Красит ярким цветом

Красит ярким цветом

Текст: Артем Локалов
Видео: Игорь Давыдов
Как художник Владимир Овчинников радует жителей и раздражает власти Боровска.

Древние русские города известны своими народными промыслами - игрушками, посудой, вышивкой, росписью. В Боровске ничего такого не было: он известен как центр старообрядчества на Руси, как место, где работал учителем основоположник космонавтики Константин Циолковский...

Но с некоторых пор в Боровск едут и для того, чтобы посмотреть на роспись. Точнее, стенопись, как назвали творчество Владимира Овчинникова. Он расписывает фасады домов.

- В какой-то момент у меня стал падать интерес к мольберту, - рассказывает художник, глядя на свой город с кручи над рекой Протвой. - Казалось, исписался. Но местный художник Вячеслав Черников рассказал, что в Прибалтике видел роспись по домам. Я сразу ему ответил: да, это надо пробовать.

Картина первая. "Глобус" и репрессии

Что изображать на фасадах? Овчинников стал советоваться с народом. Многие высказывались за историческую тему. С ней не испишешься. И вот со стен уже несколько лет на нынешних жителей смотрят их предки. Или не смотрят даже - занимаются своими делами. Ведут торговлю, собирают урожай, чаевничают... Так прошлый Боровск встретился с нынешним.

Каждый рисунок дополняют стихи жены мастера - Эльвиры Частиковой. Кисть и слово - чем не основа? Один из альбомов-путеводителей по городу, составленный по картинам Овчинникова, так и называется.

Владимир Овчинников рядом с "Глобусом Боровска".
Фото: Игорь Давыдов

Боровск - небольшой город в Калужской области. Но, глядя на работы Овчинникова, становится ясно, что это целый мир. Неудивительно, что на одной из картин в самом центре он нарисовал глобус Боровска:

- Прежний мэр Александр Егерев дал мне карт-бланш. Говорил, рисуй, как хочешь, можешь даже эскизы не показывать. А новый мэр, посмотрев на "Глобус", сделал так, что мне выписали взыскание. Мол, испортил стену.

После этого художник ходил к Егереву, тот предоставил все бумаги - и суд решение о штрафе отменил. Но власти с тех пор вымарывают некоторые произведения Овчинникова. Особенно те, что связаны с политическими репрессиями. В Боровском районе более двух тысяч людей, которые им подверглись.

Картина вторая. Наполеон: профиль и анфас

На заборе вдоль дорожки, ведущей к пешеходному мосту через реку, - целая галерея. С картин смотрят выдающиеся люди Боровска и окрестностей. Все - выходцы из XIX века. Адмирал Сенявин, математик Чебышев, философ Федоров… А в ХХ веке - пустое окошко.

- Потому что умных людей или уничтожили, или выдавили за границу, - объясняет Овчинников.

Краевед Антипов и поэт Прокошин в галерее Боровска.
Фото: Сергей Михеев
 

И все же есть те, кто оставил свой след в истории. Может, и не такой яркий. Вот краевед Антипов, занимавшийся историей Пафнутьева монастыря и создавший его музей. Вот поэт Прокошин, написавший, как любит осенние тополя и провинцию в желтой накидке.

А вот репродукция картины Прянишникова "В 1812 году", на которой французы бредут по заснеженной России, разбитые и замерзшие. Она дополнена изображением Наполеона в профиль и анфас.

Владимир Овчинников и Наполеон.
Фото: Сергей Михеев

- Как фото преступника, - кивает художник. - Наполеон ведь останавливался в Боровске в 1812-м. А Илларион Михайлович Прянишников - родом из села Тимашово в семи километрах отсюда.

До недавнего времени были здесь и изображения, списанные с тюремных фотографий репрессированных боровчан, и картина, посвященная крестьянскому восстанию в этих местах в 1918-м. Закрасили…

Картина третья. Футбол и голуби

Улица Советская в Боровске меньше всего похожа на советскую. Деревянные дома, огороды и речка, плетущая травы по берегам. Это место любят художники - и местные, и приезжие. А стихи на картинах Овчинникова здесь - с легким французским акцентом:

По воздушным ямам самолетик
К берегу лазурному летит.
Помахала бы ему, да сложно -
Прижимаю Родину к груди.

К Владимиру Александровичу многие идут с просьбой нарисовать что-нибудь на их доме. Но не знают, что именно. Овчинников знает. Не только историю, но и людей. Так на одном фасаде появился фрагмент из фильма "Любовь и голуби", на другом - эпизод из футбольного матча с участием олимпийского чемпиона Алексея Парамонова.

Алексей Парамонов на Советской улице.
Фото: Сергей Михеев

- Отец хозяйки дома был заядлым голубятником, - объясняет автор. - В 1960-70-х здесь было две главные страсти: голуби и футбол. А Парамонов родился в Боровске. Отец Алексея Александровича держал здесь скобяную лавку. Вскоре после того, как в 1920-х годах семью Парамоновых лишили избирательных прав, то есть применили репрессии, они перебрались в Москву.

Цыганский мотив - на фронтоне покосившегося дома, где живут цыгане. Когда Овчинников предложил его обитателям украсить хибару, те сначала не поверили, а потом долго благодарили мастера.

- Сейчас таких сцен, конечно, не увидишь, - смотрит на цыганский танец под крышей Овчинников.

Картина четвертая. Пушкин и "Звездолет"

Собрание боровских купцов тоже осталось только на картине. Они пьют чай, сидя за столом и поглаживают бороды, смотрят на церкви. До нынешнего времени сохранились далеко не все. И Успенская (теперь - Ленина) улица, по которой, как в деревне, в ту пору разгуливали гуси и свиньи, теперь выглядит иначе.

Чаепитие в Боровске.
Фото: Артем Локалов

- Пушкин своему другу Петру Каверину так и писал сюда: "Каково поживаешь ты там в свином городке?" - рассказывает художник, стоя рядом с картиной, на которой и Пушкин, и поросята, и бор.

Действительно: название Боровск скорее не от слова "бор", а от слова "боров". Так что Пушкин прав. Но народу хочется, чтобы был "бор". Так красивее.

Александр Пушкин называл Боровск свиным городком.
Фото: Игорь Давыдов

Как раз на опушке бора "приземлился" и "Звездолет" Овчинникова. Так он назвал округлый заброшенный отстойник. Теперь на борту, судя по изображениям в иллюминаторах, - известные люди, связанные с космосом. Это не только местные - Циолковский, учительствовавший здесь в начале прошлого века, или Федоров, в 1860-х преподававший тут, а потом заведовавший читальным залом Румянцевской библиотеки.

"Звездолет" Владимира Овчинникова приземлился на опушке соснового бора.
Фото: Игорь Давыдов

Здесь и Гагарин, и Королев, и Армстронг, и Лемм, и Комаров. Даже Хокинг с Маском.

Хочется спросить: "Как тебе такое, Илон Маск?" Но в стихотворении на борту "Звездолета" есть другое важное обращение:

Оставьте и вы звездный след свой на грунте

Выбор редакции