Новости

29.10.2018 19:19
Рубрика: Экономика

Задумали строители молоком заняться

Куда порой уходят кредиты госбанков, выделяемые на поддержку молочного производства
Как известно, недавно во Внешэкономбанке сменилось руководство, что объяснимо: минувший год стал для кредитного учреждения провальным, ВЭБ получил около 300 млрд рублей убытка. Госкорпорацию ждут серьезные перемены, впереди новый этап развития, а что и как конкретно - об этом мы скоро услышим. А сегодня мы хотим показать на конкретных примерах, как складывалась убыточность банка.

В середине ноября этого года Арбитражный суд Московской области примет решение, касающееся деятельности крупной подмосковной компании ОАО "Асдор", основным профилем которой является дорожное строительство. Решив подзаработать в молочной индустрии, дорожники попали в крайне неприятную ситуацию. Средства освоили, как умели. А вот молочного завода нет и, очевидно, уже не будет.

Хватанем деньжат, а там посмотрим...

Сегодня государство оказывает бизнесу мощную поддержку. Так, на развитие агропромышленного комплекса выделяются миллиарды рублей, причем значимая часть финансовых вливаний приходится на производство молока. Львиная доля этой поддержки распространяется через государственные банки, среди которых одним из крупнейших является Внешэкономбанк (ВЭБ).

Однако возможность получить значительные средства за счет казны привлекает людей далеких от сельского хозяйства. А отсутствие продуманной системы контроля за целевым расходованием выделенных средств со стороны государства формирует предпосылки для неэффективности их использования, а порой и для откровенных хищений.

Как считают эксперты, именно отсутствие контроля за расходованием кредитных денег со стороны госбанков порождает ситуацию, когда тратятся огромные средства, а эффективность для отрасли часто низкая или нулевая. Такая проблема - не секрет для менеджмента госбанков. В этом плане к прежнему руководству ВЭБа были вопросы. Кстати, существование данной проблемы признает и сам банк. Так, в документе "Стратегия развития до 2021 г. и бизнес-модель деятельности ВЭБ" есть раздел "ВЭБ сегодня: сильные и слабые стороны, вызовы". Слабые стороны включают в том числе "отсутствие единой выделенной службы по работе с проблемными активами; недостаточно глубокую проработку бизнес-моделей клиентов, что ведет к финансированию неуспешных проектов; недостаточную вовлеченность и понимание хода проекта после принятия решения о финансировании".

Новая команда ВЭБа среди своих целей ставит повышение эффективности банка, в том числе в работе с проблемными активами.

Один из самых одиозных примеров, в котором слабые стороны контроля со стороны бывшего руководства госбанка проявились в полной мере, - это кредитная линия молокопроизводителю СХП "Вощажниково" из Ярославской области, которая рискует обернуться колоссальными убытками для государства. Пример "Вощажниково", как пишут СМИ, является прямым и задокументированным нарушением целевого использования кредита. Как избежать подобной ситуации в будущем?

Строители пошли за молоком

Попытки диверсифицировать бизнес не всегда приводят к успеху. Так случилось и с компанией "Асдор", обратившей свое внимание на перспективную молочную отрасль - совершенно непрофильную для них деятельность. Автодорожники хорошо строили дороги, но, чтобы добиться успеха в молочной индустрии, нужна грамотная управленческая команда и высочайшая компетенция в совершенно другой отрасли. Было ли все это у "Асдора", показало время. Риск очевидный, но "Асдор" выступил не только инициатором проекта, но и генеральным подрядчиком строительства.

АО СХП "Вощажниково" сталкивается с большими трудностями по строительству главного элемента всего инвестиционного проекта - молокоперерабатывающего завода (МПЗ). Придет ли когда-нибудь к завершению это строительство, сказать невозможно. Так куда же ушли полученные миллиарды?

В 2013 году между "Вощажниково" и "Асдор" ("Асдор" является владельцем 99,99 % долей ООО "Агроальянс", которое в свою очередь является, по некоторым данным, 100-процентным акционером "Вощажниково") был заключен договор подряда на строительство молокоперерабатывающего завода, стоимость настоящего договора составляет больше 2 млрд рублей. Причем условием договора предусмотрено авансирование работ в размере 100 процентов от его стоимости. Заключение "ВЭБ Инжиниринг", сделанное в 2017 году, дипломатично гласит, что "подобный порядок расчетов существенно отклоняется от общепринятых рыночных отношений". Отметим, что сроки окончания работ по строительству завода то и дело переносились.

Контроль за выдаваемыми кредитами и субсидиями приведет к потере интереса к государственному финансированию со стороны нечестных предпринимателей

В 2013 году контроль со стороны банка не сработал, хотя сделки с аффилированными структурами находятся под пристальным присмотром. Что в итоге? На месте завода можно увидеть сейчас залитую бетонную площадку и недостроенный металлический ангар. Аванс по договору строительства МПЗ до сих пор не закрыт, и долг "Асдора" перед своей внучатой компанией составляет 1,56 млрд рублей.

Разобрались по-родственному

Итак, генподрядчик ОАО "Асдор" получил через АО СХП "Вощажниково" огромную сумму. Так же, как и "Управление механизации N63" (УМ-63), участвовавшее в осуществлении проекта. Причем УМ-63 поставляет "Вощажниково" не башенные краны, как заявлено на сайте компании, а племенной скот. Если учесть, что в проекте практически нет собственных средств организаторов, то компании-подрядчики довольно свободно распоряжаются чужими деньгами. Еще один должник АО СХП "Вощажниково" - ООО "Стройтехника" (размер задолженности 23 млн рублей). Если верить отчету "ВЭБ Инжиниринг", владельцем доли в уставном капитале этой организации является Макеев Денис Александрович - сын учредителя ОАО "Асдор", который на момент возникновения долга входил в состав Совета директоров АО СХП "Вощажниково". Такие "схемы" разворачивались на фоне тотального удорожания всего проекта - за период с 2010-го по 2017 год стоимость строительства была увеличена на 57 процентов.

Кому что выгодно

Несмотря на все минусы кредитора, ВЭБ парадоксальным образом не остается внакладе. Согласно отчету "ВЭБ Инжиниринг" по состоянию на 28.02.2017 АО СХП "Вощажниково" выплатило ВЭБу процентов на общую сумму 3,3 млрд рублей, а основной суммы долга - всего 143 млн рублей. О возврате основного долга речь не идет, но банк получает за счет государственных субсидий возврат процентов долга. С 2012 года по начало 2017 года АО СХП "Вощажниково", по данным "ВЭБ Инжиниринг", было получено 3,1 млрд рублей субсидий, которые и были направлены на выплату процентов по кредиту. Причем сотни миллионов рублей были получены на непостроенный объект МПЗ. Но ситуация с "мертвыми душами" не может тянуться вечно.

В начале 2017 года в кредитный договор вносятся изменения. Изначально кредитный договор предполагал финансирование строительства двух молочно-товарных комплексов и МПЗ в Ярославской области. Теперь, согласно дополнению к кредитному договору "Проект", - это "создание агропромышленного предприятия по разведению высокопродуктивного молочного скота в Ярославской области". Таким образом, из проекта исключено строительство ключевого объекта - МПЗ, на который с 2013 года получались субсидии на возмещение расходов по оплате процентов за пользование кредитом - те самые сотни миллионов. Но на этом история аграриев-строителей не заканчивается.

Концы в воду

Менеджмент "Асдора" решает обанкротить компанию. Это, по сути, единственный путь не возвращать дочерней компании деньги, полученные на строительство молочного завода. Налоговая служба не досчиталась налогов, что вызвало иск о признании организации неплатежеспособной. "Асдор" должен своей внучатой компании АО СХП "Вощажниково" свыше 1,5 млрд рублей, "зависших" после заморозки строительства МПЗ, а само "Вощажниково" должно ВЭБ около 6 млрд рублей. При этом реальная стоимость залога, который банк взял в обеспечение кредита, оценивается всего в 2 млрд рублей.

По мнению политолога Сергея Фадина, долговая ситуация вокруг "Асдор" характерна для российской действительности. Новой администрации ВЭБа досталось тяжелое наследство в виде невозвратных долгов, обесцененных залоговых активов и преднамеренных банкротств заемщиков. На распутывание клубка проблем, очевидно, уйдет не один год. Уже сейчас понятно, что пример "Вощажниково", в котором случились одновременно такие риски, как перевод средств аффилированным подрядчикам, банкротство генподрядчика, недостаточность залогов, будет на особом присмотре банка.

Несомненно, меры государственной поддержки должны сопровождаться и высоким уровнем контроля за выдаваемыми кредитами и субсидиями. Это приведет к потере интереса к государственному финансированию со стороны нечестных предпринимателей, а господдержка будет направляться только реальным производственникам. Как только госбанки усилят этот контроль, то и история, случившаяся с проектом "Вощажниково", просто не сможет повториться.

Экономика Финансы Банки
Добавьте RG.RU 
в избранные источники