фактически все, что касается общественной жизни. К примеру, одно из СМИ Екатеринбурга обвинило компанию, возводившую электроподстанцию для стадиона "Екатеринбург Арена" к ЧМ-2018, в создании коррупционных схем. Опубликованная информация подробно исследовалась, эксперт подтвердил, что слова журналиста носят негативную окраску, формируют отрицательное мнение о застройщике и являются оскорбительными. Факт создания коррупционных схем ответчик не доказал - иск суд удовлетворил.

Также довольно много дел, где организации оспаривают обвинения в преднамеренном банкротстве, нарушении договоров. Сфера ЖКХ также очень чувствительна: часто в адрес руководства ТСЖ и управляющих компаний звучат обвинения о нарушении законов, необоснованном начислении платы. Если потребитель эти выпады примет за факты, он может отказаться от услуг управляющей организации, перестать их оплачивать.

Кроме того, в рамках защиты деловой репутации оспариваются обвинения в недостоверной, недобросовестной рекламе, нарушении интеллектуальных прав, оказании некачественных бытовых услуг. Автосалоны, гостиницы, туристический бизнес нередко становятся объектами нападок. Даже похоронное бюро как-то подавало иск - просило признать недостоверными сведения, напечатанные в местной газете, о нарушении правил захоронения.

Подчеркну: арбитражные суды рассматривают лишь дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Все остальное - компетенция судов общей юрисдикции. Этот нюанс очень важен для определения подведомственности. К примеру, областная больница пыталась оспорить в арбитраже публикацию в СМИ о том, что из-за халатности врачей умерла пациентка. При исследовании материалов стало понятно, что речь идет не о платных услугах, а об основной медицинской деятельности, поэтому производство перешло в суд общей юрисдикции.

Есть и обратные примеры, когда споры рассматриваются в арбитражном суде, хотя касаются обычных граждан. Торговая сеть предъявила иск к телекомпании: не понравился сюжет о том, что в магазинах не созданы условия для доступа лиц с ограниченными возможностями. Мы привлекли к процессу контрольно-надзорные органы, которые подтвердили, что специальные приспособления в торговых точках действительно отсутствуют, о чем выдано предписание. В итоге торговой сети было отказано в иске.

Когда порочащие сведения касаются не предприятия в целом, а директора, это относится к деловой репутации юрлица?

Антон Ерин: Если речь идет о поступках директора или учредителя как должностного лица или работника фирмы, то да. Директор действует от имени компании в гражданском обороте, и, несомненно, его репутация влияет на имидж самой организации. Если критикуется лично человек, то защищать нужно честь и достоинство гражданина в суде общей юрисдикции.

Во время последней предвыборной кампании многие предприниматели захотели стать депутатами. Зачастую конкуренты дискредитировали их через бизнес. Как тут разделить корпоративное и личное?

Антон Ерин: Все зависит от контекста, целевой аудитории, способа и места размещения, формы подачи информации и ее содержания - относится ли это к экономической деятельности. При рассмотрении дел суд ограничивается только исковыми требованиями, не беря во внимание политическую подоплеку, - это исключается законом.

Экономика Бизнес Малый бизнес Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область