Новости

10.01.2019 12:51
Рубрика: Общество

В тени бокса

В маршрутках часто встречаются волонтеры, собирающие деньги на лечение детей. Куда идут эти средства?
"Водитель, пустите волонтера! Добрый день, уважаемые пассажиры, я представляю благотворительный фонд N. Мы собираем средства на лечение маленькой девочки с множественными пороками развития…" - подобные призывы знакомы многим жителям Центральной России. В салоны маршруток заходят юные активисты: фирменная майка, прозрачный бокс с фотографией ребенка и телефоном его мамы, пачка ксерокопий. Пару лет назад горожане охотно бросали купюры в ящики, сейчас все чаще отворачиваются. "РГ" разбиралась, можно ли простому обывателю проверить, куда идут собранные деньги.
 Фото: Сергей Мардело/ РГ В фондах уверяют, что волонтеры работают безвозмездно, однако некоторые из них в приватной беседе говорят об обратном. Фото: Сергей Мардело/ РГ
В фондах уверяют, что волонтеры работают безвозмездно, однако некоторые из них в приватной беседе говорят об обратном. Фото: Сергей Мардело/ РГ

Надписям - верить?

Полистать документы о малышах дадут любому пассажиру. Но почти никто этой возможностью не пользуется.

Психолог Наталия Дашкова всегда просит посмотреть ксерокопии, фотографирует данные малышей и заходит на сайты фондов, которые организуют сбор.

- Иногда с первого взгляда понятно, что организация не самая надежная. Новости о своей работе размещает редко, информации об отчете сбора на детей - минимум. Из данных самого фонда - только свидетельство о госрегистрации, адрес и реквизиты, - поясняет Наталия.

В минувшем году в столице Черноземья можно было видеть "автобусных" активистов двух фондов - "Россодействие" и "Созвездие добра". Первый создан в Курске, но имеет офисы и в других городах Центрального и Южного федеральных округов. Сайт у него красочный, по некоторым подопечным есть подробные описания. Кроме реквизитов, размещены отчеты о расходовании средств - они мелькают в виде слайд-шоу. Ссылки на паблики фонда в соцсетях не работают. Разыскать "Созвездие добра" сложнее: на майках воронежских фандрайзеров указан город Москва, однако столичный фонд с таким названием (имени Олега Журавского) поддерживает вовсе не больных детей, а талантливых юных спортсменов и сирот. Одноименная благотворительная организация зарегистрирована в Тамбове и помогает ребятам с ДЦП. На ее сайте удалось найти информацию о малышах, на которых шел сбор в Воронеже.

"Просто напечатали с ошибкой. Планировали открыть офис в Москве, не сложилось. Не выкидывать же теперь футболки. В благотворительной организации каждая копейка на счету", - объясняют в фонде. Во второй половине декабря здесь открыли сбор на оплату курса реабилитации для Кати Картышовой из Свердловской области. Но никаких сведений об этой девочке и ее нуждах не разместили. Обещали сделать это в ближайшее время. А пока - по запросу - готовы выслать скептикам документы на девочку (заключение врача, счета на оплату занятий в государственном и частном центрах).

Чаевые для добровольца

- Сборщики денег называют себя волонтерами. Предполагается, что они должны работать бесплатно. Один такой парень уверял меня, что на самом деле не получает ни копейки, а трудится ради записи в волонтерской книжке, которая учитывается при поступлении в вуз. Вроде внушал доверие, - продолжила Дашкова. - С другой стороны, знакомый подросток попал в представительство одного из фондов именно по объявлению о работе. Он сразу ушел, когда понял, чем придется заниматься.

Воронежский фотограф Сергей Мардело - волонтер со стажем. Он регулярно участвует в благотворительных акциях в пользу онкобольных детей. "Ходоков" по автобусам не жалует.

Непрозрачность сборов в автобусах подрывает доверие к благотворительному сектору

- Однажды я чуть не сцепился с парнем, который очень хамски себя вел. Я просил его не называться волонтером, раз он работает за процент от сборов. В ответ услышал грубую брань и заявление: "Собирали деньги и будем собирать!" В самих фондах любопытных уверяют, что подростки и студенты ходят по маршруткам безвозмездно.

- Им могут компенсировать некоторые расходы - на проезд, на еду. (В Воронеже активисты фондов заходят в маршрутки, только если водитель соглашается прокатить их бесплатно. - Прим. "РГ".) Но на это тратятся деньги тех спонсоров, которые жертвуют именно на работу фонда. Из тех средств, которые собираются в переносные ящики, все сто процентов поступают на лицевой счет нашей организации, а оттуда - благополучателям. Все ящики закрыты, вынуть деньги, не нарушив пломбу, нельзя. Раз в неделю мы комиссионно вскрываем ящики, номера пломб записываем, - сообщили на горячей линии "Созвездия добра".

"Россодействие", чей головной офис находится в Курске, в ответ на вопросы обычных воронежцев также сообщает, что его волонтеры трудятся бесплатно, а все принесенные ими деньги доходят до детей:

- Согласно ФЗ № 135 благотворительная организация может тратить на свои административные нужды до 20 процентов от общего сбора. У нас обычно уходит не более 10, и только на штатных сотрудников (юрист, бухгалтер), а не на волонтеров. Отчеты о доходах и расходах фонда мы направляем в минюст и публикуем на своем сайте. Если бы были нарушения, нам бы их давно поставили на вид. Кстати, на сайте минюста отчеты некоммерческих организаций выложены в открытом доступе. По ключевым словам "Созвездие добра" сервис выдает документы уже упомянутого московского фонда имени Олега Журавского. Поиск "Россодействия" не увенчался успехом.

Хоть где-то помогут

В обоих фондах подчеркивают, что на боксах и на сайтах организаций есть телефоны родителей - у них можно спросить, сколько денег прислали благотворители. Мамы без проблем идут на контакт - ведь от доверия жертвователей зависит судьба их детей.

Наталья Сафронова из Нижегородской области дважды пользовалась помощью "Созвездия добра" (Тамбов).

- Первый раз, летом 2018-го, нам перевели 87 тысяч рублей, мы на них прошли курс лечения. Второй раз нужно было 180 тысяч на курс реабилитации, сбор шел потяжелее - но мы не жалуемся, сколько дают, столько и дают. Для детей с ДЦП сложно найти средства. Реабилитация нужна постоянно, много раз, дорогостоящая. Мы обращались во многие благотворительные организации, но везде для таких ребят очередь, надо ждать не менее года. Местный нижегородский фонд нам только через два с половиной года смог помочь. Поначалу у меня были сомнения: Антон - директор фонда - сам нашел меня на сайте "ВКонтакте", предложил помощь. Позже поступали и звонки от людей, которые сомневались, что деньги дойдут. Но Антон мои сомнения развеял, перевод мы получили. По хештегу #МаксимСафронов можно найти в моем паблике фотографии и документы, подтверждающие, что мы прошли тот или иной курс, увидеть динамику.

В фонде говорят, что родители обращаются за помощью сами: "Заявки есть и из Тамбова, и из Воронежа, но их много, а организация у нас маленькая, всем сразу помочь не можем - приходится ждать своей очереди".

Ирина Картышова из Красноуральска подтвердила, что обратилась в "Созвездие добра" и дала согласие на сбор денег на оплату курса реабилитации в центре "Сакура". Ранее она возила туда дочь за свой счет, но стоимость занятий очень велика.

Как пояснили в воронежском благотворительном фонде "Добросвет", формально сбор наличных в боксы эффективен - подопечные подтвердят, что какие-то деньги до них доходят. Однако непрозрачность сборов на улицах и в автобусах подрывает доверие к благотворительному сектору.

- На самом деле люди очень хотят помогать, просто не знают, где и как. И если они однажды узнают, что их жертва была потрачена не по назначению, то в другой раз просто ничего не дадут. И дети, которые реально нуждаются в помощи, недополучат ее, - заключили в "Добросвете".

Прямая речь

Александра Роднищева, директор воронежского благотворительного фонда "Добросвет":

- Когда пожертвования собирают наличными в боксы, никто не вычислит, сколько денег ушло мимо кассы. Тем более если во вскрытии ящиков участвуют те, кто заинтересован изымать для себя определенную часть. Жаль, что нам не удается убедить транспортные компании в том, что водителям надо просто запретить впускать в салон таких активистов. Увы, в законодательстве не прописано, какие виды фандрайзинга являются разрешенными, а какие нет.

Кстати

Примеры того, как юные активисты с "копилками" оказывались, сами того не желая, орудием недобросовестных лиц, собраны на сайте stop-obman.info.

Так, общественники Костромы с 2014 года боролись с "волонтерами" движения "Лучик добра", за которым стоял печально известный фонд "Аурея", работавший по всей Европейской России. Они собирали средства на подопечных из других регионов - на улицах и в торговых центрах. По той же схеме в Твери средства в прозрачные боксы собирали под брендом фондов "Счастливые дети" и "Сильные дети".

Найти добросовестные благотворительные организации помогают интернет-площадки типа Dobro.mail.ru. Перед включением в такие агрегаторы фонды проходят тщательную проверку.

В регионах Общество Соцсфера Социология Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область Воронеж