Новости

23.12.2018 21:27
Рубрика: Общество

Нет "Проблем"?

Этот журнал не существует уже много лет, но проблемы мира и справедливого социального устройства остаются
Редакция журнала "Проблемы мира и социализма" - безусловный и малоизученный феномен советской жизни. Расположенная в Праге, она даже во времена самого махрового застоя умудрялась оставаться островком если не либеральных, то достаточно свободных идей и взглядов. Отсюда вышли многие из тех, кто в конце 80-х сформировал перестроечное окружение М.С. Горбачева.
Юрий Солодухин, несмотря на солидный возраст, и сегодня трудится в аппарате Совета Федерации. Фото: РИА Новости Юрий Солодухин, несмотря на солидный возраст, и сегодня трудится в аппарате Совета Федерации. Фото: РИА Новости
Юрий Солодухин, несмотря на солидный возраст, и сегодня трудится в аппарате Совета Федерации. Фото: РИА Новости

Журнал уже много лет не существует, но проблемы мира и справедливого социального устройства остаются. Поэтому не грех вспомнить об этой странице недавнего прошлого.

Кандидат философских наук, действительный государственный советник Российской Федерации первого класса Юрий Николаевич Солодухин восемь лет отдал работе в "Проблемах мира и социализма". Мы встретились с ним в Праге, как раз недалеко от того места, где находилась редакция этого журнала.

Откуда ноги растут

Как появилась идея создать такое издание и кого можно считать ее автором?

Юрий Солодухин: Решение о создании журнала было принято единогласно на международном совещании коммунистических и рабочих партии в 1957 году в Москве. Это было первое большое собрание коммунистов мира после роспуска Коминтерна в 1943 году. Идея создать журнал прозвучала сразу в нескольких выступлениях, в том числе из уст представителей КПСС, компартии Китая, французов и итальянцев.

Журнал был основан как теоретический и информационный. Потребность в таком издании ощущалась давно. Дело в том, что после роспуска Коминтерна не было какой-то организации, которая хоть как-то помогала бы поддерживать контакты между братскими партиями. В 1947 году такая структура появилась, это было так называемое Информационное бюро коммунистических и рабочих партий. Оно располагалось в Бухаресте, выпускало газету "За прочный мир, за народную демократию!". Очень скоро, после конфликта Советского Союза с Югославией, Сталиным и Тито, Коминформбюро и его газета сосредоточились на полемике с коммунистами Югославии, а все другие функции отошли на задний план.

Со смертью Сталина издание газеты было прекращено. Возникла пауза. Журнал начал работать в 1958 году. В том, что редакцию разместили в Праге, сыграли свою роль два фактора. Первый: ЧССР отличалась тогда самым высоким уровнем жизни среди всех социалистических стран. Второй: удобное геополитическое положение, центр Европы, хорошее авиа- и железнодорожное сообщение. Прага всем было близкой.

Как осуществлялось финансирование журнала? Кто входил в состав его редакции?

Юрий Солодухин: С самого начала договорились о том, что все затраты возьмут на себя правящие коммунистические и рабочие партии. Взнос КПСС составлял пятьдесят процентов от всего бюджета. Еще половину поделили между партиями Болгарии, Чехословакии, Венгрии, ГДР. Одно время в финансировании участвовал и Китай, но потом представитель КПК был отозван и деньги Пекин давать перестал.

Штатными сотрудниками редакции являлись граждане Советского Союза и Чехословакии. Это аппарат. Но было еще два руководящих органа - редакционная коллегия и редакционный совет. В редколлегию входили постоянно находившиеся в Праге представители КПСС, всех других правящих братских партий, а также крупнейших компартий мира - итальянской и французской. Редакционный совет состоял из представителей тех коммунистических и рабочих партий, которые заявили о том, что они непосредственно участвуют в работе журнала. Их число на практике варьировалось примерно от тридцати до сорока. На редакционном совете обсуждались все важнейшие материалы готовящегося номера, утверждалось его содержание.

Пост шеф-редактора неизменно занимал представитель от КПСС. Первым стал академик-экономист А.М. Румянцев, который "рулил" журналом семь лет. Затем его сменил К.И. Зародов - он находился в этой должности почти пятнадцать лет. Текущей деятельностью редакции руководили два ответственных секретаря - один от КПСС, другой от компартии Чехословакии.

Интересно, а как и кем отбирались кадры для работы в "Проблемах"? Все-таки по тем временам это была синекура: заграница, Прага, хорошие зарплаты...

Юрий Солодухин: Курировал журнал международный отдел ЦК КПСС, там был специальный сектор, который занимался в основном организационными вопросами. А кадры подбирало руководство отдела. Как это происходило, для меня так и осталось загадкой. Думаю, в основном по рекомендациям - меня, например, рекомендовал на должность редактора-консультанта один из сотрудников ЦК.

Благодаря журналу наши граждане могли из первых рук узнавать о всех спорных вопросах внутри мирового коммунистического движения. Фото: Виктор Великжанин/Фотохроника ТАСС

Штат редакции вместе с переводчиками и техперсоналом составлял человек шестьдесят, не больше.

В лучшие свои годы "Проблемы" издавались на двадцати восьми языках, распространялись в более чем ста странах общим тиражом около 600 тысяч экземпляров.

За что боролись?

Будущий помощник генсека, а тогда ответственный секретарь журнала Георгий Шахназаров, якобы как-то признался, что попытки поднять уровень издания, повысить его качество оставались бесплодными, были обречены. То есть, иными словами, любое творчество там априори считалось невозможным?

Юрий Солодухин: Могу совершенно определенно сказать, что духовная, идейная атмосфера у нас была, конечно, свободнее, чем на родине. Более широкие рамки дискуссий. Почему? Потому что все главные публикации журнала сначала проходили обсуждение на редакционной коллегии, а потом выносились на редакционный совет. Судьба других материалов, например, текущей информации, рецензий на книги решалась в рабочем порядке.

Не все авторы и не всегда шли в кильватере КПСС. Нам, сотрудникам аппарата, нередко приходилось вести с такими острый диалог, находить компромисс.

Не забудьте о том, что уже с начала 60-х годов в коммунистическом движении стал набирать силу так называемый еврокоммунизм. Речь о взглядах ряда коммунистических партий стран Европы на происходящие в мире перемены, в том числе в социально-классовой структуре, политической конфигурации этих стран, об особом их пути к социализму. Представители еврокоммунизма дистанцировались от ленинизма, от ряда установок КПСС, критически оценивали опыт Советского Союза, особенно в экономике и сфере соблюдения прав и свобод человека. Фактически это был дрейф в сторону европейской социал-демократии, хотя важные различия между ними по ряду ключевых вопросов сохранялись и сохраняются поныне.

Журнал был, по-видимому, единственным органом, на страницах которого советские политически ангажированные граждане могли знакомиться с этой полемикой, что называется, из первых рук. Как я уже сказал, при обсуждении таких материалов на редакционном совете и копья ломались, и искры летели. Все высказывались откровенно и совершенно свободно. Работать нам, редакторам, было интересно.

Бывало и так, что мы хотели протащить свою точку зрения, вносили какие-то формулировки, чтобы смягчить или наоборот обострить ту или иную мысль, а представители других партий с нами не соглашались. Требовалось достичь компромисса. Этому помогала практика, когда в издании на русском языке, которое готовилось в Праге, с согласия авторов публиковалась компромиссная версия статьи. А в своем издании партия печатала статью в том виде, в каком она была написана изначально.

Юрий Николаевич, а вы знаете, в народе ходил слух, что под крышей "Проблем" свили свои гнезда резидентуры спецслужб, говорили также, что там готовили кадры боевиков-революционеров...

Юрий Солодухин: Полный вздор! Ну какие спецслужбы? Разве с этим бы согласились представители западных компартий?

А некоторым приклеивались ярлыки: ревизионисты, отступники, предатели... Как же в таком случае вы там все уживались?

Юрий Солодухин: Не надо путать "Проблемы мира и социализма" с обычной советской прессой того времени. Ни внутри журнала, ни на его страницах ярлыки не наклеивались. Не только по соображениям, как мы бы сказали сейчас, политкорректности. Просто в дискуссии это не довод. Скорее, наоборот, проявление слабости позиций: "Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав".

Менять этот дух Москва не пыталась, да, похоже, и не хотела. Проблем в коммунистическом движении хватало, споры становились все более острыми. Изгнание из журнала демократии лишь усугубило бы их.

Интересно... Вспомните примеры такого рода разногласий, споров, полемики.

Юрий Солодухин: Много дискуссий было с испанскими коммунистами. Испанцы потом даже перестали у нас выступать, почти свернули сотрудничество. Потому что их лидер Сантьяго Каррильо занял особенно крайнюю позицию в критике Москвы. После ухода диктатора Франко испанские коммунисты захотели стать правящей партией, присутствовать в политической жизни, поэтому они все дальше и дальше отходили от КПСС.

И с итальянцами много спорили о роли рабочего класса, месте интеллигенции, о парламентском пути. С французами - то же самое.

Как я понимаю, ваша первая командировка (1967-1971 гг.) совпала со вводом на территорию Чехословакии войск Варшавского договора и подавлением т.н. "пражской весны". Это сильно осложнило работу журнала? Ведь мы тогда получали оплеухи со всех сторон, в том числе и от наших друзей.

Юрий Солодухин: Я бы поправил: со стороны части друзей. Да, итальянские и французские коммунисты, Румынская компартия выступили с резкой критикой действий стран Варшавского договора. Некоторые партии заняли сдержанную позицию: СССР, его союзников публично не критиковали, но и не аплодировали. Представители ИКП и ФКП несколько месяцев в журнале не появлялись, материалы для него не присылали.

Как видим, единодушия не было. Вместе с тем ни одна из партий, сотрудничавших с журналом, о прекращении этого сотрудничества не заявила, из состава редколлегии и редсовета не вышла. Я бы сказал так: возникла некоторая напряженность, которая продолжалась примерно до 1970 года.

На аппарате те события тоже сказались?

Юрий Солодухин: Да, он претерпел некоторые изменения. Так, за то, что гласно не поддержал ввод войск, был отправлен на родину Владимир Лукин - в будущем известный политик, первый посол РФ в Вашингтоне, омбудсмен, ныне член Совета Федерации. По тем же причинам были отправлены в Москву переводчики Михаил Поляков, супруги Ирина Каневская и Кирилл Хенкин.

Это тот самый Хенкин, который, по слухам, сотрудничал с советской разведкой в годы войны, а потом работал на радио "Свобода"?

Юрий Солодухин: Он человек с очень интересной и загадочной биографией. Вскоре после его рождения родители стали эмигрантами. Жили во Франции. Во время гражданской войны в Испании в рядах интернациональной бригады воевал против франкистов. Вернулся с родителями в СССР в 1940 году. С началом Великой Отечественной войны был мобилизован в структуры внутренних войск НКВД. Тогда же он познакомился и подружился с легендарным разведчиком Рудольфом Абелем, о котором впоследствии написал книгу "Охотник вверх ногами".

Симпатии Хенкина и его жены с самого начала были на стороне тех, кто инициировал "пражскую весну". Они не скрывали этого, как и своего отрицательного отношения к вводу войск, называли его трагической ошибкой.

В лучшие свои годы журнал издавался на 28 языках и распространялся более чем в 100 странах тиражом около 600 тысяч экземпляров

Как сказывалась на вас сама работа в такой интернациональной и высокоинтеллектуальной среде? Анатолий Черняев, помощник генсека, а затем президента СССР М.С. Горбачева, по этому поводу сказал так: сотрудники журнала превращались из коммунистов в гуманистов...

Юрий Солодухин: Сказано красиво. Но вряд ли это можно отнести ко всем, кто поработал в журнале. Не уверен, например, что могу в полной мере так сказать о себе. Но то, что с годами я эволюционировал в сторону социализма, понимаемого в духе аутентичного Карла Маркса, то есть как общества, обеспечивающего свободу и всестороннее развитие человека, - несомненно. И толчок этому дала работа в Праге. Конечно, это была уникальная школа. Я понял, что даже в рамках марксизма-ленинизма может существовать огромное многообразие точек зрения, подходов, богатство опыта. Что нет схем развития, общественного устройства, единственно верных для всех стран и народов. Что никто не обладает абсолютной истиной в последней инстанции. Что нужно внимательно следить за новыми реалиями, особенно в наше время бурного научно-технического прогресса. В этом моя точка зрения не расходится с мнением Черняева.

"Гнездо ревизионизма"

Итак, в ходе нашей беседы мы уже назвали трех видных политиков, вышедших "из шинели" журнала "Проблемы мира и социализма". Шахназаров, Черняев, Лукин...

Юрий Солодухин: Помощником Горбачева, а затем руководителем его секретариата впоследствии стал Георгий Остроумов. Помощником генсека Черненко работал Вадим Печенев. Заместителями заведующего международным отделом ЦК - Карен Брутенц и Вадим Загладин. Философ Иван Фролов занимал должности помощника генерального секретаря, затем - главного редактора "Правды". Ваш покорный слуга, не такой великий, но тем не менее был руководителем группы консультантов отдела пропаганды ЦК. На слуху и многие другие фамилии: известный социолог Борис Грушин, публицисты Юрий Карякин и Отто Лацис, философы Мераб Мамардашвили, Эдвард Араб-Оглы, историк Георгий Арбатов... Все они в разное время работали в Праге.

И все-таки, как бы вы ни пытались сгладить углы, а "в народе" журнал то ли в шутку, то ли всерьез называли "гнездом ревизионизма". Не знаю как насчет ревизионизма, но ведь дух вольнодумства наверняка не всем нравился на Старой площади?

Юрий Солодухин: Если имеются в виду взаимоотношения между отделом пропаганды и международным отделом ЦК, то тут вы недалеки от истины. Подходы у них были разные, потому что и аудитории были разными, и задачи у каждого отдела были свои, подчас не стыкующиеся.

Журнал, повторю, являлся трибуной, с которой высказывались различные точки зрения по самым актуальным мировоззренческим проблемам - без скандала, конфликта, рукоприкладства. Журнал пробуждал мысль, заставлял думать - ну, какой тут ревизионизм?

Однако ведь именно многие из названных вами персон затем возглавили перестроечные процессы, которые в итоге и похоронили компартию.

Юрий Солодухин: Вы меня удивляете, Владимир Николаевич. Давайте вспомним, кто у нас был главным идеологом перестройки? Аграрий Михаил Горбачев, который никакого отношения к журналу не имел. Партаппаратчик Александр Яковлев, который в первую половину своей карьеры немало сил потратил на истребление всего, что было связано с 1968 годом в Чехословакии. Или какое отношение к журналу имел такой ближайший соратник М.С. Горбачева, как Вадим Медведев?

Нет, журнал не был поставщиком ревизионистов. Если, конечно, не считать ревизионистом каждого, кто вносил свежую струю в марксистско-ленинское учение, пытался вырвать его из оков застоя.

"Проблемам" была посвящена целая серия почтовых марок. Фото: wikipedia.org

Что же касается перестройки, то сама жизнь потребовала перемен от каждого из нас. И, пожалуй, те, кто прошел через "Проблемы", глубже понимали ее необходимость, лучше были подготовлены к ней. Но, повторяю, за исключением разве что И.Т. Фролова, на уровень высшего руководства никто из них выдвинут не был, ее стратегию и политику определяли не они.

В перестройку ее инициаторы пустились, как теперь видно, в соответствии с известной формулой "Главное ввязаться в бой, а там видно будет". Концепция преобразований отсутствовала. Многое происходило спонтанно, сплошная импровизация. И сильно запоздали с переменами.

А у китайцев концепция была? Я имею в виду идеи Дэн Сяопина?

Юрий Солодухин: Я много размышлял над этим. И пришел к выводу, что коренное расхождение между двумя подходами заключается в следующем. Формула Горбачева и Яковлева: невозможны изменения в экономике без изменений в политических институтах. То есть надо начинать с разрушения руководящей роли партии, внедрять демократию, гласность, перестраивать управление. Формула китайцев: невозможно добиться успеха в экономике, не укрепив руководящую роль партии.

И они оказались правы?

Юрий Солодухин: На этом историческом отрезке - да. Судя по материалам недавнего съезда КПК, глубинных перемен в политике партии не предвидится. Ибо, как известно, лучшее - враг хорошего. Что будет дальше - посмотрим. Не нам давать советы китайцам.

Не бывает истории, которая навсегда уходит в прошлое. В том или ином виде она присутствует в нашем времени. И напоминает о себе, когда мы забываем о ее уроках

Без вести пропавшие

Скажите, как складывались ваши отношения с совпосольством? Дипломаты не ревновали?

Юрий Солодухин: У нас с ними фактически взаимодействия не было. Мы имели свою партийную организацию, проживали не на посольской территории, а в городе. Безусловно, дипломаты завидовали тому, что мы жили более свободно, могли ездить на экскурсии в соцстраны, выезжать в служебные командировки практически по всему миру.

А в редакции какая царила атмосфера? Интриги? Склоки? Ведь такое часто случалось в наших загранколлективах той поры.

Юрий Солодухин: Опять я вас разочарую. Ничего похожего не помню. Атмосфера была хорошая, дружественная. Особенно это проявилось в августе-сентябре 1968 года, когда обстановка вокруг советских граждан после ввода войск накалилась. Все наши семьи эвакуировали в Москву: жен, детей. Только в октябре разрешили вернуться.

В какие-то дни военные перекрыли все мосты через Влтаву, а некоторые наши жилые квартиры находились на другом берегу. Так вот те, кто жил рядом с редакцией, тут же без разговоров уплотнились, мы временно переместились к ним, и на работе "временные трудности" никак не сказались.

За те тридцать два года, что просуществовал журнал, там наверняка накопился уникальный архив: статьи, выступления, стенограммы дискуссий. Что стало со всеми этими документами?

Юрий Солодухин: Нравится кому-то или нет, но международное коммунистическое и рабочее движение, национально-освободительные процессы, журнал "Проблемы мира и социализма" - все это было неотъемлемой частью жизни XX века. Вы правы: редакция за годы своего существования накопила бесценный багаж информации, знаний - политических, экономических, философских... Насколько я слышал, в 1990-м году, сразу после закрытия "Проблем", эти документы вывезли в Москву, сгрузили их в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ). С тех пор они находятся там, неразобранными. А ведь, изучая их, можно проследить, как развивалась мысль, как те или иные идеи влияли на ход истории.

Не бывает истории, которая навсегда уходит в прошлое. В том или ином виде она всегда присутствует в нашем времени. И напоминает о себе, иногда болезненно, когда мы забываем об ее уроках. Конечно, было бы разумно разобрать те архивные материалы, систематизировать их, придать им статус специального хранения и допустить туда исследователей.

Общество СМИ и соцсети Общество История
Добавьте RG.RU 
в избранные источники