20idei_media20
    17.01.2019 00:00
    Рубрика:

    Телеведущий Дмитрий Борисов - о критиках программы "Пусть говорят"

    Телеведущий Дмитрий Борисов - о критиках
    Выпуск программы "Пусть говорят" от 30 января 2018 года, где Виталина Цымбалюк-Романовская встретилась лицом к лицу с сыном Армена Джигарханяна, вошел в топ самых популярных программ прошлого года. Что называется, и года не прошло, а можно уже прогнозировать, что рейтинги и шоу от 15 января 2019 года, в которых семья Шукшиных продолжает борьбу за наследство, также будут зашкаливать.

    Кто только ни обсуждает, как теперь Ольга Шукшина - дочь Лидии Федосеевой-Шукшиной - выясняет отношения с племянницей. Им обеим устроена "Очная ставка". Программа так и называется "Больше нельзя молчать: Шукшины о семейной войне и разделе имущества". Кто только ни предполагает, какова могла бы быть на эти программы реакция Василия Шукшина, если бы он дожил до наших дней. Кто только ни удивляется, как Дмитрий Борисов не устает как ведущий принимать участие во всех этих, и не только, разбирательствах. Между тем Дмитрий Борисов ведет "Пусть говорят" вот уже полтора года - с августа 2017-го. При этом он остался на посту генерального продюсера цифрового ТВ "Первый канал. Всемирная сеть". Ведущему - 33 года, а выглядит он на 23. Почему красивый умный молодой человек выбрал такую карьеру? Как он реагирует на то, что происходит в эфире? Обозреватель "РГ" поговорила с Дмитрием Борисовым.

    Дмитрий, в свое время всех удивило, когда вы, серьезный и перспективный ведущий программы "Время", вдруг пошли в передачу, которая считается "желтой". Действительно ли программа, которую критикуют, называют "желтой", требует серьезного и взвешенного подхода?

    Дмитрий Борисов: Я постарался с самого начала подойти к "Пусть говорят" как к серьезной программе, которая позволяет всесторонне осветить историю, что находится в центре внимания. И судя по тому, что нам пишут зрители, у нас все получается. Иногда меня в комментариях называют чуть ли не следователем - говорят, устраиваю время от времени героям расспросы на грани допроса или ловлю их на несостыковках. Пытаюсь выслушать сначала одного, потом другого, чтобы в итоге составить более-менее объективную картину. Обычно на разных программах как выходит: покричали, поругались, обнялись, разошлись, забыли и сделали вид, что вчера этого ничего не было, и начали с чистого листа. У нас все-таки есть последовательность, и если мы и меняем отношение к чему-то или кому-то, то обоснованно, вместе с нашими зрителями. Если иметь в виду это, то да, какую-то долю серьезности, наверное, я в ток-шоу привнес. Хотя, конечно, программа остается в хорошем смысле таблоидной из-за той "вселенной", в которой мы находимся. Мы все равно освещаем истории, которые интересны максимально широкой аудитории. Другое дело - что, если постараться, интересно можно преподнести любую историю.

    Что вы чувствуете, когда ругают программу "Пусть говорят" и когда ругают вас?

    Дмитрий Борисов: Я не люблю делать выводы по заголовкам или по отдельным высказываниям. Мне всегда нужно докопаться до сути, и я пытаюсь анализировать. Одно дело, когда критика конструктивна и к ней стоит прислушаться: мы, как любой живой организм, готовы меняться и совершенствоваться. В целом я - человек, склонный к перфекционизму, и готов улучшать все до бесконечности. Другое дело, когда разливается просто желчь ради желчи. Или произносятся какие-то гадости просто для того, чтобы кого-то задеть, уколоть. Если я вижу, что это какая-то беспричинная история, в основе которой может быть все, что угодно, начиная от зависти и заканчивая глупостью, то на это проще не обращать внимания.

    Вы настолько сконцентрированный человек. У вас были ситуации за эти полтора года, когда бы вы растерялись на программе?

    Дмитрий Борисов: Не то чтобы растерялся, но бывают ситуации, которых не ждешь. Например, в прошлом году мы сделали не одну, а две программы с Ольгой Корбут - знаменитой советской гимнасткой, олимпийской чемпионкой. Готовясь к одной из них, я поехал к Ольге в гости в Аризону, где она сейчас живет. Она показала, как работает, как проводит время, что у нее осталось на память о родине. Была история, что она продала медали. Она объяснила - зачем. Собственно, об этом у нас была первая программа. После этого Корбут приехала в Москву, и мы сняли еще один выпуск "Пусть говорят", посвященный ей. По плану, она объявляла о том, что снова выходит замуж, уже за американца. Мы подготовились - на эфир приезжали родные из Белоруссии (оттуда родом Ольга Корбут), с которыми она долго не виделась, ее бывший муж, солист группы "Песняры" Леонид Борткевич, например, ее сестры. Была такая красивая программа-встреча, на которой выступали также ее коллеги по сборной, в том числе и Ренальд Кныш, который ее тренировал и собственно сделал звездой.

    "Были случаи, когда я плакал в эфире..."

    И в какой-то момент Ольгу вдруг прорвало. Она заговорила о том, что бывало всякое, и заявила, что Кныш ее изнасиловал перед Олимпиадой в Мюнхене. Той самой, где она победила и стала мировой знаменитостью. И для всех это было шоком, в том числе и для ее экс-мужа, который сказал, что ничего раньше не знал. Ренальд Кныш у нас был на связи, и все это слышал. У них с Корбут завязался яростный спор. Люди разделились на тех, кто верит ей и кто нет. И она была очень эмоциональна, и он очень убедительно отстаивал себя. Все это не было запрограммировано. Я не успел даже растеряться, потому что мы быстро принимали решение, что делать. В итоге жених-американец все-таки сделал ей предложение.

    А были случаи, и когда я плакал в эфире. Много экстренных эфиров, по разным поводам - к сожалению, часто печальным. И когда слушаешь такие рассказы, иногда просто не выдерживает нервная система...

    А какие вы сами выделяете выпуски года, которые в наибольшей степени повлияли на то, что ток-шоу "Пусть говорят" вышло на первые позиции в итоговых рейтингах 2018-го? Будет ли это, допустим, программа с Виталиной Цымбалюк-Романовской и Арменом Джигарханяном, или с Бари Алибасовым и Лидией Федосеевой-Шукшиной?

    Дмитрий Борисов: Любопытно, что конкретно в этом телевизионном сезоне у нас не было ни одной программы, посвященной Виталине и Джигарханяну. В начале года были - но это уже прошлый сезон. Понятно, что под конец 2018-го главными в эфире из историй "с продолжением" стали развод Евгения Петросяна с Еленой Степаненко, свадьба Лидии Федосеевой-Шукшиной с Бари Алибасовым на фоне долгого семейного конфликта с внучкой, с дочками.

    У нас есть и актуализированные истории из прошлого, которые тоже вносят в бренд "Пусть говорят" большой вклад. Например, тщательно исследованная и расследованная история советской кинозвезды Зои Федоровой, убийство которой так официально и не раскрыто. У нее - загадочная и интересная судьба, так же, как у ее дочери Виктории, которая жила в Штатах и умерла, не общаясь с собственным сыном. Мальчик (он же - внук Зои Федоровой) вырос, случайно, постфактум, узнал о смерти матери и теперь периодически приезжает к нам в Москву, а мы ездим к нему через океан, вместе копаемся в архивах, пытаемся понять, что произошло в действительности. Это такая негромкая, с точки зрения хайпа, история. Не развод Петросяна или, скажем, любовные перипетии Александра Серова, за которыми следят все каналы, но у нас вышло уже немало выпусков-серий о Федоровых, и всегда со стабильно высокими рейтингами. Зрители привыкли и к таким историям у нас, им тоже интересно во всем разобраться вместе с нами.

    Еще люблю классику жанра - когда у нас в эфире происходят супервстречи людей, которые много лет не виделись. Одна из последних ярких историй - про литовскую девочку Расу, которая 35 лет назад пострадала, потому что за рулем косилки пьяный папа не заметил ее в траве и... отрезал ноги. Потом их чудом пришили, потому что сохранили в замороженной рыбе. И молодой хирург в Москве совершил тогда немыслимое. А от девочки потом отказались родители, она выросла в приемной семье, вдали от сестры-близняшки. Программа добрая, неконфликтная, способная растрогать до слез. Почему-то все считают, что в "Пусть говорят" всегда конфликты, все кричат друг на друга, ссорятся и обзываются. Но у нас программы разные. И эти различные жанры в одном все вместе работают.

    Что за цифры вы называете в перерывах между эфиром на программе "Пусть говорят"? Это номера вопросов?

    Дмитрий Борисов: Когда разговариваю с аппаратной? Нет, это номера фрагментов видео, которые мы собираемся показывать. Программа же не имеет сценария как такового, в смысле написанных реплик. Все разговоры про это - миф. Она имеет верстку, которая по ходу эфира меняется. Конечно, готовясь, мы понимаем, где, в каком эпизоде, что примерно происходит, какие герои должны появиться, что примерно они могут сказать, в какую сторону свернет драматургия. Но, поскольку все - живые люди, то программа часто верстает себя сама. Например, у героя вдруг появилось настроение, и его потянуло на откровенность, рассказать что-то, к чему мы не были готовы, или, наоборот, - он решил не говорить того, чего от него все ждали. Исходя из этого, мы меняем драматургию по ходу. Поэтому на рекламной паузе мы с коллегами обсуждаем, как нам лучше "переверстаться": что поменять местами, что добавить-убавить и так далее.

    Почему вы не оставили работу генерального продюсера цифрового телевидения "Первый канал. Всемирная сеть"? И как вы успеваете и одно, и другое? Мне казалось, что такая программа, как "Пусть говорят", отнимает все время.

    Дмитрий Борисов: А ведь мы запустили в этом сезоне еще одну программу - под названием "Эксклюзив". Но работа в холдинге "Первый канал. Всемирная сеть" позволяет мне реализовываться творчески. Там я слегка "Карабас-Барабас" закадровый, придумываю форматы, продюсирую множество программ на разных наших каналах. И так просто по собственной воле от этого отказаться сложно. Это затягивает, и в моем случае даже больше эфира. Все говорят, что работа в кадре - зависимость, а вот я не могу определиться, что у меня больше вызывает привязанность: эфир в кадре или за кадром.

    Я не могу выбрать: мне нравится и то, и другое. Так устроен, что, переключаясь между разными задачами, делаю каждую из них лучше, чем если концентрируюсь на одной, которая может наскучить, и ничего не получится.

    Вы красивый молодой человек, в одной ипостаси топ-менеджер, в другой - ведущий. У вас остается какое-то время для себя, для нормальной молодежной жизни? Погулять, встретиться с друзьями?

    Дмитрий Борисов: Это очень важная часть жизни, без этого нельзя. Как только начинаются проблемы с этим, я начинаю задумываться о смене рода деятельности. Рано или поздно, думаю, придется выбирать, и мой выбор будет на стороне душевного комфорта.

    Программа "Пусть говорят" выходит с 2006 года - более 10 лет. Как вы считаете, долго ли у нас еще на телевидении продлится такая "расстановка сил", когда зрители будут вечером собираться на "Пусть говорят", и потом сразу же переходить на программу "Время"?

    Дмитрий Борисов: В мире, когда развиваются новые технологии, размывается линейное смотрение, люди часто выбирают смотреть программы, в том числе и "Пусть говорят", когда и где им удобно. Это возможно, например, благодаря сайту Первого канала. Но все равно есть что-то, что важно для ощущения человеком самого себя как части общества. Можно сколько угодно говорить о том, что телезрители уходят в интернет, и это правда, но она не отменяет того, что большие каналы - как столпы - все равно сохраняют свою миссию и главную функцию: позволять людям чувствовать себя частью общества. И тот эффект, который есть при просмотре телевизора, когда зритель понимает, что то же, что и он, смотрит еще огромное количество людей, ничто не заменит.

    Вы думаете, что "Пусть говорят" еще долго будет удерживать свои позиции?

    Дмитрий Борисов: Конечно, это - абсолютно магическая эфирная позиция, которая как магнит работает на зрителей. И наша главная задача - давать зрителям такой продукт и так их увлекать, чтобы у них не возникало желания от этой традиции добровольно отказываться. Наш опыт показывает, что рейтинги "Пусть говорят", несмотря ни на что, стабильно высокие и растут. Значит, мы на верном пути.

    Что ждать зрителю от программы "Пусть говорят" в новом году?

    Дмитрий Борисов: Продолжения того, что мы делаем. Программу, которая сделает все возможное для того, чтобы провести вечер с понедельника по четверг в компании с Первым каналом было интересно, продуктивно и приводило к каким-то внутренним для человека выводам и добрым результатам. Хочется быть желанным гостем в каждом доме, куда я прихожу каждый вечер.

    Между тем

    Программа "Пусть говорят" в течение 2018 года лидировала в рейтинге ТОП-100 на протяжении 12 недель, а 31 неделю входила в тройку самых популярных. К тому же вошла в рейтинг ТОП-100 самых популярных программ-2018. Дмитрий, как вы считаете, почему ток-шоу "Пусть говорят" выбилось в лидеры?

    Дмитрий Борисов: "Пусть говорят" очень точно, на мой взгляд, отражает нашу действительность и поднимает те темы, которые близки всем. Либо на примере звездных историй рассказывает о проблемах, с которыми сталкиваются все люди в своей ежедневной жизни, либо на примере ярких житейских историй обычных людей рассказывает о том, что действительно интересует всех, что все обсуждают, мимо чего не могут пройти.

    "Пусть говорят" - это и есть наша жизнь, преподнесенная в особом ключе. В ней не кричат ради сиюминутного успеха, желая сорвать куш в виде больших рейтингов и тут же забыть, чтобы завтра кричать совершенно противоположное, делая вид, что вчера ничего не было, как делают в некоторых других программах. Мы пытаемся максимально объективно освещать эти истории, предоставляя слово каждой из сторон. Если, конечно, соглашаются. То есть у нас есть попытка докопаться до истины и всесторонне и глубоко вникнуть в жизненные бытовые истории. Наши зрители к этому привыкли и перестали этого бояться, хотя некоторые люди, назовем их снобами, и делают вид, что всего этого не существует в их жизни.