31.01.2019 00:00
    Поделиться

    Максим Топилин: все о росте зарплат в 2019 году

    Министр труда и социальной защиты Максим Топилин рассказал "Российской газете", насколько вырастут зарплаты в этом году и стоит ли опасаться ужесточения конкуренции между молодыми и пожилыми работниками.

    Максим Анатольевич, как будет индексироваться зарплата бюджетникам, вошедшим в майские указы президента от 2012 года?

    Максим Топилин: Начнем с того, что никто не отменял требования по соотношению зарплат бюджетников из "майских" указов - врачей, учителей, социальных и научных работников - к средней по экономике в регионе. И мы жестко следим за сохранением соотношения. При этом в 2019 году субъекты из федерального бюджета получат на сохранение этого баланса дополнительно 100 млрд рублей.

    Насколько будет расти средняя зарплата в регионе, настолько региональные власти должны будут увеличивать заработную плату этим категориям работников.

    Конкретный размер и сроки повышения назвать нельзя - все зависит от ситуации в конкретном регионе, и у каждого региона своя схема повышения, это полномочие регионов.

    Но соотношение зарплаты "майских" категорий бюджетников со средней должно поддерживаться постоянно. И мы следим и будем следить за соблюдением пропорций в ежеквартальном режиме - сбором данных занимается Росстат.

    А что с бюджетниками, не попавшими в указы?

    Максим Топилин: Их заработная плата будет повышена с 1 октября 2019 года на 4,3%.

    А с зарплатами всех остальных работников в стране что будет происходить?

    Максим Топилин: По предварительной оценке, по итогам 2018 года рост реальных зарплат может составить около 7%. Такие темпы связаны и с доведением МРОТ до уровня прожиточного минимума (в 2018 году МРОТ вырос более чем на 40%), и с тем, что в начале 2018 года произошел серьезный рост зарплат бюджетников из майских указов президента.

    В новом году мы тоже ожидаем рост реальных зарплат, но более медленными темпами. По базовому прогнозу минэкономразвития, это 1,4 процента, но я полагаю, что рост будет несколько больше.

    Вы ожидаете каких-то изменений на рынке труда в 2019 году?

    Максим Топилин: Мы предполагаем, что будет расти регистрируемая безработица. Это связано с увеличением пособий по безработице, которые не повышались в России девять лет - с 2009-го по 2018 год. С 2019 года минимальное пособие по безработице составит 1500 рублей вместо 850, максимальное - 8000 рублей вместо 4900. Для людей предпенсионного возраста максимальное пособие вырастет до уровня минимального размера оплаты труда - 11 280 рублей. И это может послужить стимулом для некоторых безработных зарегистрироваться и получить пособие и другие услуги служб занятости.

    Из-за возможного роста числа официально зарегистрированных безработных на выплату пособий мы заложили в федеральном бюджете на 2019 год 52 млрд рублей - примерно на 1,1 млн безработных в месяц (сейчас их около 700 тыс.). Если официальных безработных будет больше, запросим дополнительные средства.

    Общая безработица не будет расти?

    Максим Топилин: Минэкономразвития прогнозирует, что общая безработица останется на уровне 2018 года - примерно 4,7-4,8%. В целом ситуация с безработицей спокойная.

    У вас нет опасений, что в связи с повышением пенсионного возраста пожилые люди будут больше задерживаться на своих рабочих местах и молодым специалистам из-за этого будет сложнее трудоустроиться?

    Максим Топилин: С одной стороны, по официальной статистике, молодежи среди безработных традиционно больше. В России доля безработных молодых - в возрасте 20-29 лет - составляет 34,3%, тогда как доля пожилых безработных старше 55 лет - 10,8%. Подобная ситуация наблюдается практически во всех странах, это обычное явление.

    С другой стороны, как правило, молодые и работники старших возрастов работают в разных "плоскостях" и мало конкурируют между собой. Конечно, нельзя утверждать, что на тех рабочих местах, где заняты пожилые, никогда не работают молодые. Но традиционно молодые специалисты занимают рабочие места в более динамичных отраслях - в малом бизнесе, IT-компаниях, финансовом секторе.

    Нужно иметь в виду и то, что молодежь сама не идет на смену пожилым в ряд секторов, например в сферу социального обслуживания населения. В том числе поэтому в рамках национального проекта "Демография" мы начинаем выделять средства регионам на обучение людей старших возрастов, чтобы они могли дольше оставаться на своих рабочих местах и соответствовать требованиям времени.

    Еще раз отмечу, что мы принимали решение об изменении пенсионного возраста в наиболее благоприятный для этого момент на рынке труда: молодежи на него в силу объективных демографических причин выходит сейчас и будет выходить в ближайшие годы мало. И безработица сегодня низкая.

    То есть вы не ожидаете ужесточения конкуренции между молодежью и пожилыми?

    Максим Топилин: Нет. Тем более начинается реализация национальных проектов, благодаря которым не только во многих сферах жизни произойдут значительные изменения, но и появятся новые рабочие места. Если мы говорим о развитии цифровой экономики, это дополнительный сектор занятости в первую очередь для молодых людей.

    Правда, есть мнение, что по мере цифровизации экономики потребность в некоторых профессиях будет уменьшаться, например в бухгалтерах, юристах. Возможно, так и будет, но без резких изменений. Все же рынок труда консервативен, перестраивается он не молниеносно, без жесткого схлопывания (за исключением периодов мирового кризиса). А потом, у нас есть огромный резерв - сокращение продолжительности рабочего времени. Если мы почувствуем, что у нас рабочей силы серьезный переизбыток (а в настоящий момент страна испытывает ее недостаток), есть еще один инструмент - продолжительность рабочей недели.

    Главное, чтобы зарплата вместе с ней не сократилась...

    Максим Топилин: Конечно. Для сокращения рабочей недели нужно еще одно условие - такой уровень экономики, который позволит работодателям платить, допустим, за 36 часов в неделю как за 40.

    С нового года работодатели будут нести уголовное наказание за увольнение предпенсионеров. А если им понадобится сократить штаты из- за модернизации, то что, молодых увольнять, а пожилых оставлять?

    Максим Топилин: Речь идет только о незаконном увольнении - по причине возраста, что является дискриминацией. Если увольнение происходит из-за сокращения численности работников, уголовного наказания не будет.

    Но никакой работодатель в здравом уме не напишет в приказе на увольнение, что делает это из-за возраста работника...

    Максим Топилин: Если в приказе указана другая причина, но работник уверен, что проблема именно в возрасте или его увольнение незаконно по другой причине, он может обратиться в инспекцию по труду, прокуратуру или суд и оспорить решение работодателя.

    С этого года начинается обучение людей предпенсионного возраста. Чему и как их будут обучать? Бюджет выделяет на это немало.

    Максим Топилин: Да, в нацпроекте "Демография" на это заложено 30 миллиардов рублей на 2019-2024 годы, по 5 млрд рублей в год. В 2019 году 3,4 млрд рублей уже распределено между регионами в виде субсидий. Еще 1,6 млрд рублей будет перечислено Союзу "Ворлдскиллс Россия", который имеет хороший опыт подготовки и переподготовки специалистов по мировым стандартам. Через год мы сравним результаты: кто лучше справился с задачей по переобучению предпенсионеров: регионы и службы занятости или Ворлдскиллс. За счет выделяемых средств граждане предпенсионного возраста - как ищущие, так и имеющие работу - смогут бесплатно повысить квалификацию и получить новые профессиональные навыки. В течение шести лет мы планируем обучить 450 тысяч человек, по 75 тысяч человек в год. Для сравнения: сейчас службы занятости на средства региональных бюджетов переобучают ежегодно порядка 17-18 тысяч человек.