Новости

11.02.2019 20:28
Рубрика: Власть

Кабул вне игры?

Посол РФ в Афганистане Александр Мантыцкий - о требованиях талибов и слабости афганской армии
Президент Афганистана Ашраф Гани заявил, что готов разрешить движению "Талибан" (запрещено в РФ) открыть свои представительства в некоторых провинциях страны, включая столичный регион. Впрочем, сами талибы от такого предложения отказались, сказав, что их вполне устраивает существующий офис в Катаре, на базе которого боевики проводят в настоящее время переговоры с США, обсуждая условия вывода американских войск из Афганистана. Таким образом талибы еще раз дали понять, что правительство страны им не указ. О том, как выглядит ситуация в Афганистане без иллюзий, "РГ" рассказал посол РФ в Кабуле Александр Мантыцкий.
Посол России в Афганистане Александр Мантыцкий. Фото: Михаил Джапаридзе/ ТАСС Посол России в Афганистане Александр Мантыцкий. Фото: Михаил Джапаридзе/ ТАСС
Посол России в Афганистане Александр Мантыцкий. Фото: Михаил Джапаридзе/ ТАСС

Насколько успешно продвигаются переговоры США и талибов? Иногда складывается впечатление, что соглашение вот-вот будет достигнуто…

Александр Мантыцкий: Действительно, в последние месяцы мы стали свидетелями неоднократных контактов представителей США и Движения талибов. Последние переговоры в Дохе длились заметно дольше - целых 6 дней. На этой встрече обсуждались вопросы отказа талибов от поддержки других террористических группировок, вывод иностранных военных с территории Афганистана, прекращение огня и начало мирного диалога талибов с официальным Кабулом. Подвижек удалось добиться только по первым двум пунктам, хотя в отношении сроков вывода контингентов США и НАТО до сих пор нет определенности. Так что говорить о скором урегулировании в Афганистане пока преждевременно. Талибы по-прежнему выдвигают условием начала межафганского диалога вывод иностранных военных из страны, отвергая призывы официального Кабула сесть за стол переговоров. Безусловно, сегодняшние усилия американцев направлены на то, чтобы сдвинуть мирный процесс "с мертвой точки". Но пока что субстантивный диалог между Вашингтоном и талибами находится лишь на начальном этапе.

Какова роль РФ в афганском урегулировании в настоящее время? Насколько серьезно в Кабуле воспринимают московскую переговорную площадку?

Александр Мантыцкий: Россия заинтересована в установлении мира в Афганистане. Афганские события отдаются эхом в соседних государствах, в том числе в странах Центральной Азии, наших близких партнерах. Считаем, что наиболее эффективную помощь в решении насущных задач нацпримирения в Исламской республике Афганистан (ИРА) может оказать взаимодействие государств региона - Ирана, Пакистана, Индии, Китая, центральноазиатских государств и, конечно, Афганистана при подключении основного внешнего донора - США. Именно для этих целей нами был инициирован так называемый Московский формат по Афганистану. Мы надеемся, что он станет импульсом к началу межафганского мирного диалога, тем более что встреча в Москве получила позитивный отклик со стороны ряда афганских политиков и парламентариев.

При этом афганское правительство демонстрирует скептическое отношение к Московскому формату. Обращает на себя внимание двуличность линии Кабула. Тот факт, например, что талибы отказались встречаться с официальной афганской делегацией в Абу-Даби в декабре 2018 года, в то время как в Москве их разговор с посланцами из Кабула состоялся, в Арге (президентском дворце в Кабуле - "РГ") предпочитают замалчивать. Двусторонние контакты Вашингтона с Движением талибов подаются в основном через позитив, в то время как транспарентные усилия Москвы вызывают обратную реакцию.

Недавно в Москве состоялась встреча под названием "Межафганский диалог". Ее инициатором стала афганская диаспора в России и ряде стран Азии и Европы. В мероприятии приняло участие "созвездие" афганских политиков - экс-президент ИРА Хамид Карзай, Мухаммад Юнус Кануни, Атто Мухаммади Нур, Мохаммад Исмаил-хан, Ханиф Атмар, Залмай Расул, Нурулхак Олюми, Анвар Ахади, представители Гульбеддина Хекматьяра, Абдул-Рашид Достума. От талибов во встрече участвовали бывшие функционеры Движения - Вакиль Ахмад Мутаваккиль, Абдул Салям Заиф, а также руководство офиса Движения талибов в Дохе. Надеемся, что оно послужит отправной точкой для запуска инклюзивного всеафганского диалога.

Что представляют собой нынешние власти Афганистана. Почему при новом президенте стало больше терактов?

Александр Мантыцкий: Сейчас у власти в Афганистане находится так называемое Правительство национального единства, сформированное по итогам соглашения, достигнутого под нажимом американцев, между основными претендентами на президентский пост в 2014 году - Ашрафом Гани, нынешним президентом ИРА, и Абдуллой Абдуллой, который стал главой исполнительной власти. Взаимоотношения руководителей государства складывались непросто, периодически между ними вспыхивали конфликты из-за соперничества. Состав кабинета министров неоднократно претерпевал значительные изменения, руководители ряда ведомств по нескольку месяцев оставались в статусе исполняющих обязанности из-за отказа парламента утверждать их в должности. Наиболее ярким эпизодом противостояния исполнительной и законодательной ветвей власти стало вынесение депутатами Нижней палаты Национальной ассамблеи ИРА вотума недоверия сразу семи министрам в ноябре 2016 года.

Ситуация в сфере безопасности в период работы правительства национального единства ухудшилась. По сравнению с 2014 годом боевая и террористическая активность талибов и других группировок вооруженной оппозиции заметно возросла. Это во многом связано с уменьшением численности иностранных военных контингентов, ранее бывших гарантом сохранения относительной стабильности в стране. Как мы видим, афганские национальные силы безопасности пока еще неспособны самостоятельно отражать натиск со стороны вооруженной оппозиции.

Срок работы действующего правительства истекает, на 20 июля намечены президентские выборы. Исход голосования может привести к заметным изменениям во внутриполитическом ландшафте страны.

Говорить о скором урегулировании ситуации в Афганистане преждевременно

Можно ли говорить о постепенном росте профессионализма в афганской армии? Если Америка действительно выведет большую часть войск, то смогут ли афганские армия и полиция контролировать ситуацию?

Александр Мантыцкий: Афганским национальным силам безопасности оказывается мощная международная помощь, в том числе в части повышения квалификации сотрудников силовых структур. Россия тоже вносит свой вклад в эту работу. Ежегодно порядка 300 силовиков из ИРА, включая представителей МВД, Минобороны и спецслужб, проходят в российских образовательных учреждениях профильные краткосрочные тренинги, а часть из них - зачисляются на долгосрочное обучение. Однако рекордно высокий уровень потерь среди афганских национальных сил безопасности в 2018 году свидетельствует о низком качестве их подготовки и оснащения. Кроме того, численность армии и полиции сокращаются также за счет дезертирства. Полагаем, что натовская миссия "Решительная поддержка" не справляется со своей основной задачей по созданию боеспособных афганских силовых структур, которые были бы в состоянии самостоятельно защитить страну и обеспечить правопорядок в ней.

Если талибы и США действительно договорятся, то результаты этих договоренностей должны быть доведены до сведения правительства и широкой общественности Афганистана, а также стран региона, деятельность которых взаимосвязана между собой. Выводу американских войск из ИРА должны предшествовать меры укрепления афганских национальных сил безопасности, способных самостоятельно и в полной мере контролировать ситуацию в стране.

Сколько процентов Афганистана примерно контролирует в настоящее время "Талибан"?

Александр Мантыцкий: Распределение подконтрольных враждующим сторонам территорий неоднородно и зависит от типа местности. Труднодоступные для правительственных сил районы чаще подвергаются угрозе захвата со стороны боевиков. Ситуация на местах меняется ежедневно. Если же говорить обобщенно, по нашим оценкам под контролем Движения талибов находится не менее 50 процентов афганской земли.

Какова ситуация с ИГИЛ в Афганистане? Действительно ли они контролируют отдельные районы, в том числе в Горном Бадахшане на границе с Таджикистаном?

Александр Мантыцкий: Деятельность "Исламского государства"( запрещена в РФ) - действительно существенный фактор деградации обстановки в Афганистане. Игиловцы стремятся увеличить численность боевиков на севере страны, в том числе на границе с Туркменистаном и Таджикистаном, чтобы превратить север в плацдарм для экспансии в государства Центральной Азии. В настоящее время в Афганистане находятся, по разным оценкам, от 3,5 до 10 тысяч игиловцев. Афганские и натовские официальные лица старательно преуменьшают исходящую от этой группировки угрозу и заявляют, что ее численность в ИРА не превышает 2 тысяч человек. ИГИЛ регулярно осуществляет крупные теракты в различных районах страны, сопровождающиеся большим количеством жертв среди мирного населения. Афганское "крыло" ИГИЛ в зимний период сконцентрировалось на перегруппировке своих сил и наращивании потенциала. Они активизировали пропаганду, чтобы привлечь новых членов из числа местного населения. В то же время, по нашим данным, в провинции Бадахшан нет ни одного уезда, находящегося под контролем игиловцев. Хотя, согласно имеющейся информации, отдельные отряды боевиков ИГИЛ в данном районе все же присутствуют, используя труднодоступную местность для временного укрытия.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Власть Работа власти Внешняя политика В мире Ближний Восток Афганистан Правительство МИД
Добавьте RG.RU 
в избранные источники