Новости

27.10.2018 06:10
Рубрика: Культура

"Щелкунчик" в законе

Руководители Большого театра пришли к читателям "РГ" со свежими новостями
"Деловой завтрак" руководителей Большого театра в "Российской газете" стал ежегодной традицией. И на этот раз журналисты и читатели "РГ" имели возможность задать все волнующие их вопросы.

Но оказалось, что интерес читателей в этом году сосредоточился не на творческих вопросах и искусстве Большого театра, вызывавших еще не так давно яростную полемику и споры публики, а на довольно прозаической "билетной" теме. С этих вопросов и начался "завтрак" с гендиректором Большого театра Владимиром Уриным, главным дирижером-музыкальным руководителем Туганом Сохиевым и руководителем балетной труппы Махаром Вазиевым.

Подавляющее большинство писем и звонков в редакцию касаются нового регламента сдачи билетов. Читатели жалуются, что не могут вернуть в кассу билеты даже по заявлению. Татьяна Новикова: "Новая система продажи билетов по паспортам, возможно, и помогает бороться с перекупщиками, но фактически лишает зрителей возможности в случае командировки, болезни или иных обстоятельств передать билеты даже членам собственной семьи". Как вы прокомментируете эту ситуацию?

Владимир Урин: Мы рассматриваем каждое заявление внимательно. Но надо понимать, что сейчас в Думе рассматривается законопроект, представленный правительством РФ, который в случае его принятия установит серьезные ограничения для спекулянтов, работающих на рынке перепродажи билетов. И теперь Большой театр подвергается настоящей атаке со стороны этого сообщества. Это единая организованная структура: разные сайты перепродают наши билеты, а заявления, которые мы получаем, почти все написаны как под копирку. Безусловно, есть люди, которые по объективным обстоятельствам не могут пойти на спектакль. Допустим, нам пришло заявление от иногородних людей, которые не могли приехать на спектакль. Мы проверили, информация подтвердилась, билеты мы приняли. Но если мы понимаем, что нам пытаются вернуть перекупленные билеты, которые не смогли реализовать, мы однозначно идем в суд. Подобные судебные процессы были не только у Большого театра, но и у других театров. И решения суда в отказах по этим претензиям были абсолютно обоснованными. Суть в том, что, покупая билеты, люди покупают определенную услугу. Но мы-то эту услугу оказываем! Когда примут закон, перепродажа билетов будет запрещена. Продавать билеты можно будет только по лицензии театра и по тем ценам, которые театр установил.

В Думе рассматривается законопроект, который ограничит работу спекулянтов билетами. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Цены на билеты не изменились в этом году?

Владимир Урин: Мы не делаем этого принципиально, понимая, что повышение цен изменит структуру зрительного зала и мы потеряем часть нашей аудитории. Здесь надо вести разумную политику. Государство вкладывает серьезные средства, чтобы мы могли решать свои вопросы, не поднимая цены на билеты. Сегодня верхний порог стоимости билетов на самые популярные спектакли Большого театра 15 000 рублей. В мире, кстати, происходит другая история: там серьезно повышают цены на билеты, потому что это единственный способ сделать их цену рыночной. В Метрополитен-опере, например, очень высокие цены, поэтому нет смысла перекупать их для продажи.

В лондонском Ковент-Гарден вы тоже не увидите людей, спекулирующих билетами, поскольку там существуют жесткие правила возврата билетов: человек получает назад часть стоимости билета и только в том случае, если касса успеет реализовать его.

А как вы относитесь к тому, что ложи в Большом театре зачастую на спектакле пустуют?

Владимир Урин: Это обидно, когда люди не могут достать билеты в Большой театр, особенно в дни премьер, а в ложах при этом по 8-10-16 мест пустует. Мы предоставляем возможность абонировать ложу только нашим спонсорам, то есть людям, которые вкладывают деньги в реальную жизнь театра. Если обычные зрители придут к нам и скажут: мы хотим абонировать ложу, они получат отказ. Но у нас даже в контрактах по абонированию прописано: если ложи не будут заполняться, продлевать контракт мы не будем.

В новом сезоне у Большого театра появилась еще одна сцена: к вам присоединили Камерный музыкальный театр Б.А. Покровского. На этой сцене Большой театр заявил московскую премьеру оперы Александра Чайковского по повести Александра Солженицына?

Владимир Урин говорит о том, что обидно, когда люди не могут достать билеты в Большой, а ложи при этом пустуют. Фото: Александр Корольков

Туган Сохиев: Да, 7 декабря к 100-летию Александра Солженицына мы представим оперу "Один день из жизни Ивана Денисовича" в постановке Георгия Исаакяна. Игнат Солженицын будет музыкальным руководителем постановки. Опера прозвучит у нас в новом варианте оркестровки: я попросил Александра Чайковского редуцировать состав оркестра, потому что музыканты не помещаются в оркестровой яме.

Владимир Урин: Наша цель - сохранять спектакли Бориса Александровича. Но это только одна из задач. А вот попробовать жизнь Камерной сцены построить в Большом театре по принципам, которые закладывал в создание этого театра Покровский, кажется мне важным. Это означает открытие новых имен, приглашение молодых режиссеров, дирижеров, чтобы сделать Камерную сцену живой, экспериментальной площадкой.

Туган Сохиев: Замечу, что в репертуаре Большого театра тоже есть "исторический" спектакль, которым мы гордимся, - "Борис Годунов" Федора Федоровского и Баратова в постановке 1946 года. Мы открываем этим спектаклем сезон, сохраняем его, вводим молодых исполнителей.

У Большого театра должен состояться крупный проект с Метрополитен-оперой. Нынешняя экономическая и политическая ситуация этому не помешает?

Владимир Урин: Недавно я был на открытии сезона в Метрополитен-опере и встречался с ее генеральным директором Питером Гелбом. Все договоренности подтвердили: "Аида", "Саломея", "Лоэнгрин" намечены на сезон 2021/22. Уже идет активная работа по всем проектам, определены постановочные команды. В октябре наша команда едет на презентацию макета "Аиды" в Мет. Первый блок спектаклей будет петь Хибла Герзмава, второй - Анна Нетребко. С Анной Нетребко подписан контракт и на Саломею.

В новом сезоне все балетные премьеры презентуют ХХ век и современную хореографию. Фото: Пресс-служба Большого театра / Катерина Новикова

Нашелся наконец импресарио, готовый вывезти балет "Нуреев" на гастроли? Или это никому в мире не по карману?

Махар Вазиев: "Нуреев" требует 2 дня монтировки и огромного количества людей - 300 с лишним человек. Та же Лилиан Хоххаузер, одна из организаторов лондонских гастролей, на этапе подготовки премьеры говорила: обязательно привезите в Лондон "Нуреева" - это такое название! Но когда узнала, сколько людей требуется для этой постановки, больше не возвращалась к этой теме. Они умеют считать деньги.

Почему сегодня редко случаются гастроли Большого театра по России?

Владимир Урин: Потому что сегодня очень высокие цены на железную дорогу, на перевозку декораций, на гостиницы. Раньше гастроли сами себя окупали, и поездками на гастроли театр зарабатывал деньги. Сегодня любые гастроли по России - это глубоко убыточное дело. Даже если на всех спектаклях будут аншлаги. Кстати, только что мы выступили в Челябинске, показали "Богему". Не так давно я был в Перми - городе, известном во всем балетном мире. И должен сказать, что руководитель Пермского балета Алексей Мирошниченко просто молодец. Но я посмотрел, какая у них сцена: малюсенькая. Конечно, чтобы дальше двигаться, им нужен новый театр!

Как вы относитесь к тому, что минкультуры вышло из числа организаторов Национальной театральной премии "Золотая маска" и появилась идея создания новой премии при поддержке минкульта?

Владимир Урин: Когда создавалась "Золотая маска", министерство культуры в этом не участвовало. Принципиальным было решение, что это будет премия Союза театральных деятелей, премия, которую профессионалы должны давать профессионалам. То, что министерство приняло решение выйти из учредителей и организаторов "Золотой маски", это положительный факт. Надеюсь, министерство продолжит финансировать "Золотую маску", как обещало, и как оно финансирует десятки фестивалей, не являясь их организатором и учредителем. Что касается премии, то возникает вопрос: у нашего государства так много денег, чтобы создавать альтернативные премии? Если деньги есть, разве не лучше было бы отдать их российским театрам, чтобы у них были средства на постановки? Сегодня многие российские театры живут очень трудно.

Анонс

В афише Большого театра на трех сценах в сезоне 2018/2019 состоится 9 оперных и 6 балетных премьер.

Культура Театр Драматический театр Деловой завтрак
Добавьте RG.RU 
в избранные источники