Новости

25.10.2018 07:09
Рубрика: Экономика

Встать на ноги

Несовершенство правовой базы тормозит развитие социального предпринимательства
Понятие "социальное предпринимательство" прочно закрепилось в российском лексиконе, а вот законодательно пока не зафиксировано. И сейчас этот вид деятельности пребывает в гибридном состоянии - между бизнесом и благотворительностью. Эксперты полагают, что пора принять соответствующие меры, так как соцбизнес может помочь решению государственных задач, поставленных в майских указах президента России.
 Фото: Сергей Мельников/РГ Социальные предприниматели не получают больших доходов, но работают с энтузиазмом. Фото: Сергей Мельников/РГ
Социальные предприниматели не получают больших доходов, но работают с энтузиазмом. Фото: Сергей Мельников/РГ

Не было бы счастья

С одной стороны, социальное предпринимательство не предполагает высокой маржинальности, а значит, и крупных налоговых поступлений. Но с другой - это инструмент, помогающий решать проблемы общества. Впрочем, как показывает практика, многие граждане берутся за новое дело, когда сами попадают в тупиковую ситуацию и не видят для себя иного выхода.

- Я с двумя маленькими детьми осталась без мужа и работы. Устроить малышей в сад не смогла, поэтому решила сама его организовать, - вспоминает Ирина Каплина. - Подготовила проект, подала заявку на муниципальный конкурс, выиграла грант, который потратила на аренду и оборудование. Сейчас и сама занята, и дети пристроены, и пользу обществу приношу.

- У меня похожая история, - дополняет создатель детского реабилитационного центра Сергей Кузнецов. - Открыть реабилитационный центр заставили обстоятельства. Ребенок - инвалид. Услуги неподъемные. Знаний мало. Стартового капитала нет. Хорошо, что друзья рассказали про школу социальных предпринимателей. Прошел обучение, подготовил проект, получил господдержку. И теперь помогаю не только сыну, но и другим ребятам.

По словам экспертов, личная причина становится стимулом сделаться социальным предпринимателем для большинства авторов проектов. Одни открывают пансионаты, другие - центры развития и здоровья, третьи - пункты помощи малообеспеченным гражданам. Прибыль символическая, зато эти люди выполняют важную социальную миссию и знают, как справиться с той или иной проблемой, найти ее системное решение. Государство оказывает им поддержку в виде грантов и субсидий на стартапы. Однако закона, который бы смог сделать эту сферу более понятной и надежной, власти пока не приняли, хотя о его необходимости говорят уже не первый год.

Тем временем в регионах начинают самостоятельно заниматься законотворчеством в этой сфере.

- Так, например, поступили в Ханты-Мансийском автономном округе, - пояснила корреспонденту "РГ" руководитель дирекции Фонда региональных социальных программ "Наше будущее" Ирина Павлова. - Авторы проекта "Социальные инвестиции" решили привлечь частное финансирование. Создали в Югре пул из тридцати инвесторов, собрали более 115 миллионов рублей на реализацию шести идей, в том числе на реконструкцию детсада. Проект предполагает бюджетное участие. Например, для родителей детсад будет стоить не дороже государственного, а группы - полностью сформированы.

Муниципалитет, которому самостоятельно осилить реконструкцию сложно, такое сотрудничество вполне устраивает. Местные парламентарии закрепили его соответствующим нормативным актом. Думаю, в этом направлении могут двигаться и в других регионах.

Льготы по-корейски

Законы о социальном предпринимательстве действуют и в некоторых зарубежных странах, например, в Республике Корея.

- Мы его приняли одиннадцать лет назад, а вынашивали десять, - сообщил корреспонденту "РГ" социальный инвестор, председатель туристической фирмы "Седжон Айр" Пак Джан Со. - Теперь же социальный бизнес - это часть государственной политики. Законом введены пятилетнее планирование, обязательная сертификация, льготы, условия доступа к господдержке. В частности, новые предприятия в течение двух лет могут рассчитывать на помощь в выплате зарплаты, получении образования и стипендий сотрудниками.

В Израиле, где также есть соответствующая правовая база, в последнее время наблюдается всплеск социальных инициатив.

- Зарегистрировано более трехсот социально ориентированных предприятий, - сообщила корреспонденту "РГ" руководитель отдела работы с новыми репатриантами в женской добровольческой организации НААМАТ Берта Гройсман.

Молодой дизайнер, которая разработала коляску-гибрид для детей и инвалидов, получила одобрение канцелярии главного ученого при Министерстве экономики Израиля. Благодаря господдержке она за два года организовала производство инновационной техники и теперь продает ее по всему миру.
Еще один предприниматель создал организацию для адаптации душевнобольных людей. Разработав методику, он выиграл конкурс на самый креативный общественный проект и получил господдержку.

- Речь, в частности, идет о трудотерапии, - поясняет Берта Гройсман. - Участники социального проекта изготавливают бумагу, шоколад, за плату выгуливают собак. Разносят по кофейням старые книги, предлагая посетителям их купить или взять почитать за небольшую сумму. А потом создали интернет-магазин подержанных книг и выиграли еще один тендер, хотя книжный рынок в Израиле насыщен чрезвычайно.

Социальные предприниматели берутся и за более рискованные проекты. Например, трудо-устраивают подростков, имеющих проблемы с законом.

- Результаты удивляют: из семисот ребят 93 процента адаптировались, 87 - получили образование, 80 - работают, а 53,6 процента прошли военную службу. Для страны, где воинская обязанность касается всех, и мужчин, и женщин, а служба в армии считается престижной, и сомнительных личностей туда не берут, это очень достойный результат, - подчеркивает Берта Гройсман.

Социальный заказ

Российский социальный бизнес готов подключиться к решению задач, поставленных главой государства в майских указах, и, по мнению экспертов, найдет себе место. Об этом, в частности, говорили участники прошедшего в Омске международного форума "ИННОСИБ-2018", собравшего представителей тридцати регионов России и десятка зарубежных стран.

- Мы относимся к решению задач государства как к социальному заказу, - пояснила руководитель омского Центра инноваций соцсферы (ЦИС) Ирина Сербина. - И, чтобы его выполнить, уже создали базу. Во-первых, наработали опыт школы соцпредпринимателей, выпускники которой открыли десятки детских садов, студий, пансионатов, центров реабилитации. Организовали ЦИС и ресурсный центр. Формируем кластер, объединивший 29 резидентов, 32 проекта и три тысячи пользователей услуг.

По словам руководителя дирекции Фонда региональных социальных программ "Наше будущее" Ирины Павловой, такие результаты получены благодаря взаимодействию бизнеса и власти.

- Мы проанализировали уровень поддержки социальных предпринимателей в регионах и выяснилось, что Омская область является в этой сфере лидером, - утверждает она. - Впрочем, положительная динамика есть и в других регионах. ЦИСы уже созданы в тридцати городах. Если раньше соцпредпринимателей можно было пересчитать по пальцам, то теперь в стране по-явилась такая категория. Поэтому намерение омичей лоббировать принятие закона о социальном предпринимательстве имеет все основания.

Кроме того, активисты из Омской области инициировали обращение в минфин и минэкономразвития РФ с предложением ввести льготное налогообложение социальных предпринимателей, деятельность которых значима для общества, но высоких доходов не приносит.

Справка "РГ"

В 2018 году в Омской области поддержано 109 проектов социальных предпринимателей, открыто 300 новых рабочих мест. Региональному бюджету это обошлось в 100 миллионов рублей. По данным областного минэкономики, каждый рубль, вложенный в соцбизнес, приносит три рубля в виде полученных социальных результатов.

В регионах Экономика Бизнес Малый бизнес Филиалы РГ Сибирь СФО Омская область Господдержка малого бизнеса