События года

Может ли Европарламент заблокировать "Северный поток-2"

Депутаты Европарламента назвали проект газопровода из России в Германию "Северный поток-2" "политическим" и приняли резолюцию, в которой призвали остановить реализацию проекта. К кому на самом деле обращались депутаты Европарламента и хватит ли у них полномочий, чтобы заблокировать проект, "РГ" выяснила у юриста.
 Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости  Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости
Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости

Управляющий партнер компании "УК Право и Бизнес" Александр Пахомов:

- Формально резолюция Европарламента не является юридически обязывающим документом. Учредительные документы Евросоюза предусматривают особый порядок принятия актов, которым придается исполнительная сила на территории ЕС. Однако такие документы могут оказать политическую поддержку государствам, стремящимся заблокировать прохождение проекта в силу национального регулирования. О политизированности данной резолюции свидетельствует тот факт, что ее принятие сопровождалось громкими заявлениями по Азову и конфликту на Украине.

Пока что речь идет о резолюции, отражающей мнение парламентариев относительно конкретного проекта, рассматриваемого в контексте обсуждавшегося ими соглашения об ассоциации Украины и ЕС. Никаких конкретных мер, способных воспрепятствовать реализации "Северного потока-2" при этом не предложено - озвучен лишь призыв прекратить реализацию к заинтересованным сторонам, очевидно, в первую очередь, к участвующим в проекте странам и бизнесу - Engie (Франция), OMV (Австрия), Shell (Нидерланды), а главное - Uniper и Wintershall (ФРГ).

Но, опять же, даже если рассматривать резолюцию в отрыве от поддержки Европой Украины (а именно властям этой страны данная резолюция адресована больше, чем "Газпрому" или упомянутым выше компаниям), нужно понимать, что Европарламент не может оперативно заблокировать проект: у него для этого нет необходимых рычагов. Европарламент занимается законотворческой деятельностью на уровне ЕС - надгосударственного образования, которое, впрочем, не имеет достаточных полномочий для решения вопросов на уровне суверенных государств, входящих в него.

Если Германия решает, что для нужд внутреннего рынка необходим российский газ, а для его поставки нужен трубопровод, то Германия вольна этот трубопровод построить самостоятельно, с привлечением средств частной компании, иностранного капитала и так далее. Да, проект должен соответствовать требованиям ЕС, в том числе Третьему Энергопакету, блоку законодательных норм, принятых на уровне Европарламента и Совета ЕС, а так же этот проект необходимо согласовать с Еврокомиссией, которая должна проверить проект на наличие нарушений общеевропейского же законодательства. И если проекту дан зеленый свет и никаких нарушений не обнаружено, остановить его Европарламент самостоятельно не сможет никак.

Да, могут быть наложены законодательные ограничения на реализацию совместных с Россией или российским бизнесом энергетических проектов, способных нанести ущерб энергобезопасности ЕС или независимости Украины, но по общему правилу такие нормы не будут иметь обратной силы, то есть будут распространяться только на новые проекты. Аналогично, например, выглядят ограничения, наложенные летом 2017 года США на участие в российских энергопроектах. В соответствии с закрепленными на законодательном уровне ограничениями, под запрет попали все новые проекты, которые могли быть запущены после вступления закона в силу, но уже начатые, в том числе "Северный поток-2" и "Ямал СПГ", под ограничения не попали.

Евросоюз, надо сказать, очень аккуратен в плане реализации ограничений в отношении России и российских компаний. ЕС лишь следует вводимым со стороны США санкциям, да и то не везде и не всегда, пользуясь лазейками в создаваемых Вашингтоном барьерах. Например, консорциум "Лукойла" и Eni достаточно активно развивает добычу в Мексике.