Новости

02.12.2018 19:20
Рубрика: Власть

В жанре наезда

Колумнист должен писать о том, о чем говорят. И если речь не о политике, а о сфере гуманитарной, то о чем все спорят нынче? О том, как известный интервьюер взял интервью у известного режиссера. Оба они настолько известны, что я не назвал их фамилии, а вы, дорогие читатели, догадались, о ком идет речь.

Юрий Дудь - хороший интервьюер? На мой взгляд, да. Он готовится к беседе, слышит собеседника и задает те вопросы, которые хочет услышать аудитория. Вообще человек, который сделал себя сам, своим умом и талантом, завоевал известность и заработал деньги, не может не вызывать уважения.

Хорошее ли получилось интервью с Никитой Михалковым? Нельзя ответить. Потому что это не интервью и не беседа. Это наезд. Очень популярный сегодня жанр.

Жанр наезда характерен тем, что ведущий не хочет ничего узнать от своего собеседника. Он хочет загнать его в тупик и посмотреть, как тот будет изворачиваться. По сути, наезд - это не разговор. Это драка. Словесная драка.

Легойда поднимает своих героев. Дудь опускает. Можно делать и так и так. Вопрос в том, что нам ближе и что нам, зрителям, интереснее

Ведущий спрашивает: как, мол, вы можете говорить о нравственности, если не уволили своего водителя, который ехал по встречке? На этот вопрос можно ждать ответа? Нет. Только ответного удара. "Может ли Бог отнять у человека талант?" - спрашивает ведущий, глядит при этом хитро: мол, вы понимаете, на кого я намекаю? Видите, какой я смельчак? Какой ответ хочет услышать ведущий, когда говорит режиссеру, что его картины провалились в прокате, то есть были не поняты зрителем?

Режиссер проявляет удивительную выдержку и спокойно отвечает на все наезды. Даже когда Дудь просит Михалкова прокомментировать тот факт, что Сергей Михалков участвовал в травле Пастернака. Я не обсуждаю, как вел себя тогда Сергей Михалков, я помню строки Галича: "Мы поименно вспомним тех, кто поднял руку". Однако просить сына прокомментировать безусловный грех отца - не мерзко ли? В этой беседе ведущий заметил, что он - верующий человек, может быть, ему имеет смысл перечитать притчу про библейского Хама?

После беседы стали писать, что наконец-то открылось подлинное лицо Михалкова. Я ничего такого не заметил. Вообще-то, когда на человека нападают, он закрывается, а не открывается. Те, кто не любит Михалкова, убедились, что он еще хуже, чем они думали. Те, кто его любит и уважает, убедились, что он - выдержанный человек со своей четкой позицией. По-моему, никаких открытий не произошло.

Я защищаю Михалкова? Ни боже мой! Просто мне кажется очень характерным, что жанр беседы в нашем медиапространстве практически заменился на словесную драку. Почему?

В этом интервью Дудь сказал, что он - свободный человек. Позволю себе не согласиться. Любой человек, делающий передачу на YouTube, невероятно зависит от зрительского интереса. Вспомним классика: "Зависеть от царя, зависеть от народа - не все ли нам равно?"

А народ, конечно, любит драку. Еще раз хочу подчеркнуть: на мой взгляд, Юрий Дудь - мастер интервью. Однако тот вид, условно говоря, "беседы", который он делает в последнее время, мне, скажу мягко, не близок. Но он умеет угодить своей аудитории, от которой, без сомнения, зависит. Он - победитель. Правда, я как зритель ощущаю себя побежденным.

Такие программы, как "Парсуна", могут быть заметными, но никогда не будут суперпопулярными, потому что рассчитаны на думающих людей, а их всегда мало

Относительно недавно Никита Михалков был гостем передачи "Парсуна". Эта программа - ведущий Владимир Легойда - одна из тех, благодаря которым канал "Спас" становится сегодня все более интересным и смотрибельным. Легойде его собеседники - самые разные люди - интересны. Он не ощущает себя хирургом, который должен явить на свет божий все гнойники пришедшего к нему человека. Он хочет понять собеседника. Он хочет познакомить зрителя со своим гостем. На канале "Спас" в программе "Парсуна" я вижу не драку, а спокойную беседу двух заинтересованных друг в друге людей. Другими словами, я вижу то, чего мне так не хватает и в жизни, и на телевидении. В программе обсуждаются главные христианские ценности: любовь, терпение, надежда и так далее. В рассуждениях об этих вечных ценностях Михалков был мне ужасно интересен.

Легойда поднимает своих героев. Дудь опускает. Телевидение - это не салон благородных девиц, можно делать и так и так. Вопрос в том, что нам ближе и что нам, зрителям, интереснее. Михалков у Легойды и близко не вызвал такого ажиотажа.

Драка интереснее рассуждений? Безусловно. Посмотреть, как известного человека будут загонять в тупик и как он будет из него выходить, - занятное дело. Слово "прилично" постепенно уходит из нашего словесного арсенала, так же, например, как слово "благородно". Интервьюер постепенно превращается в человека, который должен изящно нахамить своему визави, чтобы мы, зрители, поглядели, что из этого выйдет.

Это не плохо и не хорошо. Это так. Это нормально. Тем более когда в жанре наезда выступает человек, без сомнения, умный и профессиональный, каковым является Дудь. Но поскольку я много лет отдал - и продолжаю, к счастью, отдавать в программе "Наблюдатель" - другому виду телеинтервью, а именно беседе, которая поднимает человека, старается раскрыть его лучшие качества, - мне обидно, что таких разговоров становится все меньше.

Юрий Дудь - безусловно, герой нашего телевизионного времени. Времени, когда большинство людей хотят заработать деньги и имя. Такие программы, как "Парсуна", могут быть заметными, но никогда не будут суперпопулярными, потому что рассчитаны на думающих людей, а их всегда мало.

Но почему-то хочется быть именно с ними.

Власть Позиция Колонка Андрея Максимова