Новости

03.03.2019 18:54
Рубрика: Общество

Искал и не сдавался

С академиком Жоресом Алферовым простятся 5 марта
В пятницу, 1 марта, не стало Жореса Ивановича Алферова. Эта скорбная весть из Петербурга, где на 89-м году умер выдающийся ученый и несгибаемый человек, заставила всех, кто знал академика Алферова, работал рядом с ним или учился у него, вспоминать ушедшего живым и деятельным во всех проявлениях его многогранной натуры.
В Академии наук и в Государственной Думе мнение академика Жореса Алферова было всегда значимо и весомо. Фото: РИА Новости В Академии наук и в Государственной Думе мнение академика Жореса Алферова было всегда значимо и весомо. Фото: РИА Новости
В Академии наук и в Государственной Думе мнение академика Жореса Алферова было всегда значимо и весомо. Фото: РИА Новости

Многое из того, что нас окружает и к чему мы успели привыкнуть - лазерные диски, светодиоды и приборы на полупроводниках, мобильный телефон и оптоволоконные сети, стало возможным и развивается во многом благодаря открытиям Жореса Алферова, работам его соратников и учеников.

В 2000-м, в год присуждения академику Алферову Нобелевской премии по физике за создание полупроводников на гетеропереходах, он признается: "Всю жизнь я следую принципу "бороться и искать, найти и не сдаваться". Очень важно при этом понимать, за что ты борешься".

В конце 60-х, когда шло острое соперничество с американскими фирмами Bell Telephone, IBM и RCA (а этих монстров и между собой!) за то, кто первый разработает промышленную технологию полупроводников на гетероструктурах, о небольшой лаборатории в ленинградском Физтехе мало кто знал. Да и свои в успех не очень верили.

"Заниматься гетеропереходами его отговаривали многие научные сотрудники, в том числе и его шеф, заведующий лабораторией Владимир Максимович Тучкевич, - вспоминал позднее друг и коллега Жореса Алферова по работе в Физико-техническом институте им. А.Ф. Иоффе академик РАН Борис Захарченя. - Приборы на гетероструктурах не получались. Именно за это, казалось бы, безнадежное дело взялся Жорес. Это было похоже на описанные Цвейгом фантастические усилия Магеллана, искавшего на старых портоланах (старинных географических картах) свой paso - пролив между Атлантическим и Тихим океанами, в который он уверовал и ожидал, что именно этот paso откроет необозримые горизонты для новых находок".

И что же? В 1968 году на одном из этажей Физтеха "загенерил" первый в мире гетеролазер. А через два года Жорес Алферов и его сотрудники Ефим Портной, Дмитрий Третьяков, Дмитрий Гарбузов, Вячеслав Андреев, Владимир Корольков создали полупроводниковый гетеролазер, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре.

По словам Бориса Захарчени, "Paso в новый мир электроники был открыт. Вслед за лазером на гетеропереходах были созданы многие другие приборы, вплоть до преобразователей солнечной энергии".

Выдающийся ученый-физик, организатор науки и ее популяризатор, педагог, наставник, умудренный жизнью законодатель и незаурядный полемист - Жорес Иванович Алферов и в зрелом возрасте не изменил своим жизненным максимам. Он до последнего дня отстаивал, где только мог, интересы российской науки. Не чиновников от нее, а тех, кто непосредственно связан с организацией фундаментальных исследований и поисковых работ.

"Чрезвычайно вредным является усилившееся противопоставление академической науки и вузовской, - с беспокойством и болью говорил он в одном из интервью "Российской газете". - Да, нужно развивать науку в университетах. И тому есть много достойных примеров. В вузах Томска и в целом по Сибири сегодня хорошие достижения. Но никогда не нужно противопоставлять академию и университеты. Вузовская наука может успешно развиваться, только используя научный потенциал Академии наук".

Жорес Алферов: Учиться сейчас тяжело. Но прыжок в будущее будет успешным, если мы угадаем, из каких совместных направлений будут рождаться новые революции в науке

Не боясь показаться ретроградом и вызвать град критики в свой адрес, не говоря уже о затаенной обиде кураторов из ФАНО и минобрнауки, он мог открыто - с думской трибуны или со страниц газеты - заявить о своем несогласии с навязанными псевдореформами. Вот одно из таких суждений, оставшееся для истории на страницах "Российской газеты":

"Не могу обойти и популярный сейчас тезис о конкурсном финансировании науки. Говорят - "не будем финансировать вывески", а будем распределять деньги по конкурсу и только под проекты. Абсолютизация такого подхода говорит о глубоком непонимании того, как устроена и развивается наука. Конкурсная основа хороша в виде добавки к основному финансированию. Если вы ориентируетесь на США, то должны знать, что Национальный научный фонд - это 3 процента общего бюджета на науку. Можно поощрять молодежь, можно выделять отдельные проекты. Но, простите, основное финансирование - это и есть базовое финансирование. Только нужно знать, что за какой "вывеской" скрывается. Уверяю вас, что нынешнее конкурсное финансирование - это не решение проблем, а часто просто распиливание денег..."

Через два неполных года после того как в Стокгольме, в стенах Шведской королевской Академии наук Жорес Алферов получил Нобелевскую премию по физике, в России было решено учредить не менее престижную премию по энергетике. Жорес Иванович был у истоков этой инициативы, и он же первый публично анонсировал ее на "Деловом завтраке" в "Российской газете" в ноябре 2002 года.

Подробный отчет о той беседе нобелевского лауреата с журналистами "РГ" и его рассказ, кем и для чего учреждается Международная премия "Глобальная энергия", был опубликован в выпуске "Российской научной газеты". А первыми обладателями "ГлЭна", как стали именовать новое отличие для ученых, ведущих фундаментальные и прикладные исследования в связанных с энергетикой областях, оказались профессор Иллинойского университета (США) Ник Холоньяк, российский академик, в то время - вице-президент РАН Геннадий Месяц и еще один американец - Ян Дуглас Смит из Titan Pulse Sciences Division.

Как отметил тогда на правах председателя Международного комитета по присуждению премии "Глобальная энергия" академик Жорес Алферов, "мы намеренно приняли решение в первый год вручения премии отметить тех ученых, чья деятельность имела и имеет поворотное значение как для века минувшего, так и для исследований ближайшего будущего".

Ник Холоньяк был отмечен первым "ГлЭном" за основополагающий вклад в создание кремниевой силовой электроники и изобретение первых полупроводниковых светодиодов в видимой области спектра. А Геннадий Месяц и Ян Дуглас Смит - "за фундаментальные исследования и разработку мощной импульсной энергетики".

Всего с 2003-го по 2018 год лауреатами "энергетического Нобеля" из России, как теперь все чаще называют эту премию, стали 37 ученых из двенадцати стран: Австралии, Великобритании, Германии, Исландии, Канады, России, США, Украины, Франции, Швеции, Швейцарии и Японии.

Сейчас организатором премии выступает Ассоциация по развитию международных исследований и проектов в области энергетики "Глобальная энергия". В их специальном обращении говорится: "Именно Жорес Алферов стоял у истоков учреждения премии "Глобальная энергия", внес существенный вклад в ее становление и развитие. А в 2005 году ему было присуждено звание лауреата премии за фундаментальные исследования и значительный практический вклад в создание полупроводниковых преобразователей энергии, применяемых в солнечной и электроэнергетике".

P.S. Прощание с академиком Алферовым состоится во вторник, 5 марта, с 11 до 13 часов в Санкт-Петербургском научном центре РАН (Университетская наб., дом 5). А похоронен он будет на кладбище в поселке Комарово - рядом с родителями и совсем недалеко от могилы Анны Ахматовой.

Кстати

"Что твоя Ленинская премия - у нас внук родился!"

Родители будущего нобелевского лауреата - Анна Владимировна и Иван Карпович - были людьми с революционной закалкой и двум родившимся у них сыновьям дали звучные имена. Старшего назвали Марксом, а младшего - Жоресом, в честь Жана Жореса. Хотя по свидетельству академика Захарчени, отец всю жизнь называл сына Жорес, делая ударение на "о", а мама - Жоренькой.

Старший сын - лейтенант Маркс Алферов - погиб зимой 1944 года, во время Корсунь-Шевченковской операции. Его фронтовые письма бережно хранят в семье. А братскую могилу в украинской деревне Хильки, недалеко от Корсуни, Жорес разыскал еще в 56-м, крепко подружившись в той поездке с Борисом Захарченей.

У самого Жореса Алферова - две дочери и сын, две внучки и внук. Рождение сына совпало с другим важным фактом его биографии. "Я позвонил родителям, - вспоминал он апрель 72-го - и, радостно сообщив отцу, что его сын - лауреат Ленинской премии, услышал в ответ: "Что твоя Ленинская премия - у нас внук родился!" 1972 год был счастливым: осенью я избран в Академию наук, однако самой большой радостью было, конечно, рождение Вани Алферова".

Прямая речь

Александр Румянцев, академик РАН, в 2001-2005 годах - глава Росатома, а в 2006-2017 - посол России в Финляндии:

- Мы тесно сотрудничали с академиком Алферовым более тридцати лет. Сначала на уровне институтов - Физтеха имени Иоффе и Курчатовского, где я долгое время работал, а Жорес Иванович часто к нам приезжал. Потом - на уровне атомного ведомства. В этот период удалось заметно оснастить образованный по инициативе Алферова Нанотехнологический университет современным лабораторным оборудованием, которое закупалось в рамках совместных работ между атомным ведомством и коллективом, которым руководил академик Алферов.

Потом, когда я стал послом в Финляндии, мы встречались реже, но контакты не прерывались. К тому времени Жорес Иванович организовал у себя в университете Лекторий XXI века, куда стал приглашать лидеров из различных областей нашей жизни - не только науки, но и культуры, образования, медицины. Однажды звонит мне: "Приближается 200-летие Великого княжества Финляндского. Это наши соседи. Можешь подготовить и прочитать лекцию по истории княжества и отношений с Россией?".

Как было не согласиться? К этому времени в нашем посольстве в Хельсинки была переведена на русский язык монография известного финского историка на 800 страниц. Я подарил ее университету. А лекция, которую долго и тщательно готовил, прошла "на ура".

Жорес Иванович был человеком широко образованным, по-настоящему интеллигентным и никогда не останавливался на полпути. Дал согласие баллотироваться в Госдуму от фракции КПРФ - этому выбору остался верен до последнего дня. А его многолетняя работа в стенах российского парламента была профессиональной и для укрепления позиций российской науки в высшей степени полезной.

Контакты с ним просветляли любого человека и вселяли энтузиазм. А как тщательно, с какой ответственностью и каким энтузиазмом он занимался воспитанием молодых ученых! В июне прошлого года я присутствовал на торжественном заседании в Нанотехнологическом университете. Там вручались дипломы его выпускникам. Создание такой кузницы кадров - абсолютная заслуга академика Жореса Алферова. Уверен, что академический Нанотехнологический университет и созданный ранее академический лицей должны и будут носить его имя.

Владимир Фортов, академик-секретарь Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления, в 2013-2017 годах - президент РАН:

- Сказать, что мы потеряли большого ученого, это ничего не сказать. Это был гениальный человек, который был абсолютно предан науке. Благодаря своему гению и обостренной научной интуиции он добился открытия, которое навсегда войдет в историю и нашей науки, и даже цивилизации. Ведь созданные им полупроводники на гетероструктурах - это то, на чем сегодня основана фактически вся микроэлектроника.

Жорес Алферов был человеком очень неравнодушным, переживал то, что творится в науке и вокруг науки, у него была четкая гражданская позиция, которую он не менял, и был принципиален в ее отстаивании, хотя это было очень нелегко. Мы будем очень долго ощущать отсутствие этого человека, нам будет его не хватать - по крайней мере, многим из нас - всю оставшуюся жизнь.

Записали Александр Емельяненков, Юрий Медведев

Общество Наука Общество Утраты
Добавьте RG.RU 
в избранные источники