Новости

06.03.2019 00:00
Рубрика: Культура

Красоту на хлеб не намажешь

Четыре книги накануне весны: дождь в голове, бедняжки с того света, собачьи мысли и поучительный урок стихоплетения
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

При бессоннице: почему смазливым хуже, чем счастливым

Что читать: Роман Эки Курниавана "Красота - это горе". (Перевод Марины Извековой. Изд. Фантом Пресс.)

Красота - это горе.

Цитата: "Волосы у нее отросли до земли, как у сказочной девы; тряхнула головой - заструились на ветру, поблескивая, будто черные водоросли в толще речной воды. Кожа ее, хоть и изрезанная морщинами, сияла белизной, а ожившие глаза наблюдали с любопытством, как понемногу выходят из укрытий зеваки, - половина тут же опять разбежалась, остальные попадали в обморок. Деви Аю посетовала про себя: вот злые люди, похоронили ее заживо!"

Чем это интересно: Роман, который начинается с того, что воскресным мартовским днем Деви Аю поднимается из могилы, где пролежала двадцать один год, возвращается домой и как ни в чем не бывало садится за стол, можно читать уже только из-за такого интригующего и многообещающего начала.

Пожалуй, этот эпический и безумно колоритный роман индонезийца Эки Курниавана сочетает в себе все оттенки литературы: перед вами ассорти истории, мифов, сатиры, семейной саги, романтических приключений и магического реализма.

Курниаван - самый известный писатель современной Индонезии и первый индонезиец, номинированный на Букеровскую премию. "Красота - это горе" переведен на тридцать пять языков мира, а критики хором сравнивают его с романом "Сто лет одиночества". В России Эка Курниаван выходит впервые.

...А за 21 год до того, как красотка Деви Аю отошла в мир иной, она, проститутка, за 12 дней до своей смерти родила четвертую дочь (уродливее нее не найти было никого), дала ей имя Красота, после чего и скончалась. Об этом читатель узнает в самом начале, так что никаких спойлеров, а вот дальше... Дальше начнется рассказ о жизни Деви Аю и ее четырех дочерей, где ужасы и нежность сплетутся воедино, где мифические герои появятся в реальной жизни, а история Индонезии XX века не останется в стороне.

Что в итоге: "Ну, привет тебе, Николай Васильевич Гоголь!" - так и хочется воскликнуть, открыв эту книгу. И не ошибетесь. Только добавьте к нему в компанию еще Габриэля Гарсиа Маркеса и Михаила Булгакова. И усаживайтесь поудобнее - взахлеб эту вещь не прочтешь, а вот удовольствие от вдумчивого и продолжительного чтения увлеченный читатель, предпочитающий множество героев и путешествие во времени, точно получит.

При дожде: какие правила полезны женам

Что читать: Сборник Шела Силверстайна "Где кончается тротуар" (Перевод Марианны Кауфман. Изд. Clever).

Где кончается тротуар.

Цитата: "Если хочешь женою мне быть, / То послушай, что делать придётся: / Ты должна научиться варить / Лучший суп из цыплёнка и клёцек. / Ты должна будешь дырки в носках зашивать, / Бесконечно чесать мою спинку, / Если грустно, должна ты меня утешать / И, конечно же, чистить ботинки. / Если лягу поспать, будешь мух отгонять, / Ну а если вдруг снег или дождь, / Ты дорожки должна для меня расчищать... / Эй, постой-ка, куда ты идёшь?"

Чем это интересно: С этой книгой не важно, 6 тебе или 106 лет, она как спасательный круг - на все возраста.

Стало грустно - прочитай пару строчек, хочется чего-то философского - тоже загляни. Книги Шела Силверстайна, который творил в самый разгар двадцатого века, годы его жизни 1930-1999, вообще-то давно покорили читателей, они популярны и любимы во всем мире. А вот в России широкая аудитория едва ли знает о них: "Пропавший кусочек", "Свет на чердаке", "Щедрое дерево" (дважды переводилась на русский язык).

Силверстайн прославился как композитор и музыкант, поэт, драматург и сценарист. За одну из своих работ в кино он номинировался на "Оскар", а в 1984 году и вовсе получил премию "Грэмми" в номинации "Лучший детский альбом" за работу, записанную как раз по книге "Где кончается тротуар".

За детские книги он удостоен многочисленных наград, в том числе - престижнейшего приза "Выбор детей" Международной Читательской ассоциации.

Что в итоге: Опытным книгочеям стихи Шела напомнят и "Дом, который построил Джек" в переводе Самуила Маршака, и "Робин Бобин Барабека" Корнея Чуковского, то есть некоторые стихи его чем-то похожи на песенки-потешки Матушки Гусыни, популярные некогда в Англии, Америке, Канаде, Шотландии, Ирландии и Австралии.

Похожи-то они похожи, но найдется в этой книге и совсем другая - не шутливая - тональность.

Строки его бегут, как капли по стеклу. Строки простые, ироничные - а временами очень даже философские.

...до рассвета я слушал

всю ночь напролёт,

Как в моей голове этот дождь

всё идёт и идёт.

Я теперь не спешу,

Я стараюсь помягче ступать,

В мыслях дождь свой ношу

И боюсь этот дождь расплескать.

Я шучу невпопад, я как будто

слегка не в себе -

Это дождь виноват, что идёт

у меня в голове.

Какой читатель нужен автору - "мечтателю, желателю, слегка привирателю"? Такой, который хочет верить в чудо. Одновременно и язвительный, и нежный.

Перечитайте выше две цитаты из Силверстайна: разве не так?

Чуткий перевод Марианны Кауфман дает нам возможность почувствовать и иронию, и тоску, и сатиру, и нежность, да и просто ритм строк Шела.

При собаколюбии: что у кусачих друзей на уме

Что читать: Книгу Грегори Бернса "Что значит быть собакой. И другие открытия в области нейробиологии животных" (Изд. "Альпина Нон-фикшн").

Что значит быть собакой.

Цитата: "Если собаку можно выдрессировать прыгать из вертолета, наверняка ее можно приучить и к процедуре МРТ. Зачем? Ну как зачем? Чтобы выяснить, наконец, что у собак на уме!"

Чем это интересно: Грегори Бернс со своими коллегами действительно приучил собак к томографу. Исследования помогают наблюдать: что у животных в мозгу. Что они чувствуют. И о чем они думают. Залезть им в голову, чтобы лучше понимать друг друга, - мечта любого собаковладельца. Вот эта книга - как раз им в руки.

Собаки - только начало. Несколько глав посвящены их морским собратьям - морским львам и котикам. Еще глава - о дельфинах. Грегори Бернс уверен: недалек тот день, когда мы сможем общаться с дельфинами. Кто бы сомневался.

Грегори Бернс уверен: недалек тот день, когда мы сможем наконец нормально, по-человечески общаться с дельфинами. Кто бы сомневался

Что в итоге: Описанные Бернсом революционные научные открытия доказывают, что животные испытывают, по сути, те же чувства, что и мы. Верить автору можно: он всё-таки доктор наук, преподает психологию в американском исследовательском Университете Эмори.

Кстати

7 цитат для девочек с воображением от Алексея Сальникова

(из только что вышедшего романа "Опосредованно". Изд. АСТ/Редакция Елены Шубиной).

Опосредованно.

1. Чему только в школе учат: "Елена была хорошисткой, из тех, кто учится ближе к тройкам, нежели к пятеркам, безоговорочно благополучно у нее складывалось только с алгеброй и геометрией. Поэтому урок о поэзии она пропустила мимо ушей. Уяснила только, что это пагубное пристрастие, но им увлекался и родоначальник русского авантюрного романа - Александр Сергеевич Пушкин, и лауреат Нобелевской премии Бунин, а принес всю эту заразу в Россию не кто иной, как великий русский ученый Ломоносов".

2. Что делать, если вместо сознательности осталась одна психика: "Вот... есть стишки, которые не искусство вовсе, а просто умение копнуть в себе поглубже, так я понимаю, попытка понять и выразить словом то, как ощущает себя не разум, но психика, как она входящие сигналы принимает, как она себе представляет то, что вокруг нас творится".

3. Ой, ну у девочек всегда так: "Другая идея захватила ее. Она почему-то решила сама сконструировать стишок, а потом показать его Олегу, чтобы он удивился ей, похвалил ее. Почему он должен ее похвалить, она бы и сама не взялась объяснять, но Лена хотела его удивления и одобрения. Однако, с чего начать, Лена не знала".

4. Во всем им хочется дойти, если не до какой-то сути, то до самого финала: "Крутя стишок в голове так и эдак, записывая его на листочке и неторопливо убирая под учебник или тетрадь, если кто-то из родных, стукнув разок, врывался в комнату, она пыталась подступиться к своему собственному, которого не было еще и строчки, потому что Лена не понимала, как она должна начать, как должна угадать, та ли строка первая, как эта строка должна привести к финалу, чтобы в голове что-то ожило".

5. Что делать девушке, когда слов нет, одни эмоции и надо как-то выразить свои восторги: "Если бы Лену спросили, чем же литра отличается от привычного ежедневного говорения, вряд ли она смогла бы сказать что-то определенное, а скорее показала бы что-то беспомощной, но при этом восторженной жестикуляцией".

6. Все признаки стихотворческой болезни налицо: "Стишок пришел сам, незаконченный, но уже хищный в своей незавершенности, Лена почувствовала, как он роется в ее памяти, пытаясь дополнить две свои строки еще двумя зарифмованными. Он одновременно был и тем, что Лена придумала сама, и тем, что Леной как будто и не было вовсе".

7. И вообще, от стихов одни несчастья: "В порыве одной утренней решимости начать жизнь с чистого листа, она пожгла и потопила все свои стишки в унитазе. Словно в ответ на такое предательство новые стишки обрубило; это было, конечно, хорошо, должно было Лене помочь, но она то и дело прикидывала строку к строке - это получалось у нее уже рефлекторно".

О лучших книжных новинках читайте на сайте rg.ru

Культура Литература