Новости

07.02.2019 00:00
Рубрика: Культура

Зачем нам нужна "Айка"

Режиссера Сергея Дворцевого заинтересовало, почему женщины-мигрантки массово отказываются от детей. С этого начался фильм
Фильм "Айка" в этом году был включен в шорт-лист "Оскара" в номинации "Лучший фильм на иностранном языке". На соискание премии картина была выдвинута Казахстаном. Но это всего лишь киноигры, поскольку сделан фильм в копродукции пятью странами - Россией, Германией, Китаем, Польшей и Казахстаном. Место действия в картине - Москва.

Режиссер Сергей Дворцевой, родившийся в Казахстане россиянин, он учился на Высших курсах сценаристов и режиссеров в Москве. Поэтому фильм не в меньшей степени российский, чем казахский. На Каннском кинофестивале в 2018 году исполнительница главной роли Самал Еслямова получила приз за лучшую женскую роль. Напомним, что предыдущий фильм Сергея Дворцевого "Тюльпан" был также награжден в Каннах - стал победителем программы "Особый взгляд". В российский прокат "Айка" выходит 14 февраля, и каждый зритель, вслед за профессионалами, сможет оценить мощь этого почти двухчасового фильма и рассказанной в нем истории, когда без всякой виртуальной реальности и компьютерных спецэффектов превращаешься на время сеанса в девушку-мигранта и живешь всеми ее проблемами. У обозревателя "РГ" после просмотра буквально земля ушла из-под ног, фильм - нелегкое переживание. Накануне выхода в прокат мы поговорили с режиссером Сергеем Дворцевым о его работе.

Для меня было шоком, что мужчина взялся за тему, от которой даже сами женщины бегут. Вы - отец двух дочерей, поэтому?

Сергей Дворцевой: Любопытство - это главная движущая сила для всего. Я прочел данные статистики: году в 2012-2013 порядка 250 детей было оставлено ими в роддомах Москвы. Мне стало интересно, почему именно киргизки так массово отказываются от детей. Я - русский из Казахстана, я знаю азиатских женщин, их природу. Они очень внимательны к детям. Там значительно меньше оставляют детей в роддомах и детдомах. Намного меньше, чем в России, и, наверное, чем в Европе. Я задался вопросом - почему так происходит. И когда начал узнавать подробности, понял, что хочу об этом сделать фильм. А потом встретил женщину с похожей судьбой. Уже не помню, как ее звали, я только раз с ней поговорил.

Вы известны как режиссер-документалист. Почему вы от неигрового кино пришли к игровому?

Сергей Дворцевой: Потому что в неигровом кино существует барьер, за который не зайдешь. Это барьер личный, барьер частной жизни. Ты понимаешь, что человеку будет плохо, если ты глубоко войдешь в его жизни. Ты можешь коснуться каких-то очень тонких вещей в его душе, и потом он тебя не поблагодарит за это. А вот фильм "Айка", например, никогда не снимешь документально. Поэтому сейчас я делаю игровое кино, хотя документальное очень люблю.

Найдутся те, кто вас наверняка обвинит в том, что за рубеж прорываются только те наши фильмы, где есть негатив. Что вы ответите?

Сергей Дворцевой: Да глупости все это, ерунда! Я даже был удивлен, что мы прошли в шорт-лист "Оскара". Я думал, что наша картина совершенно некоммерческая, а потому туда не попадет. К счастью, киноакадемики, которые отсматривают конкурсные фильмы, разбираются в кино. Да и тема, которую мы поднимаем, безусловно, важна. Думаю, что успех нашей картины связан с тем, что тема мигрантов и взаимного с ними существования - горячая для любой страны.

Но снять на такую тему можно по-разному. Когда я смотрела "Айку", то думала: неужели в других странах мигранты живут в таких же диких условиях?

Сергей Дворцевой: По-разному живут. Вот почему у нас они живут по 10 человек в одной комнате? Не потому, что Москва такая жестокая. Обстоятельства такие, поодиночке они не потянут снимать квартиру в Москве. И они платят за место для матраса - оно стоит 4 тысячи рублей в месяц, а все остальные деньги отправляют домой. Я стремился сделать такой фильм, где не было бы показано, что кто-то хороший, а кто-то плохой. В жизни всё сложнее. Вы видите в фильме, что Айку обманывают свои же. Как это ни парадоксально. Просто Москва - такой мегаполис, где люди внимания не обращают на маленького человека, и никому нет разницы, как он живет.

Как вы нашли Самал Еслямову?

Сергей Дворцевой: Я заметил ее еще на кастинге моего предыдущего фильма "Тюльпан" - молодую театральную актрису из Петропавловска, что в Северном Казахстане. Мы тогда как-то случайно "сети закинули" и поймали ее. Потом Самал окончила ГИТИС, и я знал, что именно она может сделать этот фильм. То есть для меня именно женская тема не являлась главной, мне была интересна судьба человека. Но когда я уже начал погружаться в материал, то понял, как там важна физиология.

У вас она очень подробно показана. Даже на собаке.

Сергей Дворцевой: Просто я осознал в какой-то момент: либо на эту тему говорить серьезно, либо не касаться вообще. Потому что делать о жизни мигрантов приятный фильм-мелодраму нельзя. В их жизни все намного жестче.

Как они вас пустили в свою жизнь? Или это постановочные кадры? Например, хостел "Солнечный", где один человек живет на одном квадратном метре?

Сергей Дворцевой: Конечно, хостел снимали в декорациях, это же художественная картина. Но люди, которые снимались, настоящие. Они действительно так жили.

То есть они - не профессиональные актеры?

Сергей Дворцевой: Помимо Самал в фильме есть и 3-4 профессиональных актера. Например, у Давида Алавердяна, который сыграл хозяина этого хостела, актерское образование есть, правда, по профессии он на тот момент не работал. Остальные - непрофессионалы. Мы создавали ситуацию, а они жили там, как обычно живут люди. Но для того чтобы мигранты пустили к себе, обязательно нужно время. Они не пустят просто так, нужно, чтобы они тебе доверяли. Иногда спросишь: можно посмотреть, как вы живете. Они даже говорили иногда: приходи. Договорились, все отлично. А потом, за 5 минут до моего прихода, звонили и отказывались: извините, нельзя, потому что соседи против. Они боятся всего и всех, не только полицию.

А у Самал есть дети?

Сергей Дворцевой: Нет. Но она актриса мощная, мирового уровня. Главное, чтобы у нее в будущем находились режиссеры, которые оказались в состоянии работать на таком же уровне, как она.

А какие планы у вас дальше? Будете ли работать с Самал?

Сергей Дворцевой: Планы разные. Есть картины, которые хочу делать в России, сейчас я разрабатываю некоторые идеи. Есть проекты в других странах, куда меня приглашают. У Самал сейчас много предложений, она стала очень популярна. А в Казахстане она суперпопулярна, даже страдает от этого, потому что не привыкла. И, конечно, я хочу с ней работать. А как не хотеть работать с первоклассными актерами?

Сколько времени вы снимали "Айку"?

Сергей Дворцевой: Шесть лет. Долго.

Подпись под фото

Сергей Дворцевой: Когда Самал получила приз за лучшую женскую роль в Каннах, я почувствовал огромную радость, я был просто счастлив. У меня в это мгновение как будто промелькнуло все время работы с ней, все эти шесть лет. Я даже думаю, что для фильма это самый лучший приз, который можно было получить, самый справедливый. Не знаю, есть ли еще актриса, которая способна была бы сделать такую работу, как она. Это - больше, чем актерство. Нужно было посвятить этому образу часть жизни, прожить все это.

Дословно

Многие слышат - "Оскар", Канны, "Айка", но не знают, что пройти через этот фильм - нелегкое испытание, и вы даете зрителю весьма непростой опыт.

Сергей Дворцевой: Как говорят нейробиологи, человеческому мозгу, чтобы он не деградировал, а развивался, нужны сложные вещи - книги, зрелища. Поэтому я считаю, что мое дело как режиссера - сделать максимально глубокий, настоящий фильм. Если зрители этого не понимают сегодня, значит, поймут завтра. Недавно, когда был в Казахстане, обратил внимание: люди сидят и смотрят на DVD какой-то фильм. И слышу, что там в принципе нет звука! Одни диалоги и больше никаких звуков, абсолютно. А они этого и не замечают. Спрашиваю: как же так? Они отвечают: герои же разговаривают. Понимание зрителя иногда сведено до примитива. И что теперь, без звука фильмы делать, если некоторые зрители его не слышат?

Вопрос - ответ

В России и в Каннах - одна версия фильма?

Версия, которую увидят зрители в кино, отличается от той, что была показана в Каннах? Сколько на сегодняшний день существует версий фильма?

Сергей Дворцевой: Окончательная уже одна. Просто получилось так, что Тьерри Фремо - директор Каннского кинофестиваля - посмотрел фильм за месяц до его начала, и ему понравилось. Он пообещал взять в конкурс, если закончим.

Он посмотрел еще не оконченную работу?

Сергей Дворцевой: Фремо посмотрел смонтированные первые 40-50 минут. Времени до начала Каннского кинофестиваля осталось мало, а он знал, что мы работаем долго. Но я дал слово! И потом вынужден был форсировать съемки и все делать очень быстро. Но я уже тогда знал, что мы не успеем сделать окончательный вариант. Поэтому принял решение: покажем рабочую версию, а дальше буду дорабатывать, иначе бы я не согласился. В результате на кинофестивале мы показали не финальный вариант, но фильм был принят хорошо и получил приз.

Насколько в итоге отличается версия, за которую Самал Еслямова получила приз на Каннском фестивале, от того, что сейчас люди увидят в прокате?

Сергей Дворцевой: Процентов на 30. Дело в том, что когда в Каннах показываешь картину, то весь мир ее воспринимает как готовую. Никому не докажешь, что на самом деле она не окончена. В Канны не берут черновиков, люди не понимают, что бывают разные ситуации. Сразу после Канн и другие фестивали начали просить картину. В результате на всех фестивалях, где картина победила, была показана новая версия. Она же была подана и на "Оскар", где была отобрана в шорт-лист. И именно эта версия пойдет в прокат.

У вас было желание сокращать? На самом деле мое зрительское впечатление - там ни убавить, ни прибавить - тот случай, когда два часа абсолютно оправданны.

Сергей Дворцевой: Хронометраж "Айки" изначально был под два часа. Нынешняя версия длиннее каннской минут на 5-7. Когда я делаю картину, я никогда не смотрю на часы. Просто чувствую энергию. Где картина должна закончиться, там это и происходит.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники