Новости

06.03.2019 20:36
Рубрика: Культура

Время женщин

Весенний выбор портала ГодЛитературы.РФ

Алексей Сальников. "Опосредованно"

М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2019

Одна из самых ожидаемых книг этого года - одна из самых необычных. И посвящена она женщине с необычными способностями. Скромная учительница математики Лена живет двойной жизнью: она серьезно подсела на "литру". Так в мире романа называются стихи, которые вроде бы не отличаются от "обычных", но действуют на потребителя (не говоря о самом производителе, как Лена) гипнотически. Лена пытается избавиться от этой зависимости: вышла замуж за нормального человека, далекого не то что от "литры", но вообще от литературы, быстро родила, причем двойню - казалось, полностью ушла в семейно-бытовые проблемы, тем более что ее семья быстро приобрела вид сложного многоугольника. Но, как известно, старые зависимости цепки, как и старые любови.

Нужно немало внимания, чтобы за семейно-бытовыми проблемами заметить тонкости: действие романа разворачивается хоть и в наши дни, но в альтернативной вселенной. Здесь, например, Александр Блок писал романы, дефолта 98-го года не было. Что в романе по-настоящему хорошо - так это описание интимного, внутреннего процесса зарождения стихов внутри поэта. Видно, что Алексей Сальников не понаслышке знает, о чем пишет.

После выхода вызвавшего яростную полемику романа "Петровы в гриппе и вокруг него" от поэта Алексея Сальникова ждали многого. Что ж, дождались: роман с нарочито неуклюжим, царапающим названием обескураживает. А автору что? Автору того и надо.

Робин Слоун. "Закваска"

Пер. с англ. М. Малинской, М.: Livebook, 2019

"Я вот что думаю: все мое поколение - дети Хогвартса, и больше всего на свете мы хотим, чтобы нас распределили". Так, с горькой иронией говорит о себе в начале книги ее главная героиня, молодая программистка с редким именем Лоис и с нередкой в XXI веке судьбой: хорошая семья - блестящая учеба - высокооплачиваемая работа в высоких технологиях (в данном случае - в робототехнике)... и полное отсутствие внятных жизненных перспектив.

Все меняется, когда Лоис случайно "подсаживается" на необыкновенно вкусный хлеб, который пекут два брата из соседней лавочки, люди непонятного происхождения, называющие себя таинственным словом "мазги" и говорящие друг с другом на неизвестном языке.

Вынужденные покинуть Сан-Франциско, братья-мазги оставляют Лоис свою семейную закваску, позволяющую печь этот самый хлеб... и жизнь одинокой программистки, чья кухонька в съемной квартире всегда зеркально чиста, полностью меняется. Как странно, думает она, ее фирма бьется над тем, чтобы роботические "руки" взяли на себя всю рутинную повторяющуюся работу, а оказывается, что самая рутинная и однообразная работа - печь хлеб - может быть самой интересной в жизни!

Впрочем, про роботов высокоинтеллектуальная героиня тоже не забывает (и здесь повествование чуть-чуть переходит в область фантастики), как и про свою личную жизнь, постепенно распускающуюся (во всех смыслах) под воздействием все той же поразительной закваски.

Всем нам нужна такая закваска, словно говорит нам автор этого небольшого романа-притчи, уже известный читателям по затейливому роману "Круглосуточный книжный мистера Пенумбры". Надо только найти свою.

Марта Бреен, Йенни Юрдал. "Свобода, равенство, сестринство"

Пер. с норвежского Е. Воробьевой, М.: Самокат, 2019

Книжка детского издательства, упакованная в пленку и украшенная маркировкой "18+", может вызвать недоумение: что ж там такого "эдакого". Особенно если учесть, что это книга в модном ныне жанре графического нон-фикшн.

Читатель обнаружит здесь последовательный и толковый визуальный рассказ о "трех источниках и трех составных частях" современного феминизма. То есть о том, как полтора века женщины добивались своего права на образование и работу, избирательного права и права распоряжаться собственным телом. Разумеется, в нем фигурируют Сафо, чернокожие американские аболиционистки и британские суфражистки, Клара Цеткин и недавно кооптированная (словечко из лексикона Цеткин) в этот пантеон Малала Юсуфзай.

И еще одно наблюдение: под карандашом 30-летней Юрдал все героини феминизма, когда-либо писавшие воззвания, памфлеты и т. д., оказываются левшами. Едва ли она таким образом хотела подчеркнуть их особость: скорее, воздать заодно должное еще одному меньшинству.

Культура Литература
Добавьте RG.RU 
в избранные источники