Новости

07.11.2018 19:55
Рубрика: Власть
Проект: В регионах

Ответы под копирку

Жители района частной застройки пытаются опротестовать в суде долги за услуги ЖКХ
Поселок Широкая речка начали застраивать в 1987 году на деньги бюджета и предприятий. Работа остановилась в 1991 году после распада СССР. Через несколько лет, чтобы продолжить возведение домов, будущие жильцы объединились в ЖСК "Широкая речка". В 1993 году объединению выделили землю.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Николай Мамонтов, Сергей Гроссман и Виктор Рямов (на снимке слева направо) отправили несчетное количество запросов в различные инстанции, но ответы приходят похожие как две капли воды. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Николай Мамонтов, Сергей Гроссман и Виктор Рямов (на снимке слева направо) отправили несчетное количество запросов в различные инстанции, но ответы приходят похожие как две капли воды. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Поначалу разногласий с руководством кооператива не было. Но, когда оно сменилось, многие поняли, что состоять в кооперативе бессмысленно: дороги и коммуникации жители строили общими усилиями. В 2009 году из кооператива вышли многие домовладельцы. Тогда же выяснилось, что добрососедские отношения с ЖСК не наладить - на площадке для сбора мусора появилось объявление: контейнерами запрещено пользоваться всем, кроме членов кооператива.

Через несколько лет тем, кто вышел из ЖСК, стали приходить квитанции за якобы потребленные услуги. В них указывали траты на содержание администрации, уборку территории, производственно-хозяйственные нужды, обслуживание канализации. Словом, обычные квитки, кроме одного "но". Жители платят по договорам напрямую компаниям, предоставляющим услуги ЖКХ.

С 2015 года "уклонистов" завалили повестками в суд, а кому-то суд уже предписал выплатить долг ЖСК. Среди последних - бывшие сотрудники МВД Николай Мамонтов, Петр Решетнюк и Виктор Рямов. Иск к их соседу Сергею Гроссману судья оставила без движения в связи с неявкой истца.

3:0 в пользу ЖСК

Ветераны МВД поначалу надеялись, что в суде вопрос с квитанциями будет решен раз и навсегда.

- Первым рассматривали дело Решетнюка. Мы уже тогда поняли, в какую сторону клонится правосудие: наняли адвоката, собирали доказательства своей невиновности, - говорит Сергей Гроссман.

Истец же полагает: жильцы пользуются наделами в границах земель, выделенных ЖСК на основании старого постановления главы города о предоставлении участков в бессрочное пользование кооперативу. Дескать, людям доступна вся инфраструктура кооператива, а "Широкая речка" обслуживает инженерные сети (газопровод, водопровод, канализацию), однако взносов от ответчиков не получает.

В качестве доказательства ЖСК прилагает внутренние документы: бухгалтерскую справку о балансовой стоимости общего имущества и акты выполненных работ. Но, согласно результатам проверки департамента государственного жилищного и строительного надзора Свердловской области от 2016 года, у членов кооператива права долевой собственности на какое-либо имущество нет.

Странно, но, решая удовлетворить требования истца об уплате "задолженности", суд ссылается в том числе на постановление главы города от 1 ноября 2015 года №3848-р о том, что кооперативу отданы в бессрочное пользование участки в границах улиц Хрустальногорской, Суходольской, Верхнемакаровской и Онуфриева. На них как раз стоят дома ветеранов МВД.

По информации департамента архитектуры и градостроительства Екатеринбурга, такого документа не существует. На самом деле есть действующее распоряжение главы администрации от 1 ноября 2005 года №3848-р, в котором говорится о прекращении постоянного пользования землями кооперативом. Согласно документу из указанного выше пространства должны были сформировать три участка разной площадью, утвердить их границы. Первый поделить между застройщиками - кому-то передать в собственность, кому-то в аренду на 49 лет. Два предоставить в аренду ЖСК на четыре года. Кооперативу следовало установить границы своих участков и оформить на них аренду. Но до сих пор этот район относится к землям, на которых право собственности не разграничено, обладает им МУГИСО. То есть никакого права на эти земли у ЖСК нет.

После прочтения судебного решения возникает еще один вопрос: почему судья ссылается на правила содержания общего имущества в многоквартирном доме, хотя речь идет об индивидуальных жилых домах?

Папка с документами

Апелляции заканчиваются ничем. Пенсионеры написали несчетное количество запросов в разные инстанции, обратились к генеральному прокурору, но ответы пишутся словно под копирку. Задолженность Гроссмана - 159 тысяч, Мамонтова - 132, Рямова - 152.

- Я отдал службе в органах внутренних дел СССР и РФ более 30 лет, имею государственные награды. Неужели я не заслужил объективной проверки моих заявлений? - восклицает Николай Мамонтов.

Бывшие правоохранители говорят, что никаких услуг ЖСК им не предоставлял. У Гроссмана, Мамонтова, Решетнюка и Рямова есть совместный договор на строительство дороги. Скинувшись, они купили и теплоподстанцию. Мусор, в том числе от их домов, увозит "Спецавтобаза".

В ответах на запросы ветеранов МВД говорится: эксплуатацией сетей водоснабжения и водоотведения занимается МУП "Водоканал", договор с ЖСК оно не заключало. Участок улиц, где стоят дома бывших сотрудников правоохранительных органов, не входит в границы ЖСК, его выделили гражданам для индивидуальной застройки, и ливневой канализации там нет. И вообще, эти улицы изначально относились не к Широкой речке, а к поселку Лиственному.

Садовод штудирует закон

Жилищный кодекс стал для другого жителя Широкой речки Алексея М. настольной книгой. То, как серьезно он занялся изучением законодательства, говорит о том, что надежда отстоять справедливость еще теплится. Алексей вышел из ЖСК в 2009 году. Претензии ему выставляют с 2012 года, "долга" накапало свыше 142 тысяч.

Повестку в суд ему не присылали. В ответ на каждое требование ЖСК Алексей отправлял письмо с требованием предоставить договор, на основании которого ему выставляют счет. Вместо этого от ЖСК приходила бумага с перечнем услуг без указания тарифов и цен.

- Из всех хозяев участков, которых ЖСК считает живущими на своей территории, только четверо бывших милиционеров, остальные - люди без юридического образования, много пенсионеров. Мы надеялись, что хотя бы у них получится защититься от самоуправства, - говорит Алексей.

Некоторые домовладельцы, особенно те, кто еще не ушел на пенсию, исправно оплачивают квитанции: проще отдать деньги, чем спорить. Если допустить, что жители действительно что-то задолжали кооперативу, почему им не приостанавливают подачу газа, воды, электричества? По-видимому, потому что не имеют на это права, в отличие от действительных поставщиков.

В ЖСК "Широкая речка" от комментариев "РГ" отказались.

Мнения

Василий Попов, замначальника юридического отдела АО УК "Верх-Исетская":

- Вопросы взаимоотношений собственников, проживающих в индивидуальных жилых домах, объединенных в жилищные кооперативы, дачные некоммерческие партнерства, и многоквартирных домах во многом схожи. ЖСК и ДНП стали, по сути, управляющими компаниями и начали оказывать услуги, которые Жилищный кодекс РФ относит к содержанию жилья.

По ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" расходы на содержание имущества общего пользования, бремя которых несет ЖСК или ДНП, являются обязательными платежами. Согласно обзору судебной практики, суд правильно исходил из того, что отсутствие договора с ЖСК не может служить основанием для освобождения собственника земельного участка от обязанности участвовать в содержании имущества общего пользования.

Если ЖСК имеет на руках договоры с подрядными организациями, акты выполненных работ, документы об их оплате, если хотя бы раз в год в ЖСК проводится общее собрание, на котором утверждаются расценки на обслуживание, то иск о взыскании задолженности будет удовлетворен.

Разрешить проблему можно другим способом: либо люди вступают в члены кооператива и меняют там состав органов управления, либо создают новый кооператив. Однако в любом случае задолженность перед ЖСК никуда не денется.

Иван Волков, управляющий партнер юридической фирмы:

- Ситуация вызывает у меня удивление и негодование. На мой взгляд, суд ссылается на постановления правительства, которые в этой ситуации неприменимы, поскольку относятся исключительно к многоквартирным домам.

Первое, что можно сделать, - написать жалобу в Роскомнадзор о том, что ЖСК без их согласия использует персональные данные. За это полагаются большие штрафы. Обратиться с заявлением о прекращении сбора, модификации, хранения, передачи всех персональных данных в контролирующий надзорный орган и попросить провести проверку. Лучше, чтобы такое письмо написали все, кого коснулся конфликт. Кроме того, важно продолжить писать жалобы, но уже в Москву.

Второе - создать свое ЖСК или ТСН, заключать договоры напрямую со всеми поставщиками в качестве отдельного юрлица и судиться со старым. Доказывать, что это их территория, с отдельными договорами.

Третье - пытаться отменить предыдущие судебные решения. Например, возобновить судебный процесс по вновь открывшимся обстоятельствам. Предоставить квитанции и чеки об их оплате, ответы организаций. То есть пытаться доказать, что это двойные квитанции и, следовательно, неосновательное обогащение. Если суд докажет, что услуги были предоставлены, пожаловаться в Роспотребнадзор на то, что они предоставляются плохо.

Власть Право Права человека Экономика ЖКХ Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург
Добавьте RG.RU 
в избранные источники