Новости

21.11.2018 20:21
Рубрика: В мире

Ремонт за счет Меркель

Власти ФРГ запустили "новогоднюю" акцию для поощрения отъезда мигрантов
Министерство внутренних дел Германии запустило перед Новым годом "акцию" для мигрантов, получивших отказ в получении убежища, чтобы ускорить их отъезд. Им предлагают успеть воспользоваться "спецпредложением" до 31 декабря, не дожидаясь принудительной высылки, и получить за это выплаты до 3000 евро.
Немногие мигранты, в итоге не получившие статус беженцев, готовы добровольно покинуть территорию Германии.  Фото: REUTERS Немногие мигранты, в итоге не получившие статус беженцев, готовы добровольно покинуть территорию Германии.  Фото: REUTERS
Немногие мигранты, в итоге не получившие статус беженцев, готовы добровольно покинуть территорию Германии. Фото: REUTERS

Отъезд за бонусы

Как передает портал "Немецкая волна", плакаты с призывами на семи языках, в том числе французском, арабском, пушту, фарси и даже русском, появились в берлинском метро. Вообще-то программу под лозунгом "Твоя страна. Твое будущее. Прямо сейчас!", о которой писала "РГ", еще в прошлом году придумал занимавший тогда пост главы МВД ФРГ Томас де Мезьер. И вот его преемник Хорст Зеехофер решил повторить эксперимент. По мнению наблюдателей, немецкие власти придумывают новые способы, как цивилизованно откупиться от мигрантов, которые не спешат покидать страну, даже если им отказано в статусе беженца. Тем, кто не будет подавать апелляцию и затевать судебный процесс с немецким государством, который может затянуться на годы, немецкое правительство заплатит 800 евро. А если человек передумает еще раньше и отзовет свое прошение на стадии его рассмотрения, то может рассчитывать на единовременное пособие в размере 1200 евро. Ну а по предновогоднему "тарифу" эта сумма вырастает в два с половиной раза. Правда, потратить ее по своему разумению не получится: деньги предназначены исключительно на съем или ремонт жилья на родине в течение 12 месяцев.

По данным "Немецкой волны", в первой половине 2018 года из ФРГ был выдворен 12 261 человек, а добровольно согласились уехать 10 669 нелегалов. Чиновники признают, что выслать из страны лицо, пусть даже нежелательное, очень сложно. Отказ в предоставлении убежища вовсе не означает, что иностранец немедленно покинет Германию. Он не только имеет право обжаловать решение в разных инстанциях. Если регион, откуда прибыл соискатель, признан немецким правительством небезопасным, тот может остаться в ФРГ на неопределенный срок. И все это время его жилье, пропитание и обязательная медицинская страховка будут оплачиваться из немецкого бюджета. А уж если дело все-таки доходит до принудительной высылки (слова "депортация" немцы избегают), то она обойдется казне в два раза дешевле, чем добровольный отъезд. Не удивительно, что МВД Германии решило мотивировать мигрантов новыми "бонусами".

Посчитали до цента

Предновогодний "сюрприз" совсем иного рода ждал волонтеров, которые согласились под свою ответственность - юридическую и финансовую - поручиться за иностранцев из проблемных регионов, чтобы те могли приехать в Германию. Неожиданно несколько тысяч немцев по всей стране получили от городских властей внушительные счета с требованием оплатить расходы на содержание своих подопечных, которые вообще-то уже получили вид на жительство в ФРГ. Немецкие граждане, поручившиеся за мигрантов, не подозревали, что эта ответственность растянется на годы. По новому закону такие поручительства, заключенные после 2016-го, "гасятся" только через пять лет.  А за это время набегают немалые пени. "Немецкая волна" приводит историю 61-летнего боннца Кристиана Остерхауса, которому городской центр по трудоустройству выставил счет на сумму 7239 евро и 84 цента. В свое время мужчина, помогавший беженцам через неправительственные организации, подписал поручительство за двух несовершеннолетних сирийцев, оплатил им перелет и обеспечил крышу над головой.

Власти ищут способы, как цивилизованно откупиться от мигрантов

Попавшие в схожую ситуацию граждане уже судятся с государством: процессы начались в Бонне, Кельне, Ганновере. Как пояснил "РГ" судья и пресс-секретарь Административного суда Берлина Штеффен Гроскурт, лица, прибывающие в ФРГ в расчете легализоваться и получить вид на жительство, должны регистрироваться в Федеральном ведомстве по делам беженцев. Тогда все расходы на содержание просителей убежища берет на себя немецкое государство, а вовсе не отдельные граждане. Но бывает и по-другому. "Поручительства, как правило, необходимы в случае выдачи виз, например, с целью визита. Таким образом, если немецкий гражданин кого-либо к себе приглашает, то посольство Германии требует предъявить гарантии. Если же потом посетитель превышает разрешенный лимит пребывания в стране и становится бременем для социальных служб ФРГ, то ответственность за него несет поручитель - в соответствии с взятыми на себя обязательствами", - рассказал собеседник "РГ". По данным господина Гроскурта, в его ведомстве подобные жалобы пока не рассматривались. "Может быть, в Берлине меньше граждан брали на себя такие поручительства, а может быть, берлинские власти предъявляют к ним не такие строгие требования, как в других федеральных землях", - предположил он.

История одного судьи

С тех пор, как канцлер Меркель объявила политику открытых дверей в отношении мигрантов, привычная жизнь Административного суда Берлина, рассматривающего жалобы граждан против чиновников, перевернулась с ног на голову. Прежде суд, в котором побывала корреспондент "РГ", разбирал понятные "человеческие" истории: справедливо ли подростка не взяли в школу, можно ли любителям марихуаны работать в полиции... Все изменилось после 2015 года, когда в страну хлынул неконтролируемый поток выходцев с Ближнего Востока и из Африки. Многие из них хватаются за любую возможность, чтобы остаться в ФРГ, и нанимают адвокатов в расчете оспорить постановление Федерального ведомства по делам беженцев, если их прошение отклонено. На стенде висит расписание слушаний, и львиная доля заседаний - теперь с пометкой о делах иностранцев.

У судьи Штеффена Гроскурта, который уже много лет служит Фемиде, наболело. По его словам, к осени в инстанции скопилась 21 тысяча незаконченных судебных производств, из них более 60 процентов - по искам о предоставлении убежища. "Это огромная проблема, ведь есть и другие дела, и немецкие граждане ждут заключений по ним. Главное, что ухудшилось качество нашей работы. Поначалу мы вообще не в состоянии были принимать никаких решений. Каждому судье пришлось срочно приобретать специальные знания по "своему" региону", - рассказывает господин Гроскурт. Он взял на себя Сирию и теперь явно не находит покоя. Одно из дел, которое ему пришлось рассматривать, касалось сирийца, утверждавшего, что на родине он не мог заниматься журналистской деятельностью. В качестве доказательства он выложил на "Ютьюб" видео с демонстрацией жестоких сцен, изучение которых явно не принесло судье большой радости. "Отсюда, из берлинского кабинета, я не могу понять, что это за видео, проверить его подлинность, а ведь мы должны иметь информацию от разных источников, чтобы поступать взвешенно", - сетует судья.

Корреспонденту "РГ" удалось посетить слушание другого дела. Молодой судья, коллега Гроскурта, разбирал иск афганской пары, не желавшей возвращаться на родину. В Германии также живут двое их сыновей, один из которых - уже совершеннолетний. Глава семейства - мужчина средних лет - занимался раньше торговлей, у него были офисы в Дубае и в Тегеране. Через переводчика он просил передать, что в Афганистане "его жизни грозит большая опасность", но какая именно - так и не пояснил. Зато адвокат - пуштунка, говорившая на одном языке с истцами - приобщила к делу справку о том, что у его подзащитного проблемы со здоровьем - "межпозвоночная грыжа и диабет", а его жене надо оперировать плечо… Государственная машина поставила подобные разбирательства на поток, но судья Гроскурт не может стать равнодушным винтиком этой машины. При этом видно, что неравнодушие и бремя ответственности даются ему нелегко. "Когда три, четыре, пять часов вы проводите в комнате с человеком - а ведь нужно заслушать историю каждого, то она становится вам не чужой. Но вы обязаны отсекать эмоции", - делится собеседник "РГ". На вопрос о том, к чему склоняется он лично при вынесении решений, судья отвечает философски: "Пару лет назад я рассматривал дело о том, можно ли гулять с собаками вокруг берлинского озера. И не нашел никаких оснований, чтобы оправдать запрет. Тогда в соцсетях писали: мол, какой хороший судья, у него точно есть собака! А у меня нет - и никогда не было…". Уже после возвращения в Москву корреспондент "РГ" связалась со Штеффеном Гроскуртом, чтобы узнать, чем же кончилась история с афганским семейством. "По моей информации, судья отклонил иск: статус беженцев за ними не признали, - ответил Штеффен. - А вот что мне делать с сирийцем - я пока так и не решил…"

Между тем

О том, с какими проблемами еще сталкиваются немецкие волонтеры при работе с беженцами, корреспонденту "РГ" рассказали в Берлине. В благотворительной организации Berliner Tafel, которая раздает продовольствие беднякам (в Германии есть свои малоимущие - чертой бедности в ФРГ считается доход менее 800 евро в месяц), вспоминают о нашумевшей истории в Эссене. Вместе с немецкими пенсионерами за пайками стали подтягиваться и мигранты, поселившиеся в городе. При этом они буквально расталкивали местных локтями. Тогда волонтеры объявили, что отныне будут выдавать продукты только по немецким паспортам. Их тут же обвинили в "расизме", даже Ангела Меркель выступила с осуждением. В центральном офисе организации поспешили замять скандал и просто стали направлять в Эссен больше средств.

Не меньше трудностей и у чиновников. В работе сотрудников берлинского отделения Агентства по труду ФРГ, куда всех вставших на учет просителей убежища в обязательном порядке посылают на курсы языка и профподготовки, хватает нестандартных ситуаций. Например, порой приходится искать управу на несознательных мужей, которые не пускают жен на учебу. С ними проводят разъяснительные беседы и грозят урезать пособие. Был случай, когда мужчина из одной шариатской страны вообще привез в ФРГ несколько своих жен. Правда, одна из них, едва вкусив плода европейских ценностей, взбунтовалась: решила немедленно разводиться и жить самостоятельно. В Агентстве по труду приводят не слишком обнадеживающую статистику: из 80 тысяч человек, прибывших в столицу за последние три года, около половины - совершеннолетние, так вот, работу официально нашли лишь около 10 тысяч. Чаще всего мигранты устраиваются в гостиницы, рестораны, автосервисы. При этом каждый второй вообще не знает грамоты и даже не закончил у себя дома школу. У тех, кто приезжает из Сирии или Ирана, квалификация обычно выше, чем у выходцев из Афганистана или Пакистана. Некоторые особо темпераментные учащиеся не выдерживают штудий немецкого по пять часов в день и после обеда попросту не возвращаются за парту, а уходят к себе в общежитие. В целом на интеграционные курсы, которые финансируются за счет немецких налогоплательщиков, отводится пять лет. "Если же за это время ничего не получается, то мы не знаем, что делать дальше и как осуществлять интеграцию", - разводят руками в Агентстве.

* Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

В мире Европа Германия Беженцы в Европе
Добавьте RG.RU 
в избранные источники