Новости

06.03.2019 11:12
Рубрика: Власть
Проект: В регионах

Спецназ нельзя поставить на колени

Участник Крымской весны рассказал, как спасли полуостров от кровопролития
Сейчас полковник полиции Сергей Колбин служит начальником управления Росгвардии города Севастополя. В состав управления входит спецподразделение ОМОН "Беркут". Это название разрешил оставить министр МВД России Владимир Колокольцев, принимая бойцов на службу в марте 2014 года. Оно стало символом для спецназовцев, которые три с половиной месяца сдерживали толпу на киевском майдане, лицом к лицу столкнулись с озверевшими неофашистами. А вернувшись домой, в Севастополь, решили, что ни за что не пустят этих людей в Крым.
"Беркут" охранял блокпосты в степи. Фото: Из личного архива С.Колбина "Беркут" охранял блокпосты в степи. Фото: Из личного архива С.Колбина
"Беркут" охранял блокпосты в степи. Фото: Из личного архива С.Колбина

Задание выполнили

Из Севастополя в Киев отправились 50 бойцов "Беркута", они пробыли там с 11 ноября 2013 года по 21 февраля 2014. Были экипированы для проведения массовых мероприятий: щиты, шлемы, резиновые палки. Не подготовлены к зиме. Но даже с этим, уверен экс-командир севастопольского "Беркута", спецназ мог положить конец восстанию. Достаточно было заблокировать подступы к площади, лишив людей на баррикадах поставок еды и припасов. Но такого приказа они не дождались.

- Мы практически 24 часа находились на холоде, меняя друг друга, - говорит Сергей Колбин. - У нас условия были еще терпимые, а бойцы севастопольского батальона ППС размещались в подвале Кабинета министров, на бетонном полу.

И тут из Севастополя стали приходить посылки. Люди присылали теплые вещи, еду, медикаменты, батарейки, термосы, вкладывали иконки и детские рисунки.

А с другой стороны баррикад их называли врагами народа и вдобавок обвинили в расстреле митингующих. Задание они выполнили до конца и уходили с улицы Банковой, когда защищать стало уже некого - президент Янукович уехал из столицы. Не одержав победы, ничего не добившись, рисковав жизнью напрасно.

- Все тогда говорили о "небесной сотне", но никто не сказал, сколько в тех событиях пострадало сотрудников правоохранительных органов, власти Украины эти цифры так и не опубликовали, - сетует командир. - 23 человека погибли, около 900 получили травмы и ожоги, до 200 - огнестрельные ранения. Цифры не окончательные, поскольку в момент киевских событий на правоохранителей объявляли облавы, многие с ранениями не обращались в больницы либо приходили как гражданские.

"Люди-тени"

Назад ехали с тяжелым чувством - что будет дальше, неизвестно. Все были измотаны, устали, думали лишь о том, чтобы поскорее попасть домой. Они уже тогда знали, какую "горячую" встречу устроили спецподразделениям на западной Украине: ставили на колени, заставляли признаваться в том, чего они не делали, умолять о прощении. Никто не хотел слышать, что "Беркут" был без оружия и не мог расстрелять майдановцев.

А Севастополь своих бойцов встретил с оркестром и цветами.

- Я не хотел заезжать на площадь Нахимова, мы были грязные, обгоревшие, с ранами и ожогами, - вспоминает Колбин. - Но мой бывший руководитель настоял: ты не понимаешь, что происходит, ты должен заехать! Мы и не представляли, сколько людей нас ждали. Жены с детьми, родные, близкие, жители города.

На видео тех дней Колбин сорванным голосом докладывает севастопольцам на площади: задачу по охране общественного порядка в городе-герое Киеве выполнили! На их лицах - маски, на глазах - слезы. Горожане кричат "молодцы" и дарят цветы.

Сергей Колбин: Бойцы "Беркута" зря надеялись на украинское правосудие. Фото: Юлия Крымова/РГ

Тогда для них и началась Крымская весна, признаются спецназовцы. Они поняли, что жителям Севастополя и Крыма нужна их защита.

23 февраля в Севастополе состоялся исторический митинг, где жители города поддержали народного мэра Алексея Чалого. Еще через день горсовет проголосовал за создание временного органа исполнительной власти - координационного совета. Депутаты в зале и тысячи людей на улице пели гимн "Легендарный Севастополь".

А в кардиологическом отделении первой горбольнцы тем временем развернулся подпольный штаб: там находился Колбин, чтобы обезопасить себя от преследования сотрудников СБУ. Обсуждали действия, решили выставлять блокпосты. Сначала вокруг Севастополя, а потом и на въезде в Крым, чтобы не дать прорваться радикально настроенным группировкам. 25 февраля в Киеве объявили о роспуске спецподразделения "Беркут".

- Мы поняли, что мы уже не украинская милиция, а милиция Крыма и Севастополя, - говорит Колбин. - Первый приказ, который подписал Алексей Чалый, был о создании севастопольского муниципального спецподразделения "Беркут". Это давало нам основания защищать полуостров.

Продержались

В ночь с 26 на 27 февраля небольшой отряд из 60-70 человек действующих сотрудников и ветеранов севастопольского "Беркута" выдвинулся через Симферополь на север, чтобы закрыть три трассы, ведущие на полуостров.

- Лишь на четвертые сутки работы на блокпостах смогли поставить палатку для подразделения, такой объем работы был по пропускному режиму, - вспоминает командир.

Казаки кубанского войска помогли взять под наблюдение степь по всему перешейку. Оказалось, что в Крым ведет множество грунтовых дорог, по которым любой транспорт мог проехать, и гражданский, и боевой. 2 марта на поддержку пришли военные из Севастополя, через две недели - сотрудники "Беркута" из Симферополя.

- Досмотры проводили жестко. Находили оружие, бронежилеты, каски, спецсредства, самодельные орудия убийства. Их даже почтовой службой пытались провозить. Главная задача была - не пропустить всю эту заразу в Крым, не дать спрятаться в горах. Вспоминается момент, когда подразделение севастопольской бригады морской пехоты получило приказ сняться с блокпостов и уйти вглубь Крымского полуострова. Об этом можно фильм снимать. "Беркут" был легко вооружен - пистолеты Макарова, Стечкина, "Форт" и автоматы. Мы понимали, что без тяжелого вооружения, гранатометов, пулеметов вряд ли сможем удержать оборону. Была безвыходная ситуация. И тогда офицер построил своих бойцов на блокпосту и дал команду: вооружение, которое выберет командир "Беркута", оставить. Ни один морпех слова не сказал. Какова была наша радость, когда через несколько часов они получили команду вернуться назад!

"Пойду хоть в дворники"

Сами беркутовцы были готовы стоять до последнего, хоть партизанский отряд организовать. Тревожились больше всего за семьи, была договоренность - в случае опасности эвакуировать их через российские воинские части. Но семьи никуда не уехали.

- Помню, какими глазами смотрела на меня моя супруга, когда весь коридор в квартире был завален оружием, амуницией, тревожными вещмешками, спецсредствами, - вспоминает Сергей Колбин. - Когда я все это принес домой со службы, она не стала никаких вопросов задавать. Сразу поняла, что я задумал и что готовилось. Я очень благодарен сотрудникам угрозыска севастопольского УВД и вневедомственной охраны, которые, поняв, в какой переплет в Киеве попало наше подразделение, установили "тревожную кнопку" и круглосуточно несли охрану моей квартиры, где находились дочь и супруга. Жена мне сказала: если будешь уходить на территорию РФ, мы поедем с тобой. Я ответил, что она ничего противозаконного не совершила, у нее тут работа, статус. Но она настояла: семья важнее, если надо будет, дворником пойду работать там, где ты будешь. Тут у меня слезы навернулись, это абсолютная любовь и преданность... Я знаю, что во многих семьях произошло то же самое.

На блокпостах севастопольский "Беркут" отработал до крымского референдума, а через несколько дней вернулся домой - на перешеек пришла пограничная служба. Чтобы бойцы смогли проголосовать, к ним из Севастополя специально приезжали представители избиркома с урнами.

Своих не бросили

После референдума предстояла еще одна спецоперация - вывезти из Киева севастопольского бойца, который на майдане получил пулевое ранение под сердце. Он был в тяжелом состоянии и остался в больнице, также, как и несколько крымчан. Сослуживцы буквально выкрали их из палат из-под носа СБУ и переправили на полуостров. Всего же на майдане восемь бойцов севастопольского "Беркута" получили огнестрельные ранения и ожоги.

Колбин сожалеет, что по прошествии пяти лет правительство Украины так и не нашло в себе силы назвать виновных в убийстве людей на майдане. Пятеро сотрудников киевского "Беркута", которые не послушались совета, до сих пор под стражей. Они были уверены, что ничего противозаконного не сделали, надеялись на украинское правосудие. В севастопольском подразделении ОМОН "Беркут" остались служить бойцы из Тернополя, Волыни, Запорожья, Херсона, Николаева, Сум, Киева. Их семьи прошли через серьезные испытания. Бойцы задавались вопросами: кому они давали присягу, где теперь служить?

- Возникали конфликты с женами, родителями, в телефоне не раз звучало: "Ты мне больше не сын!", "Не приезжай", - говорит Сергей Колбин. - Но время лечит. За эти пять лет никто не написал рапорт об увольнении и убытии на Украину. Помогли решить вопрос с гражданством, ко многим переехали родители, потому что здесь безопасно, здесь не убивают и не унижают.

- Я думаю, мы все сделали правильно, потому что в Крымскую весну не было таких потерь, как на майдане, - добавляет он. - Мы увидели, что значит помощь неравнодушных людей. Никто, как на западной Украине, не выбивал у нас признаний, угрожая сжечь наши семьи в наших домах. Благодаря поддержке севастопольцев, мы показали всему миру, что спецназ не надо ставить на колени.

Власть Безопасность Правоохранительная система Общество История Филиалы РГ Крым ЮФО Севастополь
Добавьте RG.RU 
в избранные источники